Главная » Статьи Часть 1

Статьи Часть 1

КОМПЛЕКС

«ЗЕМЛЯ ОЛОНХО» – ГОРОДСКОЙ КЛАСТЕР

КРЕАТИВНОЙ ИНДУСТРИИ В УСЛОВИЯХ ВЕЧНОЙ МЕРЗЛОТЫ

СЕВЕРО-ВОСТОКА РОССИИ

Л.В. Федорова,

исполнительный директор ЯРОО «Ассоциация Олонхо»

Указ Президента РС (Я) № 1904   от 26 апреля 2010 г. о строительстве комплекса «Земля Олонхо» является логическим продолжением политики руководства республики по изучению, сохранению и распространению олонхо.

После внесения ЮНЕСКО в ноябре 2005 г. якутского героического эпоса олонхо в список шедевров нематериальной устной культуры человечества, Президент РС (Я)  издал Указ об объявлении десятилетия олонхо, а Государственное Собрание (Ил Тумэн) приняло государственную целевую программу по изучению, сохранению и распространению олонхо на 2007—2015 гг.

Государственная политика республики в этой области руководствуется не только тем, что устное эпическое, сказительское искусство олонхо в архаичной форме способствовало сохранению традиционной культуры, самосознания, самоидентификации народа, но и считает, что философия эпоса олонхо должна стать базой духовного возрождения.

Национальный проект «Земля Олонхо» — это обособленный  локализованный комплекс, создающий новую среду, своего рода «лабораторию будущего», которая призвана задать новые стандарты для творческого поиска.   Кроме культурно-духовной составляющей, она должна сделать прорыв в архитектурно-инженерном, научно-инновационном, туристско-рекреационном и образовательном направлениях.

Как известно, 31 декабря 2009 г. Д. А. Медведев издал распоряжение № 889-рп «О рабочей группе по разработке проекта создания территориально обособленного комплекса для развития исследований и разработок и коммерциализации их результатов». Комплекс создается на территории городского поселения Новоивановское, вблизи деревни Сколково, в восточной части Одинцовского района Московской области. Стоимость проекта оценивается в 4—6 млрд.  долларов. В 2010 году на проект на поддержку проекта и проектирование планируется затратить 4 млрд. рублей.

Исходя из опыта создаваемого комплекса Сколково, предлагается создать под комплекс «Земля Олонхо» особую экономическую зону туристско-рекреационного типа на территории города  Якутска.

Концептуальное отличие проекта  «Земля Олонхо» от комплекса «Сколково», скорей всего, состоит в том, что в якутском проекте планируется конкретная адресно-целевая разработка и применение на месте инновационных технологий для строительства городского кластера креативной индустрии в условиях Крайнего Севера, вечной мерзлоты с визуальным и идейным выражением традиционной культуры, истории, цивилизационных ценностей как проживающего народа, так и самой территории.

При этом, необходимо подключить накопленные опыт и разработки ЯНЦ СО РАН, СВФУ им. М.К. Аммосова, АН РС (Я), отечественный и мировой опыт создания креативной индустрии, креативной экономики.

При разработке инновационного проекта «Земля Олонхо» желательно изучение опыта создания Силиконовой долины (Кремниевой долины) в штате Калифорния (США), отличающийся большой плотностью высокотехнологичных компаний,  инновационной зоны «Шоссе 128»  на северо-востоке США вокруг Гарварда и MIT, предшественницы Силиконой долины,     технологического парка  София Антиполис северо-западнее Антиба и юго-западнее Ниццы во Франции,    центра инновационной зоны  — университета Технион в городе Хайфа в Израиле,     малазийского «города будущего»  Киберджайя  в пригороде Куала-Лумпура и др.

Сегодня во всем мире все больше говорят о «креативной экономике», в которой главной движущей силой является творчество и широкое вовлечение граждан в процесс творческой самореализации. Развитие креативной экономики становится новым вызовом для России, стремящейся к инновациям. В нашей стране, где роль государства в качестве регулятора всех общественных и экономических отношений традиционно доминирует, вопросы взаимодействия культуры, бизнеса и общественности с властью стоят особенно остро.

Задача власти – создавать условия для развития творчества и инноваций, регламентировать деятельность и осуществлять контроль. Но творчество и креативность невозможно регламентировать и контролировать. Государство может создать инфраструктуру, но не может создавать новые идеи. Гибкость и изменчивость творческой среды делает ее более мобильной, чем властные структуры, для креативной экономики очень часто наличие творческой среды важнее, чем наличие правил. Это заставляет говорить о необходимости поиска новых управленческих подходов для развития креативной экономики.

Для успешного становления городского кластера с креативной экономикой  «Земля Олонхо» или «Olonkholand» в г. Якутске на начальном этапе нужно создать под этот  проект территорию с налоговыми преференциями и упрощенным законодательством. Сегодня более всего этому подходят  механизмы федерального закона о создании особых экономических зон, которые в свою очередь требуют наличие определенного размера территории.

Учитывая культурно-духовную составляющую проекта и социально-экономическое состояние г. Якутска, больше всего подходит статус особой экономической зоны  туристско-рекреационного типа, который разрешает наличие объектов федерального, республиканского, местного и частного ведения. И под эту территорию подходят окружающие поле радиоцентра территории СВФУ им. М.К. Аммосова, ЯГСХА, «складов», квартал Залог за озером Талое с исторической охранной зоной  старого города,  охватом улицы Чернышеского и т. д.

Все предприятия этой территории, производящие услуги и товары народного потребления без переработки полезных ископаемых, могут стать резидентами и получить налоговые преференции на 20 лет.

Это принципиальный вопрос, от которого зависит вся концепция и стратегия проекта.  Потому необходимо определиться в ближайшее время с границами  этой территории.

Концептуальные задачи  проекта  «Земля Олонхо»:

— продолжение политики руководства Республики Саха (Якутия) по изучению, сохранению и распространению якутского героического эпоса Олонхо;

-   создание  особой  экономической зоны туристско-рекреационного типа на территории города Якутска под комплекс «Земля Олонхо»;

— строительство инновационного городского кластера креативной индустрии, где производится адресно-целевая разработка, испытание и применение на месте передовых технологий для строительства и обустройства инфраструктуры Крайнего Севера;

— визуальное выражение  архитектурным концептом комплекса «Земля Олонхо» философии Олонхо, традиционной культуры народа, истории и цивилизационных ценностей территории Республики Саха (Якутия);

— изучение и применение мирового и отечественного опыта создания и функционирования инновационных  территорий;

-  использование опыта и разработок ЯНЦ СО РАН, СВФУ им. М.К. Аммосова, АН РС (Я), ИПКиПК АПК ФГОУ ВПО «ЯГСХА»;

—  использование отечественного и мирового опыта создания креативной индустрии, креативной экономики;

—    широкое вовлечение граждан в процесс творческой самореализации;

— применение и привязка разработанного проекта инновационного городского кластера в создании инфраструктуры северных территорий Российской Федерации;

— сотрудничество со странами АТР в области разработки и применения инновационных технологий;

— создание дальневосточной финансовой и фондовой площадки России в сотрудничестве с соответствующими институтами стран АТР;

Создание комплекса «Земля Олонхо» -  это создание  ультрасовременного научно-технологического городского кластера-комплекса по разработке, внедрению, апробации и коммерциализации новых технологий для строительства и обустройства городов-поселений, создающих и обслуживающих инфраструктуру северо-восточных регионов России.

Тиражирование в условиях вечной мерзлоты проекта и модели инновационных  городов-кластеров с модернизированной креативной экономикой нацеленной на сохранение и реализацию цивилизационных ценностей и спроектированных под определенное  количество населения,  есть  также превентивная мера  для сохранения и защиты геокультурной и национальной безопасности Российского государства.

ОЛОНХО КАК СИСТЕМА ЦЕННОСТЕЙ НАРОДА САХА

У.А. Винокурова,

проректор по НИР АГИИК

Есть глубокая мысль: «Киhи сири иччи-лиир, киэргэтэр». Эта мысль может стать осно­вой концепции реализации проекта «Земля Олонхо».

Научное обоснование механизмов реали­зации национального инновационного проек­та РС(Я) «Земля Олонхо», может быть начато с формулирования содержательных задач этого проекта, а затем перейти к формам его реали­зации. Содержательные задачи проекта в свою очередь основываются на выяснении противо­речий, создающих специфический образ про­екта «Земля Олонхо». Именно способ реше­ния противоречий может представлять путь к определению архитектурно-ландшафтных, художественных, эстетических оснований ком­плекса «Земля Олонхо».

Мы живём в историческое время рожде­ния пассионарных личностей, на удобренной почве культурного суверенитета. Появился редкий шанс реализовать весь потенциал возможностей. Баланс и мера между тради­ционным и инновационным во всех видах на­родного искусства – это главный оселок для определения содержания проекта «Земля Олонхо». Следует отметить, что все усилия по разработке нового бренда Республики Саха (Якутия) не увенчались пока успехом – ничего более удачного, чем «Земля Олонхо» не сфор­мулировано.

Мы оказались на таком этапе художе­ственного самоопределения народа саха, когда ценность саха выражена в творчестве признанных деятелей духовной культуры саха. Художественная канонизация духовных символов связана с именем конкретного дея­теля, творца, создателя. Поэтому мы имеем возможность интегрировать образцы их твор­чества и воплощать их в реализации проекта «Земля Олонхо», предварительно определив позиции относительно имеющихся противо­речий в концептуальной плоскости проекта.

Первое противоречие исходит из идеи географического детерминизма культуры на­рода в реальном и ментальном пространстве. В реальности, народ саха создал комплекс хозяйственно-культурного уклада на несколь­ких ландшафтах: степи, аласа, тундры и гор. Из этих стратегий наиболее эффективной оказа­лась стратегия аласа. Ф.С.Тумусов разрабаты­вал целую теорию о цивилизации аласа, име­ется также целостное исследование о культуре северных саха, создавших скотоводческую культуру в условиях тундры. Амгинский по происхождению, Л.Попов воспевал культу­ру тайги («Тай±а суугуна»). Моисей Ефимов, Виктор Стручков, певец Лэгэнтэй открыли нам духовность саха гор – культуру горных саха. Известно, например, что культ гор у алтайцев – древнее шаманство. В последние годы мы наблюдаем активное повышение интереса к сакрализации горных ландшафтов на терри­тории Якутии («Киһилээх», «Харама» и т.д.). Горы, как медиаторы между земной и небес­ной сферами, приобретают ментальный образ творящего духа.

Все пять стратегий созданы в зоне много­летней мерзлоты, экстремальных климатиче­ских условий холода, поэтому могут быть на­званы культурой вечной мерзлоты. Все пять субкультур народа саха содержат олонхо, как многогранное проявление общего культурно­го наследия. Таким образом, географический детерминизм картины мира саха имеет 5 раз­личных проявлений, что, безусловно, должно быть учтено при архитектурно-ландшафтном решении проекта «Земля Олонхо».

С другой стороны, в ментальном простран­стве картины мироздания саха, выраженном в олонхо, создан совершенно иной образ роди­ны саха, чем реальный ландшафт и климат. В ландшафтном коде ментальной родины – веч­нозелёное лето, иной ландшафт. Художествен­ное разрешение этого противоречия должно представлять, на наш взгляд, своеобразность всего проекта. Для этого необходимо опреде­лить символические образы этих, пяти видов стратегий, выражаемых в системе ценностей народа саха. Каждая стратегия имеет свой энергетический рельеф – локусы, места кон­центрации духовной энергии. Эта рельеф­ность стратегий, выражается в соответствую­щей символике орнаментов. Нужно создать своеобразную семиосферу, найти этносемио­тические смыслы сакральных ландшафтов, вы­ражаемых в пяти стратегиях развития народа саха. Духовные символы выражаются в раз­личных формах и смыслах, несут свод знаний, во многих случаях отнесённых к культурному генетическому коду этноса. Каждый этнос име­ет свою картину мира, созданную в соответ­ствии с его местом обитания, менталитетом, образом жизни, эстетическими и этическими ценностями. Духовные символы саха основы­ваются на эстетизации природы окружающей среды, ставшей источником гуманизации че­ловеческой природы. Не зря говорят: «айыл±а тыынынан ыллыыбын». То есть, духовная пло­дотворность этих стратегий проявляется в пер­сонификации элементов ландшафта, очело­вечивания, взаимотрансформации энергети­ческих сущностей человека и природы. Земля Олонхо становится языческим геоэтническим ландшафтом саха. Концепция этого ландшаф­та воплощается в соответствии с экософией жителей зоны вечной мерзлоты.

Духовные символы саха воплощены в олонхо, как целостная система культурных ценностей, основанных преимущественно на культе матери-земли, женщины, вопло­щающей жизнь на Срединном мире. Первый свод культурных ценностей представляет со­бой эстетизацию экологических ценностей. Характерным примером является творчество Анастасии Варламовой, организовавшей кон­курс «Сир биhик» и воспевшей «А±ам алаа´а». Культ родной земли, гармонизация экологи­ческого сознания и среды обитания получил яркое воплощение в признанном таланте Эдьиий Дора. Художественно-символический язык культуры аласа создан Мандар Уус, вы­явившим и систематизировавшим этносемио­тический смысл орнамента саха, как духовных символов.

Второе противоречие теоретического спо­ра исходит из происхождения этноса: первая, примордиалистская, которая считает, что эт­нос существовал всегда как биосоциальный организм, и вторая – конструктивистская, которая настаивает на том, что этнос есть ис­кусственное образование, созданное преиму­щественно творческой интеллигенцией. Я – сторонник первой теории, но при этом допу­скаю значительную долю правды и во второй теории, а именно в той части, где признается роль творческой интеллигенции в созидании духовных символов этноса. Так, например, у нас в Якутии, в настоящее время широко раз­вёртывается процесс канонизации духовных символов, эстетическое осознание этнической картины мира. Везде: пища, одежда, архитек­тура, ювелирное дело, все виды искусства, вплоть до создания Театра Олонхо, – всё пре­вратилось в виртуальные, строительные леса духовных символов. Иннокентий Тарбахов, Августина Филиппова, Фёдор Марков, Саарын, Марфа Колесова, Вильям Яковлев, Карамзин, Сергей Расторгуев и многие другие воплоща­ют духовные символы саха в различные виды искусства и культуры.

Таким образом, создавая «Землю Олон­хо», мы творим современный народ саха. «Земля Олонхо» должна представлять собой самоорганизующийся природно-культурный комплекс, имеющий потенциал для творче­ского перевоплощения его элементов. Здесь важно отметить, что создаётся саморазвиваю­щееся пространство, то есть происходит про­цесс «заполнения» пространства, а не распре­деление отдельных объектов строительства. Геокультурный ландшафт обладает не только физико-географическими – характеристика­ми, но и наполнен культурной целостностью. Создаётся географическое пространство, как культурный текст саха, обладающий опреде­лённой семантикой, знаковостью и системой ценностей. Поэтому исключительно важна его аксиологическая составляющая, когнитивный, познавательный, интеллектуальный смысл «Земли Олонхо». Она будет состоять из мыс­ленных структур пространства, образ её ланд­шафта формируется на мифологизации всего содержания. Другими словами, «Земля Олон­хо» создаёт новый импульс для возникнове­ния новых образов, сакральных, эстетических смыслов.

Третье противоречие состоит в определе­нии меры между аутентичностью культурных ценностей и инновационными изменениями их материального, визуального воплощения. Это поиск ответа на вопрос: сколько измене­ний может выдержать этнокультура саха, в чем состоит её неизменяющаяся константа, ядро культуры? Для этого следует разобрать голографическую модель визуального вопло­щения олонхо средствами архитектуры. Когда создавался «Дом Арчы» в г.Якутске, сначала мы выделяли архетипические константы тре­бований традиционного верования саха, со­блюдение которых было обязательно. Напри­мер, двери были на восток, дом имел кону­сообразную форму, обыгрывался сакральный ряд чисел 3, 7, 9, обязательно имелась воз­можность использования огня в помещении, чтобы была возможность просмотра из по­мещения открытого небесного пространства, соединённого с внутренним убранством – Аар Кудук мас, чтоб обязательно имелись сакраль­ное помещение внутри здания для обрядов, большое овальное окно, ориентированное на восход солнца и т.д. Основными формами са­кральной архитектуры саха были определены круг и восьмигранник. Такие же требования были воплощены при создании архитектурно­го комплекса «¥с Хаты²». Признанный опыт этих двух начал, как основы создания сакраль­ной архитектуры саха, может быть положен в основу проекта «Земля Олонхо».

Хотелось бы здесь отметить особую важ­ность символики дороги, ведущей к «Земле Олонхо» и соединяющей её элементы. Неда­ром, в Фэн-шуй уделяется огромное внимание именно параметрам и направленности доро­ги. У саха существует целостная экософия до­роги. Например, «проводить до сэргэ», «встре­чать у сэргэ», «проводить до поворота дороги, то есть сэргэ – символ гостеприимства и место встречи «своих» и «чужих». Вспомним, у каких сэргэ останавливаются добрые и злые духи, гости в олонхо. Недаром большинство въезд­ных знаков на границе улусов непременно со­держат 3 сэргэ. Таким образом, мифологиче­ское восприятие ландшафтных объектов, как ценностно-неоднородных, святых и нечистых мест может стать одним из критериев, для определения меры между аутентичностью и инновационностью, при строительстве объек­тов «Земли Олонхо».

Четвертое противоречие возникает в по­иске ответа на вопрос, выбора между духов­ным, сакральным потенциалом и коммерче­ской ценностью культурного наследия саха. Сакральный потенциал культурного наследия саха ещё четко не определялся и не выражал­ся в ландшафтно-архитектурном воплощении. Реализация проекта «Земля Олонхо» требует определения, также коммерческой ценности олонхо, как культурного товара.

«Земля Олонхо» сочетает в себе признаки культа священных мест, исходящего из исто­рической, культурной памяти саха о долине Туймаада и об озере Сайсары и олицетворять психобиологическую связь с родиной саха, при этом обладать всеми привлекательны­ми чертами туристско-рекреационной зоны. Наличие культовых мест и культурных ланд­шафтов свидетельствует о том, что эта терри­тория является для данного народа исконной. «Земля Олонхо» должна засвидетельствовать, что именно Якутия является исконной землей саха: культовое место – место, где проводится религиозный обряд или жертвоприношение божеству для раскаяния, благодарения, очи­щения, молитвы, изгнания злых сил, обору­дованное специальными сооружениями или изображениями. Здесь особое значение име­ет широкая панорама, содержащая информа­тивные, знаковые объекты, отражающие якут­ское системное мышление, умение абстрак­тно мыслить. Как мы видим, при описании в олонхо родины саха, характерны раздолье, ги­пертрофированность, природная красочность, обобщённость и рельефность, уходящая в глу­бокую даль абстрактных обобщений образов флоры и фауны. Это даёт возможность исполь­зовать порождающее начало мифического ландшафта как текста, несущего информацию о картине мира саха.

Сакральный потенциал олонхо заложен в социогенетическом культурном коде предков. Как говорят, «хааныгар баар», то есть требу­ется осознание капитала духовных символов этноса при воплощении его в визуальном об­разе. Искусство памяти, генетически сохранён­ных кодов духовных символов ярко продемон­стрировал художник Тимофей Степанов. Его серии «Оло²хо», «Ойуун», «Итэ±эл» создали определённые каноны духовных символов так же, как Гаврил Колесов – каноны исполнения олонхо. Сохранение памяти о прошлом явля­ется одной из форм социальной защиты от негативных процессов в современном обще­стве. «Земля Олонхо» – это часть живой души и мировоззрения коренных народов. «Культ священных мест – это живая ткань культуры во взаимодействии с природой. Если память ис­чезает – исчезает и духовная связь с родными местами». Поэтому «Земля Олонхо» станет ис­точником культурной памяти саха, мифологи­зации его духовных символов, воплощённых в Уу долгун кут и Айар кут. Уу долгун кут вопло­щается в архитектурно-ландшафтном образе озера Сайсары, во взаимодействии с образа­ми Аан Алахчын Хотун – долины Туймаады, прародителе Тыгын Дархан булгунньа±а и трёх священных гор – Ытык хайалар кэпсэтиилэрэ и Чочур-Мураан и т.д. Может быть использован также миф о шкуре быка, ставшего символом межкультурного контакта саха и русских. Очи­щающая эстетическая красота воды, снега и льда есть воплощение Уу долгун кут.

Айар кут саха находит своё мифологизиро­ванное проявление в образе Кудай Бахсы. Тво­рящий дух Кудай Бахсы олицетворяет живоро­дящую природу. Дух человека, созидающего и творящего жизнь в соответствии с мудростью природы – её экософией. Айар кут может быть сквозной идеей «Земли Олонхо», выраженной в сакрализованной и профанной формах.

Мифологизация Айар кут требует творче­ского воплощения литературных образов и преданий устного народного творчества саха.

Пятое противоречие находится на сты­ке между социальной и психической сущ­ностью творческого человека. В настоящее время наиболее распространённым психо­типом саха является аласный саха, психоло­гической характеристикой которого является Эр-Со±отох – психология одинокого человека с аласоцентризмом. Его жизненная стратегия сводится к дуальности мира и единоборства во взаимодействии. Новое время и новый проект диктует необходимость осознания новой син­кретической сущности и понимания того, что по-настоящему талантлив тот, кто обладает со­циальным интеллектом, создающим гармонич­ное сосуществование с самим собой, с окружа­ющей средой, способный к взаимодействию и партнёрству, коллективному творчеству.

Таким образом, проект «Земля Олонхо», требует интеграции всех пяти стратегий разви­тия саха и создания «Я-концепции саха», как коллективной творческой личности.

ИДЕИ К ПРОЕКТУ «ЗЕМЛЯ ОЛОНХО»

Г.С. Попова,

доцент кафедры культурологии СВФУ им. М.К. Аммосова

Проект национального инновационного комплекса «Земля Олонхо», несомненно, дол­жен строиться на космических мировоззрен­ческих ментальных концептуальных позициях этноса саха. На наш взгляд, такими позиция­ми выступают связанные с тремя субстанцио­нальными состояниями кут человека саха, три основных подхода.

Первое, подход, связанный с Ийэ кут саха, должен реализовать концептуальную идею и содержание деятельности комплекса «Земля олонхо» (далее в тексте – КЗО), направленные на воссоздание феномена олонхо в культуре саха и традиции сказительства.

Второе, архитектурно-ландшафтное ре­шение КЗО должно конструктивно строго и грамотно отражать космоцентрическую культурную картину мира саха, сохранённую в традиции олонхо и чётко указывающую пространственно-временную структуру трёх миров ¥с дойду. Этот подход связан с Буор кут человека саха.

И, наконец, третий подход, более всего связанный с Салгын кут, должен обеспечивать чёткое указание начальных источников фи­нансирования и механизмы самоокупаемости и прибыльности КЗО в режиме полной трёх­сторонней, трёхуровневой деятельности – со­циокультурной, культурно-образовательной, культуротворческой – в мировом масштабе.

В целом в КЗО чётко должно разделяться также три направления практической деятель­ности. Первое – с целеполаганием на воссо­здание корневой культурной традиции олонхо в условиях современного социума.

Второе направление, способствующее успешному вхождению современного чело­века в мир олонхо и адекватному восприятию идей олонхо о мироустройстве и будущем процветании всего человечества под названи­ем «Икки атах». Второе направление работы КЗО будет осуществляться с помощью всевоз­можных культурных институтов – театра, му­зея, библиотеки, исследовательского центра, выставочного павильона, архива олонхо и др. Это направление деятельности КЗО будет удо­влетворять потребности Салгын кут не только народа саха, но и всех посетителей комплекса «Земля Олонхо».

Третье направление деятельности КЗО должно удовлетворять потребности Буор кут человека – обеспечивать живую связь с при­родным ландшафтом «Земли Олонхо», с ду­хом этой священной местности Дойду иччитэ, Ытык Сайсары иччитэ. Это будет космоцен­трично структурированный комплекс строе­ний и сооружений и их поистине богатое и щедрое жизнеобеспечение – оло²хо дойдутун уолбат уйгута.

Притом, первое направление практиче­ской деятельности КЗО предполагает сделать центральной идеей и центральным местом КЗО стилизованное под якутское ураса мону­ментальное строение под названием «Ураса олонхо» («Оло²хо ураhата»), расположенное на видном, особо значимом, освящённом ме­сте комплекса «Алаас». Это строение должно отвечать научному понятию «центральное место» в культуре. Главной функцией данного «центрального места» будет генерирование и распространение идей олонхо по всему КЗО – в периферии комплекса. В урасе олонхо, в свою очередь, должно быть предусмотрено «центральное место» для слушания олонхо. Это место должно располагать сказителей и слушателей поистину в «три дня, и три ночи» входить в живую мистерию олонхо. В перифе­риях ураса нужно запланировать рекреации для практических занятий по традиционному сказительству – Уһуйаан, а также для отдыха сказителей и слушателей. В данном месте КЗО будет жить и обитать Ийэ кут комплекса – дух олонхо, дух саха.

В данном тезисе мы предлагаем своё ви­дение проблемы с точки зрения первого под­хода, т.е. в плане идей воссоздания олонхо и оло²холооһун, с помощью ресурсов будущего национального инновационного комплекса «Земля Олонхо», в следующем ракурсе. Как выше сказано, расположенное в «центральном месте» КЗО Ураса олонхо будет генерировать, транслировать и реализовывать идеи и твор­ческий дух олонхо в культурный мир планеты Земля. Для этого необходимо предусмотреть механизмы воссоздания традиционно устного, настоящего процесса оло²холоо´ун – аутентич­ное сказительство, воссоздание текста олонхо в устной форме. Только при наличии этой изна­чальной, первобытной, оригинальной формы изложения текста всей культуры саха возможен переход на другие, современные формы пере­дачи данного священного текста – театра, вы­ставок художественного творчества и т.п.

При этом, на наш взгляд, необходимо раз­работать механизмы реализации творческого духа, заложенного в Кут народа саха. Далее в алгоритмической форме приводим свои под­ходы по этому вопросу. Шагов реализации творческого духа по природе вещей предпо­лагается 9 (девять). Возможно, что их последо­вательность не такова, как будет здесь изложе­но, потому что всё в мире создано в виде при­родной девятеричной матрицы (см. рис. 1), в которой свой внутренний порядок устройства, зависящий от первоначального толчка и на­правления жизненного процесса:

1

2

3

4

5

6

7

8

9

Итак, девятью шагами реализации творче­ского духа предполагаются следующие:

1) Начало Духа. Творческий дух приходит из трансцендентного, Свыше, от Высших тво­рящих сил Айыы, от Высшего Разума=Ийэ ій, из Верхнего мира=¥іһээ дойду. Творческий дух вселяется в Ийэ кут человека, который на­ходится в неразрывном динамическом взаи­модействии с двумя другими Кут – Буор кут и Салгын кут.

2) Творческие идеи рождаются в мозгу че­ловека при его духовном усилии, при работе Духа, при внутреннем рвении, стремлении че­ловека к творчеству, к Красоте, Добру и Спра­ведливости в единстве и борьбе Духа и Анти­духа. Антидух приходит к человеку из Нижне­го мира=Аллараа дойду и локализируется в телесно-чувственной природе человека Буор кут (вспомним агрессивную энергию либидо по Фрейду).

3) При этом человек в Срединном мире приходит в состояние экзистенции. В этом со­стоянии его удерживает Дух родной земли, ко­торый локализируется в Салгын кут человека.

4) Человек выходит на прямую связь = туруору ситим с единым Вселенским миром, для чего ему от природы дана вертикальная триединая духовная связь анима-тотем-фетиш (туруору тутул) и корневая вера, вновь и вновь передаваемая и обновляемая от поколения к поколению – Религия – в качестве вектора дви­жущей силы – Итэ±эл.

5) Спонтанно, но только при духовном уси­лии самого человека, проявляется творческий дух. При творческом мышлении происходит самопроизвольная, спонтанная, свободная ге­нерация и селекция идей.

6) Актуализация конкретного архетипа и путём проявления актуализированного архе­типа появляется творческий образ – феномен культуры. Человек при этом испытывает со­стояние творческого экстаза.

7) Условием реализации творческого духа является ноумен Свободы духа, творческая свобода, которую субъект культуры реализо­вывает в себе и завоевывает в объективном мире: свобода духа, свобода мысли и свобода воли.

8) Творческий дух реализовывается на основе и средствами родного языка, являю­щегося незаменимым ключом к генетическим кодам корневой культуры.

9) Формы проявления творческого духа всевозможны и неповторимы – уникальны. У саха все формы проявления творческого духа в одновременности и единстве, синкре­тично наблюдаются на ысыахе – творческом слиянии духа всего народа саха – Ыһыах ал­гыстаах айыы тμһμлгэтигэр айыы тыына тыл­лар, а также во время сказывания-рождения аутентичного живого текста олонхо. И поэтому человек саха имеет внутреннее стремление-потребность быть в центре этих священных Тμһμлгэ и вдохнуть дух свободы и творчества – Кутунан-сμрμнэн кі²μл айыы тыынын ылыы.

Еще раз особо заметим, что в этом про­цессе реализации творческого духа понятия последовательности и одновременности от­носительны, всё происходит в четырёхмерном пространстве-времени под строгим законом числового хода новемологии.

В наше время стало обязательным вво­дить так называемую инноватику, полагая, что она выведет современную культуру и обще­ство из кризиса. Инноватика представляет со­бой открытие нового. После свершения инно­ватики (открытия нового) процесс переходит в стадию развития. Затем превращается в опыт. Вот тогда становится ясно, что достигнутое новое есть хорошо знакомое старое – тради­ционное, заложенное в Кут, но вновь и вновь воспроизводимое. Поэтому в провожающей в жизнь инноватике необходимо придержи­ваться триединства.

По нашему убеждению и многолетнему опыту работы, инноватика должна иметь три этапа, три аспекта, три параллели, то есть триединство. 1. Самоформирование потреб­ностей и интересов этнической личности. 2. Создание среды удовлетворения потребно­стей личности. 3. Сотворчество в воссоздан­ной, воспроизведённой среде обитания само­бытия нации. Все достигается в совместной деятельности. Опыт создается локальный. Ниже приводим авторские разработки по со­держанию понятий кут, триединых потреб­ностей человека и комплексной среды для удовлетворения этих потребностей, которые внедряются в практику работы школ и насле­гов Республики Саха.

Кут мы понимаем в трёх стадиях: 1) Кут – это то, что заложено, влито в человека до за­чатия, три природные составляющие – его да­рование от природы (айдарыы), его способно­сти к развитию (дьо±ур) и его возможности к умению (сатабыл). 2) Кут – это потребности че­ловека в жизненных ресурсах – биовитальные потребности (Буор кут кірдібμлэ), собственно культурные потребности (Ийэ кут кірдібμлэ) и интегративные потребности (Салгын кут кірдібμлэ). 3) Кут – это поиск и создание, тво­рение самобытной среды обитания, удовлет­воряющей указанным потребностям и ещё культуротворчество, культурная творческая деятельность в этой среде (киһи кута-сμрэ тох­туур эйгэтин кірдінірі, ону айара-тутара).

Потребности человека – это потребности его триединой сути Кут. Соответственно, определе­ны три типа потребностей человека (Киһи μс ку­тун кірдібμлэ), которые для удобства восприя­тия приведём в виде таблицы (см. таблицу 1).

Таблица 1

Три типа потребностей человека (Ки´и μс кутун кірдібμлэ):

1. Биологические потребности – Буор кут кірдібμлэ (БКК);

2. Культурные потребности – Ийэ кут кірдібμлэ (ИКК);

3. Интегративные потребности – Салгын кут кірдібμлэ (СКК).

Далее для удовлетворения потребностей человека требуется создание адаптированной к триединым потребностям человека (чело­века саха) среды=¥с кут кірдібμлμн толуйар-хааччыйар эйгэни (саха киһитин ¥с кутун эйгэтин – киhи кута-сμрэ тохтуур эйгэтин) тэринии соруга. Содержание этой среды также удобнее показать в виде таблицы-матрицы (см. таблицу 2).

Таблица 2

Адаптированная к триединым потребностям человека среда =

¥с кут кірдібμлμн толуйар-хааччыйар эйгэ

1. Предметно-пространственная среда = Туттар, тулалыыр эйгэ;

2. Деятельностно-творческая, социально-деятельностная среда = Айар-тутар эйгэ;

3. Информационная символически маркированная нормативная среда = Тутар-туту´ар-туттарар эйгэ:

1. БКК1.1.Физиологические потребности = эт-хаан кірдібμлэ 2. ИКК2.1.Духовные потреб­ности = Удьуор тыы­нын кірдібμлэ 3. СКК3.1.Информационно-коммуникативные потребности = Истэр-билэр, билсэр кірдібμл
1.2.Смена труда, движения и покоя = ¥лэлиир-хамныыр, сынньанар дьμірэтэ 2.2.Интеллектуаль­ные потребности = ій кμμһμн кірдібμлэ 3.2.Потребность в нормальном (нор­мативном) общении = Айыы сиэрдээх алтыһыы
1.3.Рекреационные потребности = Хахха кірдінμμ 2.3.Потребность в опыте свободного культуротворчества = Кі²μл айар аналы толунуу 3.3.Потребность в человеческом отно­шении=Киһилии сыһыа²²а ба±арыы

Далее для удовлетворения потребностей человека требуется создание адаптированной к триединым потребностям человека (чело­века саха) среды=¥с кут кірдібμлμн толуйар-хааччыйар эйгэни (саха киһитин ¥с кутун эйгэтин – киhи кута-сμрэ тохтуур эйгэтин) тэринии соруга. Содержание этой среды также удобнее показать в виде таблицы-матрицы (см. таблицу 2).

Таблица 2

1.1. Среда для удовлетворения физиологических потребностей 2.1. Духовная сре­да обитания 3.1. Информаци­онная среда
1.2. Среда для естественной смены труда и отдыха 2.2. Интеллекту­альная среда 3.2. Среда норма­тивного общения
1.3. Р екреацион­ная среда 2.3. Творческая среда 3.3. Среда чело­веческого отно­шения

Адаптированная к триединым потребностям человека среда =

¥с кут кірдібμлμн толуйар-хааччыйар эйгэ

1. Предметно-пространственная среда = Туттар, тулалыыр эйгэ;

2. Деятельностно-творческая, социально-деятельностная среда = Айар-тутар эйгэ;

3. Информационная символически маркированная нормативная среда = Тутар-туту´ар-туттарар эйгэ:

Таким образом, во вновь создаваемом инновационном комплексе «Земля Олонхо» представляется уникальная возможность комплексного решения проблемы удовлет­ворения потребностей кут-сμр не только нации саха, но и всех коренных народов се­верного социума, равно гостей и деловых партнёров со всего мира. Повторяясь, под­черкнем, что дух саха и дух олонхо будет в этом комплексе содержаться в центральном месте под названием Ураса Олонхо, где в центре будет восседать и вживую сказывать настоящий живой олонхосут. Таким обра­зом, мы выполним социокультурный заказ и чаяния ЮНЕСКО – как представителя всех Айыы хаан аймахтара.

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИННОВАЦИОННЫЙ КОМПЛЕКС

«ЗЕМЛЯ ОЛОНХО» В КОНТЕКСТЕ КУЛЬТУРНОГО ЛАНДШАФТА

Л.А. Кузьмина, доцент кафедры культурологии

ФЯФиФ СВФУ им. М.К. Аммосова

В современной ситуации глобализации наибольшее значение для существования и понимания культуры имеет её этнонацио­нальный аспект, представляющий процесс локализации. Его адаптивное значение ока­зывается более востребованным, так как раз­рушение локальных структур, представленных в этнокультурных феноменах, ведёт к резкому снижению устойчивости, жизнестойкости со­циальной среды человека. Такое понимание ситуации предполагает попытки спроектиро­вать оптимальные конфигурации локального и глобального в различных областях жизнедея­тельности человека.

Создание национального инновационного комплекса «Земля Олонхо» основано на кон­цепции культурного ландшафта, акцентирую­щей целостное понимание роли культуры в созидательном преображении пространства. Цель Концепции развития проекта – создание современной системы использования памят­ников культурного наследия Якутии, сохране­ние историко-культурного ландшафта. Куль­турный ландшафт – это сложное историческое образование. В общем виде такой ландшафт представляет собой природный территори­альный комплекс, состоящий из взаимодей­ствующих природных, антропогенных, техно­генных и др. компонентов, что относит его к числу чрезвычайно сложных и полиморфных явлений, в значительной степени характери­зующих уровень развития человеческой куль­туры.

Комплекс «Земля Олонхо», вписываемый в культурную городскую и пригородную сре­ду, несёт, прежде всего, важнейшую культу­росозидающую функцию, формирует и цен­трирует архитектурный ансамбль города и пригорода. Выбор месторасположения архи­тектурного комплекса в современном ланд­шафте объясняется устойчивостью «локуса», освоенного ещё в древности. По преданию, наши предки, люди племени Айыы, на бере­гу священного озера Сайсары проводили в честь светлых небесных богов-покровителей ритуальный праздник – Ыhыах. С этих по­зиций архитектурно-пространственный ком­плекс «Земля Олонхо» представляет интерес в качестве объекта наследия, ассоциативного ландшафта. В общей картине мира коренных народов Севера определяющую роль играли отношения между миром видимого и миром невидимого. Здесь важен принцип выделе­ния священных мест – культурные (мифоло­гические, ритуальные, религиозные) смыслы формируют не только визуальные, но и вооб­ражаемые пространства.

Священное — это то, что объединяет все религии и является важнейшим фактором ре­лигиозности. Согласно М.Элиаде, простран­ственный символизм современного мира на­следует, моделирует и воспроизводит архети­пические сакрализованные модели прошлого, первичные модели ориентации в простран­стве, которые, как отмечает автор, связаны с религиозным мировосприятием и ориенти­рованы на священность Неба. Сакральное ка­чественно отлично от профанного и выражает себя в профанном мире через иерофанию. Диалектика профанного и сакрального при­суща всем религиям и может быть выражена как в почитании идолов, так и в высшей тай­не, какой является боговоплощение. Каждая иерофания имеет три составляющие: природ­ный объект, невидимая реальность и медиа­тор, приобретающий сакральность. Функции медиации выполняют миф, символ и ритуал. В ритуале сакральное актуализируется, выявля­ется доля сакрального в предметах, в людях, в пространстве и во времени. Модель разви­тия традиционной культуры народов Севера основана на религиозно-этическом и эколо­гическом императиве. По распространённым представлениям носителей архаической куль­туры, священное пространство может утратить своё качество в том случае, если дух места будет «оскорблён» действиями человека. В та­ком случае считается, что дух покинет место и осквернённое место лишится благословления Земли. Несмотря на то, что религиозный за­прет на нарушение первородной святости ме­ста возник тысячи лет назад, выглядит весьма современным и экологичным. Стратегия защи­ты культурных ландшафтов в целом предпола­гает необходимость сохранения культурной среды и культурного наследия. И потому куль­турологический подход к вопросам экологии приводит к выводу о том, что обязательным условием выживания человека является со­хранение и приумножение духовных культур­ных ценностей.

Пространство местности имеет метафизи­ческое значение, как священная территория, что становится исходным базисом для функ­ционирования комплекса и в целом опреде­ляет специфику его развития. Планирование и управление комплексом «Земля Олонхо» должны осуществляться с учётом возможно­стей и проблем, связанных с этим особым ду­ховным и культурным значением ландшафта. Комплекс по возможности включается в раз­вивающийся ландшафт с восстановлением и сохранением его природных свойств, соб­ственной естественной ритмики. Таким обра­зом, качественные характеристики ландшафта позволяют определить стратегию управления им как объектом наследия. В целом речь идёт о приспособлении исторически ценных куль­турных ландшафтов к новым формам поль­зования, когда этнокультурная традиция всё чаще становится объектом потребления, пре­вращаясь в комплекс продуктов и услуг.

Архитекторы, которые проектируют новый культурно-исторический комплекс, должны принимать во внимание сам ландшафт, пыта­ясь создать определённую связь с природным окружением. Что предполагает их умение ви­деть архетипическое и культурно значимое в окружающей среде. Они не только должны перенимать традиционные архитектурные формы национального жилища народов Се­вера, но и приспосабливать стиль своих строе­ний к местным условиям, связывать с конкрет­ными условиями территории и элементами ландшафта. При этом использовать местные строительные материалы (природный камень, дерево), в озеленении городского ландшафта применять разработанные по декоративному садоводству технологии выращивания расте­ний якутской флоры.

Реализуемая в регионе национальная про­грамма «Земля Олонхо» представляет собой первый гуманитарный культурологический технопарк. Научной базой технопарка Олонхо может стать Северо-Восточный федеральный университет, имеющий значительный опыт работы в развитии технопаркового движения России. Новый культурологический технопарк предусматривает развитие туризма. Разра­ботку экологической стратегии региона; при­влечение в Якутию людей на оздоровительно-восстановительный отдых, на основе имею­щихся целебных источников и кадров ме­динститута. Функционирование технопарка предполагает продвижение и других традици­онных направлений: новые материалы (в том числе строительные), биотехнологии и аграр­ный сектор, энергосберегающие и информа­ционные технологии.

Идея центра Олонхо – это многомерный проект, затрагивающий целый спектр куль­турных объектов, музеев, образовательных учреждений, институтов охраны памятников и всего города в целом. Концептуально проект предполагает комплексную музеефикацию объектов историко-культурного наследия, свя­занных с общей тематикой олонхо. Большую роль в осуществлении данной программы играет языковая политика. В первую очередь, создание специальной комиссии по термино­логии, издание дополнительных законов в за­щиту национального языка: например, о том, что все вывески, рекламы, наклейки на това­рах и все инструкции по их использованию должны быть написаны на двух языках, все телепередачи идти с синхронным переводом и др.

Ключевыми стратегиями развития центра должны стать коммуникация, сотрудничество и партнёрство.

Для наиболее полной реализации проекта были поставлены следующие цели:

1. Объединить и наиболее полно реализо­вать научно-исследовательский, турист­ский, фондовый и рекреационный потен­циал республики в целостном комплексе.

2. Создать условия для возрождения и раз­вития национальной культуры.

3. Способствовать внедрению современных форм образования, технологии и методи­ки обучения, этнопедагогики и этнопсихо­логии.

4. Создать информационный и ресурсный центр для организации интенсивного культурного обмена в области музееве­дения, охраны памятников и культурного туризма, регулярного проведения конфе­ренций, семинаров и др.

5. Консолидировать научные исследования по проблемам сохранения культурного на­следия и его интеграции в современную практику, включению в межрегиональный и международный контекст.

6. Способствовать организации особо охра­няемых природных территорий (ООПТ) в рамках культурных ландшафтов.

7. Способствовать внедрению энергосбере­гающих технологий и использованию воз­обновляемых источников энергии.

8. Способствовать созданию в регионе но­вых рабочих мест, в том числе и в сельской местности, через включение местного на­селения в процессы коммерциализации туристской индустрии.

В соответствии с тенденциями развития инновационного проекта наиболее перспек­тивными являются: экологический, культурно-познавательный, тематический или специали­зированный (научный, учебный, спортивный, спортивно-оздоровительный, экстремальные виды отдыха, лечебно-оздоровительный, сельский (агротуризм)), деловой туризм (кон­грессный, научный, выставочно-ярмарочный); событийный, водный виды туризма. На дан­ные виды туризма приходится основной ак­цент, в части создания условий для их разви­тия и привлечения инвестиций, а также оказа­ния государственной поддержки.

Очень важным фактором для становления культурного ландшафта становится обеспече­ние занятости местных жителей. Сохранить са­мое дорогое богатство Якутии – рекреацион­ное пространство – можно лишь при условии благополучия местного населения, которое организует ландшафты и будет содержать в порядке всю необходимую инфраструктуру. Демонстрируя специфику этнокультуры, мест­ные жители учатся получать доход от куль­турной индустрии. В частности, это – дачное строительство в коммерческих целях, ведение традиционного вида хозяйства. Изделия мест­ных народных промыслов являются составной частью структуры туристского потребления. Соответственно, в сельской местности мож­но организовать изготовление сувенирной и иной продукции туристского ассортимента. Виды предпринимательской деятельности местного населения должны быть поддержа­ны социально-политическими и финансовыми мероприятиями. Это касается разработки со­ответствующих нормативно-правовых вопро­сов о полномочиях в сфере культуры, образо­вания, землеустройства, налогообложения и др.

Согласно таблице рекреационных цен­ностей, элементы ландшафта «чистая вода», «живописные участки диких рек», «чистый лесной воздух», «лес» занимают лидирующее положение. С точки зрения запросов туристов, ищущих полноценный отдых, а также эконо­мической эффективности развития самого ту­ризма, экологическая значимость ландшафтов будет постоянно расти. Северные леса – эко­логический компенсатор (их называют «лёг­кими планеты») имеет важнейшее значение для сохранения здоровья людей. Разрушен­ный ландшафт ничем нельзя восполнить, т.к. в силу климатических особенностей у северной земли практически отсутствует способность к возобновлению растительного покрова, реч­ной системы. Ради блага будущих поколений приоритет должен быть отдан экологическим требованиям, леса и реки должны строго охраняться.

В долгосрочной перспективе предполага­ется «инкубирование» – изучить возможности и подготовить проекты по созданию подобных центров на всей территории Якутии.

Литература

Арманд А.Д. Ландшафт как конструкция. – М., 2003.

Веденин Ю.А. Очерки по географии искусства. – СПб., 1997.

Каганский В.Л. К феноменологии урбанизированных ландшафтных сред // Го­родская среда: проблемы существования. – М., 1990.

Культурный ландшафт: вопросы теории и методологии исследования. – Смоленск, 2003.

Туровский Р.Ф. Культурные ландшафты России. – М., 2004.

Элиаде М. Священное и мирское. – М., 1994.

САКРАЛЬНЫЙ КОД ОДЕЖДЫ В ТЕКСТАХ ЭПОСА

КАК КОСТЮМНАЯ КОНЦЕПЦИЯ КОМПЛЕКСА «ЗЕМЛЯ ОЛОНХО»

С.И. Петрова,

доцент кафедры фольклора и культуры

СВФУ им. М.К. Аммосова

В последние годы в республике стало очень модным проектировать и строить Дома Арчы, Дома Олонхо, различные Центры тради­ционной или национальной культуры с целью развития социально-культурной деятельности в сёлах и городах республики. Некоторые из них действительно можно считать, что справ­ляются со своей функциональной обязанно­стью. Несколько лет назад в моём родном Сунтаре открылся Дом Олонхо, как я помню, с целью развить певческую традицию олон­хо, народных песен, народного фольклора в целом, которыми славится Сунтарский улус. На постройку и внутреннюю отделку было вложено очень много денег. Были сделаны восковые фигуры – персонажи олонхо в тра­диционных нарядах, но эти наряды тради­ционными никак нельзя назвать. Вся одежда была сшита на скорую руку, не качественно и совершенно не из подходящего материала. В этом году я ездила на семинар, и что же? Одно здание у них стало музеем прикладно­го творчества, который никак не соответствует статусу музейного комплекса, ни по услови­ям хранения материальных ценностей, ни по противопожарному состоянию, хотя хранятся в музее совершенно уникальные этнографи­ческие вещи. К примеру, уникальный чорон конца ХIХ века, высотой в один метр, сплошь вышитые торбаза, навершия головных уборов, неповторимые конские убранства и т.д. Из-за не соблюдения постоянного температурного режима в музее для хранения этих ценных экспонатов, есть вероятность, что мы про­сто потеряем их через несколько лет. Второе здание, к сожалению, пустует из-за проблемы отопительной системы, где в зимнее время не­возможно находиться внутри данного здания из-за холода. Хотя, несмотря на это, видимо, проводятся какие-то праздники, семинары. Я сегодня говорю всё это открыто потому, что мы поверхностно, неуважительно относимся к своей традиционной национальной культуре. Получается, сверху покрываем золотом, оно блестит, а внутри пустота. Точно такое же со­стояние сегодня и с национальной одеждой. К примеру, сценическая одежда, так называе­мая футурустическая и авангардная, в которой забыта исконно традиционная технология. В последнее время, в одежде можно наблюдать влияние сценической одежды, которая по сути своей теряет свой национальный колорит. Развитие орнаментальных мотивов идёт в на­правлении стилизации или, наоборот, услож­нения и перегруженности одежды. В традици­онный декор одежды активно вносятся черты других культур. В этих нарядах декор и укра­шения одежды своё символическое значение не сохраняют, также не часто соблюдается тра­диционный выбор материала и цвета. Многие традиции в современной якутской одежде возвращаются в виде инноваций. На выбор материала, декора и цвета при шитье совре­менного национального костюма влияет евро­пейская традиция. Особенно это наблюдается в мужском костюме.

Я не поняла, какую функцию будет носить международный комплекс «Земля Олонхо», или это будет обрядовый или развлекатель­ный комплекс с дополнительным научно-образовательным статусом или ещё что-то, совершенно другое. На мой взгляд, при раз­работке костюмной концепции следует стро­го соблюдать не только конструктивные и декоративные линии традиционной одежды, определённую этническую цветовую гамму, символическое значение декора, но и мате­риал, т.е. украшения должны быть из серебра, материалы одежды из меха, ровдуги и сукна. И всё это должно быть сшито по всем традици­онным канонам.

В устном фольклорном творчестве, осо­бенно в олонхо, содержится огромный инфор­мативный материал о предметах материаль­ной культуры: деревянной утвари, ритуальных атрибутах, конском убранстве, промысловых и хозяйственных принадлежностях, одежде и предметах быта. Олонхо, таким образом, является средством трансляции этнокультур­ных ценностей народа. Хотя стилю олонхо характерны гиперболизм и высокая возвы­шенность, его фольклорный текст носит рефе­рентные и импрессивные функции, которые заключаются в передаче полной и достовер­ной информации о предмете и дают дополни­тельные эмоциональные впечатления о них. В сюжетах олонхо предметы материальной культуры используются в основном как специ­альный ритуальный атрибут и описываются, с одной стороны, собственно как вещь, а с дру­гой – как особый семиотический знак и имеют свою функцию сакрального кода.

В зависимости от времени создания уст­ного фольклорного творчества соответствуют и описания видов традиционной одежды. Со­вершенно забытые меховые виды одежды, например, описываются в наиболее ранних якутских эпосах, мифах, легендах.

В более поздних текстах упоминаются уже привозные материалы и виды одежды с наи­более усовершенствованным покроем: торго, солко (шелк), кытаайка (китайка), тμрбэ та²ас (рулоновая ткань), платье халадаай, ырбаахы (рубашка), кэһиэччик (жилет), сараппаан (рус­ский сарафан), оноолоох сон (пальто со склад­ками оноо), бууктаах сон (суконная шуба с ме­ховой подкладкой), шапка-дьабака.

У якутов существовал ряд специальных семейно-бытовых обрядов, выступающие ре­гулятивным смыслом, норм поведения в об­рядовой культуре. Различные виды обрядов красочно описаны и в тексте многих олонхо: родильные и свадебные обряды, обряды по­священия воинов, обряды, посвящённые тор­жеству лета, победы над злом, и т.д.

В начальном мотиве текста олонхо «Нюр­гун Боотур Стремительный» (1982), где расска­зывается родильный обряд, с художественной точки зрения очень живописно описываются ювелирные украшения женщины, её верхняя зимняя одежда – шуба с меховой оторочкой «бууктаах сон» и головной убор. Саха Саарын тойон, когда пришло время рожать его жене Сабыйа Баай хотун, вокруг неё складывает се­ребряные украшения, шапку «дьабака» и шубу «бууктаах сон». Здесь нам следует отметить, что перевод Владимира Державина был не подстрочный, а художественный и в русском переводе олонхо были неточности в описании действий героев. Например, в переведённом Державиным тексте свои наряды Сабыйа Баай Хотун разлаживает вокруг себя сама:

«…Нашейные украшения свои,

Драгоценные ожерелья свои,

Подвески, пластинки и филигрань

Бережно разложила она,

Чтобы на солнце сверкали они,

Чтобы радужно заиграли они,

Чтобы улыбались они»

Эпизод разложения нарядной одежды и украшений вокруг роженицы ярко доказывает, что богатые серебряные украшения и голов­ной убор являются ритуальными атрибутами и выступают в качестве медиативных вещей-посредников между человеком и высшими бо­жествами. В данном случае они используются и как символический сакральный знак, для того чтобы божество деторождения Айыы´ыт убедилась, что приход её к роженице долго­жданный и присутствующие будут радушно встретить её:

Традиционный головной убор в тексте олонхо описывается очень красочно: Кровавая,греховная,

Яркая дьабака-шапка...»

В своём раннем исследовании мы отмети­ли, что приведённый перевод не совсем уда­чен. Слова хааннаах, сэттээх // хаан дьабака следовало бы перевести: «родовая, священ­ная // наследственная шапка дьабака», т.е. шапка, передаваемая по наследству кровным родственникам и используемая как священ­ный атрибут (Петрова, 2006).

В якутском тексте «Дьулуруйар Ньургун Боотур» головной убор описывается как шапка «дьабака»: «уу буобурата μрдμк нуо±ай дьаба­ка бэргэhэ» – высокая бобровая шапка «дьа­бака». Декор навершия данного головного убора шапки нёс особую смысловую нагрузку. Все типы нарядных головных уборов спереди имели пластинчатый круг из серебра, который передаётся в тексте олонхо традиционной формулой:

«…На высокой шапке солнцем блестит

Бляха чеканного серебра…»

(НБС, с. 25)

К серебряному кругу-туоһахта в головном уборе придавалось особое магическое зна­чение. По мнению Трощанского, серебряным кругом солнце – «кμн», «туоһахта» в головном уборе у якутов отражается символ самого выс­шего божества ¥рμ² Айыы Тойона (Трощан­ский В.Ф., 1911, сс. 15-44).

В различных обрядах прослеживается её защитная роль. Круглая металлическая бляха, как не раз доказывали исследователи тради­ционной культуры, связана с культом солнца. Таким образом, солярный круг на лбу служит символом принадлежности к солнечному миру. Серебряный круг на головном уборе якутской невесты олицетворяет ещё и жизнен­ную силу «кут».

Обратим внимание на следующий отры­вок текста, где описывается навершие шапки:

«…Радугой переливаясь, на ней

Красуется шитый

Красный узор…»

Навершие шапки «дьабака» (чопчуур) традиционно состоит из нескольких частей: средней мешковины, двух боковых. Пышный симметричный узор застилает всю поверх­ность навершия и подчеркивает повышенную нарядность шапки.

Как мы видим, отличительной особенно­стью всех наверший является то, что на перед­ней части мешковины размещена суконная мозаика трапециевидной формы, а на задней части – фигура, напоминающая заячьи уши. По мнению Носова, упомянутые знаки наблюда­лись ещё в древних капоровых головных убо­рах ХVIII столетия [Носов М.М., 1957, с.128]. Несомненно, узоры навершия несут какую-то магическую смысловую нагрузку. Исследова­тель Р.С.Гаврильева впервые попыталась рас­крыть семантику декора навершия: «Изобра­жение символа, отвлечённо напоминающего женскую фигуру, ассоциативно может быть связано основным образом, с якутскими фоль­клорными обрядами; божеством деторожде­ния и плодородия Ахтар Айыы´ыт хотун» [Гав­рильева Р.С., с.68].

В последнее время появились противо­речивые статьи о том, что в навершии шапки не изображается образ женщины, а рисунок в виде заячьих ушек – это условный знак, изо­бражающий рога в головном уборе. Хотелось бы не согласиться с этим мнением:

1) с технологической точки зрения, старин­ные рогатые шапки и шапка «дьабака» – это совсем разные по покрою вещи. Это подтверж­дается и археологическими материалами. В более ранние времена шапка «дьабака» име­ла меховое навершие, далее мастерицы стали украшать его золотым шитьём и бисером.

2) при шитье навершия шапки «дьабака» мастерицы соблюдали строгий канон: навер­шие состоит из четырех деталей: средняя, ко­торая во всех навершиях имеет цельную фор­му, две боковые и задняя, при чём все ком­поненты обобщённого рисунка обязательно соблюдаются мастерицами: боковые вставки, задняя прямая вставка, трапециевидный рису­нок с передней части и рисунок в виде заячьих ушек. По характеру орнамента, рисунку форм, густоте заполнения фона узоры наверший близки.

3) по мифологическим представлениям якутов, в голове человека — бас — сосредо­точены сила и энергия, дающие начало жизни человека. Так, богиня Айыыһыт душу ребенка (ийэ кутун) внедряла через темя мужчины, по­этому навершие шапки связывало её хозяина с высшими божествами. Символический образ навершия и присутствующий в нём обязатель­ный красный цвет убедительно подтвержда­ют и то, что душа – «кут» ребенка внедряется именно через теменную часть головы. Как от­мечают многие исследователи, в одном слу­чае красный цвет в тюркской культуре пред­ставлялся как кут – «душа» и зародыш, а в дру­гом он передает идею полового возбуждения и любовной страсти (Габышева, 2009, с.41). В современных головных уборах эти закодиро­ванные символы сильно стилизованы, упро­стилась форма навершия и самого головного убора.

В печатном тексте олонхо в описании са­мого высшего божества ¥рμ² Аар Тойон встре­чается и другой вид головного убора:

«…Носящий на голове

Высокую шапку из трёх соболей

Владыка неба Юрюнг Аар Тойон» (с. 58, 60)

Как мы выше отметили, русский текст не очень точно передает все краски традицион­ного устного фольклорного языка. По описа­нию этого текста подразумевается только вы­сокая бобровая шапка. В якутском же тексте:

«…¥с киис тириитэ іллμргэлээх

¥рдμк нуо±ай бэргэhэлээх

¥рμ² Аар Тойон о±онньор…»

передаётся объёмное информационно-семиотическое содержание о древнем голов­ном уборе – муостаах нуоҕайдаах бэргэһэ «рогатая с перьевым султаном шапка». Такая форма шапок была типична для XVIII в.

Пучок перьев имел не только магико-охранное значение, но считался магическим средством, вызывающим пло¬дородие. Он является также показателем высокого соци­ального ранга лиц, носивших головные уборы с перьями.

В старину все виды традиционной одежды имели не только утилитарную, но и защитную функцию. В первой части якутского текста НБС, есть интересный мотив описания, где просле­живается защитная функция одежды.

Из данного текста ясно, что шуба (саар­ба тириитэ са±ынньах), рукавицы из волчьего меха (бөртөлөөх бөрө тириитинэн үтүлүк) и обувь из медвежьих лап (саҕахтаах эһэ кыыл тыһынан тыс этэрбэс), которыми Саха Саарын тойон намеревается заткнуть сквозняки от Верхнего и Нижнего мира предназначены не только для защиты от холодных сквозняков, но ещё имеют могущественную магическую силу от воздействий верхних и нижних духов-абаасы. Такое же определение магической функции обрядовых шапок и рукавиц можно встретить и в текстах других олонхо.

В олонхо сакральность одежды усилива­ется и способом его ношения. У якутов в от­ношении одевания одежды существует много способов: сону ньэлбэгэйдии кэтии – накинуть на плечи нараспашку, бэргэһэни туорайдыы уурунуу – при надевании головного убора, приоткрыть уши, ірі сэгэлдьиппитинэн – чуть приподняв шапку, эгэттэйдии кэтии – надеть шапку слегка набекрень и т.д. Все эти способы ношения в олонхо описаны в момент исполне­ния благословений посланцев Верхнего мира и положительных героев Срединной земли, что подчёркивает их особую магическую функцию в ритуальных действиях. Это подтверждается и в финальном мотиве, когда Верхний повели­тель подчёркивает усилие своих строгих указа­ний, троекратно приподняв высокую шапку:«…Так Юрюнг Аар Тойон повелел,

Трижды над головой приподняв

Высокую шапку свою

Из трёх огузчатых соболей,

Украшенную пером»

(НБС, с. 390)

Таким образом, в тексте олонхо, во всех описываемых обрядовых действиях одежда и украшения использовались как обязатель­ный атрибут, усиливающий сакрализацию не­вербальных компонентов процесса общения персонажей олонхо: фонационных и кинети­ческих. Эта же функция должна соблюдаться в современных обрядовых действиях.

Сопоставляя одежду персонажей олонхо с подлинными вещами – с видами одежды из архивных фондов различных музеев, мы убе­дились, что одежда из устного эпоса Олонхо – это реальные традиционные виды одежды, которую в старину носили наши предки. Об этом убедительно доказывает соответствие названий, покрои одежды, их дополнитель­ных украшений и способы их ношения. Поэ­тому нужно обязательно учитывать и строго соблюдать традиционный канон в разработ­ке костюмной концепции комплекса «Земля Олонхо».

Литература

Габышева Л.Л. Фольклорный текст. Семиотические механизмы устной памяти. – Новосибирск: Наука, 2009. – 138 с.

Гаврильева Р.С. Одежда народа саха конца ХVII – середины ХVШ века. – Новоси­бирск: Наука, 1998. – 144 с.

Носов М.М. Эволюционное развитие якутской одежды с конца ХVШ до 1920-х го­дов/Сборник научных статей ЯКМ. – Выпуск II. – Якутск: Якутское кн. изд-во, 1957. – с. 116-152.

Ойунский П.А. Нюргун Боотур Стремительный. IV том. – Якутск: Кн. изд-во, 1959. – 313 с. (на як. яз.)

Нюргун Боотур Стремительный (Героический эпос). – Якутск: Кн. изд-во, 1975. –