Главная » Статьи

180 тысяч населения ежегодно переводится из сел в города

4 марта 2013 Просмотров 1 129

фокусы.docТакова ситуация по России, и это наглядно видно по столице нашей республики, которая является центром притяжения для сельских жителей. Процесс всегда идет в одну сторону – из сел в провинциальные города, из провинциальных городов в столицы и мегаполисы. Но никогда наоборот. В редких случаях кто-нибудь да едет из Москвы в Иркутск или Мирный, что обычно вызвано выгодным, но временным, предложением по работе. Если представить последствия этой тенденции, то ситуация будет еще глубже заходить в тупик и конфликт. Об этом шел разговор на “круглом столе” под названием “Города, как фокусы развития”. Эта интересная дискуссия прошла в последний день Красноярского экономического форума и вызвала мысли о том, что из Москвы трудно остановить упадок провинций. Как верно заметил один из московских экспертов, главная борьба в этом конфликте — борьба за качество человеческого ресурса. В этой борьбе чаще всего выигрывают большие города.

Когда возвращаешься из какой-нибудь европейской страны, то контраст между столицей и провинцией в России особенно бросается в глаза. Где-нибудь во Франкфурте или Кельне может быть круче, чем в Берлине, а после Рима итальянская провинция не удручает унылостью и бедностью. У нас даже если один из десяти жителей Якутска или Кемерово будет говорить, что в его родном городе самый лучший национальный праздник или крытый стадион, то остальные десять приведут список того, что хуже и этот список будет длиннее. Обычно специалисты и эксперты оперируют в своих оценках показателями вроде роста валового дохода на душу населения. А рядовой человек замечает множество деталей, которые не фигурируют в официальных бумагах, но которые формируют облик города.

Оказавшись в любом городе, сразу обращаешь внимание на общественный транспорт. Якутск в этом отношении глубоко провинциален, и любой приезжий, попав в наш автобус, поймет, что эта сфера отдана на откуп разным барыгам. Трудно представить, что где-нибудь в Красноярске или Новосибирске водители  устраивают гонки между собой, курят в салоне, переговариваются матом по рации, оглушают пассажиров музыкой, а владельцы автобусов экономят на кондукторах, в общем, всем своим видом дают понять, что частник живет и работает по своим понятиям, а прогресс и эволюция здесь исключены.

Думаю, в официальных данных показатели по общественному транспорту в Якутске выглядят прилично. Но неизвестно, скольким людям хочется покинуть Якутск из-за этой замызганности и мата. Ежедневная жизнь складывается из таких деталей, которые не выразишь в цифрах.        

Красноярск по многим показателям считается одним из самых перспективных сибирских городов. Но когда оказываешься в нем после Новосибирска, то понимаешь, что со столицей Сибири он еще не выдерживает конкуренции. Здесь не только детали, а градостроительная концепция играет не в пользу Красноярска. По моему субъективному мнению, чем провинциальнее город, тем меньше его центральная часть. В Красноярске центр можно распознать по двум улицам Мира и Ленина, которые сложились исторически, и судя по архитектуре в царские времена. Стоит отойти метров на сто, как попадаешь в пустоты, застроенные “хрущобами” и серыми коробками промышленного стиля. У Новосибирска нет таких царских строений и улиц, как и нет таких контрастов между центром и окраинами. На Красном проспекте или Вокзальной магистрали нет выдающихся архитектурных достопримечательностей, но зато этими улицами не заканчивается центр, и можно свернуть на Советскую или Ленина, можно пройтись по Урицкого, а оттуда выйти на старые улочки, где сталинская архитектура соседствует со строениями щестидесятых и памятниками деревянного зодчества, которые поражают ухоженностью и сохранностью. Даже отдаляясь от центра, и попадая в “хрущевские” кварталы, везде замечаешь ухоженность и чистоту. Человек, живущий в Якутске, воспринимает это, как величайшее достижение цивилизации.

На эту тему можно писать долго и с мазохистским удовольствием, сравнивая их чистые дворы и наши, их целые тротуары и наши разбитые, их вымытые автобусы и наши замызганные. Но всегда найдется кто-нибудь, кто скажет, что зачем сравнивать город-миллионник и город с трехсоттысячным населением…В этом месте и начинается проблема,  которая поразила Россию и о которой говорили на “круглом столе”. Как остановить упадок провинциальных городов и миграцию в столицы? Этот разговор был, на самом деле, самым важным, потому что все остальные темы об инфраструктуре или инновационных кластерах, государственно-частном партнерстве или предпринимательской инициативе, направлены на улучшение жизни в Клязине или Магадане, Якутске или Горно-Алтайске.   

puzanov.jpg_887604757Модератором разговора выступил Александр ПУЗАНОВ, генеральный директор Фонда “Института Экономики Города”:

— Есть темы, которые стоило бы обсудить. Как выстроить эффективную систему функционирования городов? С какими вызовами сталкиваются новые города? Очень важно рассмотреть тему децентрализации и тему качества жизни в российских городах.       

Леонид СМИРНЯГИН, профессор географического факультетаsmirnyagin1 МГУ:

— Город ведет за собой деревню. Между городами простирается сельская местность, далекая от городской жизни. Но по мере развития агломераций вся территория страны оказывается под воздействием импульсов, исходящих из городов. Этого не остановить. Люди переезжают в города или работают в городах, живя в пригородных поселках и маленьких городках. И здесь есть одна проблема.

Человек из Клязина работает в Москве, а его подоходный налог остается в Москве. Городок выглядит печальным, потому что нищий бюджет. Люди предъявляют требования к администрации по улучшению быта. Но нет денег для решения проблемы, потому что они уходят в Москву.

Никаких рецептов зарубежный опыт не подсказывает. Крупные города стремительно расползаются и превращаются в “блины”, где административный центр сосредоточен только в центре города. Стамбул и Каир – примеры расползания. Что делать? Как управлять этой огромной территорией? Это должны понять стратеги управления. 

иваоИвао ОХАСИ, главный представитель московского филиала Исследовательского Института Номура:

— Как развиваться городам? Существуют разные способы. Сегодня я хотел бы объяснить это с японской точки зрения.

Если сравнивать российские города с городами Китая, то уровень экономического роста в Китае очень высокий по сравнению с Россией. Но в России есть ресурсы, которых нет в Китае и Японии. При этом в Японии есть интеграция, которой нет в России. В развитии интеграции большую роль играет государство.

У Японии и России есть общие пункты и ценности. Экология, здравоохранение, инфраструктура, транспорт, IT. Еще то, что в Японии численность населения уменьшается, как и в России. У нас, и у вас доля старших людей увеличивается. В Японии становится старой инфраструктура, которая создавалась 30-40 лет назад. В России происходит тоже самое. Какие решения использовать? Как сохранить и улучшить уровень жизни?   

В Японии центры городов умирают, потому что экономическая активность уменьшается. Она перемещается за города. Поэтому очень важна проблема развития. Необходима концепция умного города. Но здесь я вижу разницу между Японией и Россией. В Японии подход комплексный. Инфраструктура стоит на главном месте. В Японии построили новую железнодорожную станцию, и почти сразу в этой местности начинает бурно развиваться туризм. Такой комбинации нет в России. Когда между Москвой и Нижним Новгородом провели “Сапсан”, стали говорить, что не хватает пассажиров. Например, во время цунами в городе Нори разрушились целые районы. Мы решили построить один городской район, где будет новая инфраструктура и более эффективные коммунальные услуги. У нас есть понятие компактизации развития города. Строится аэропорт, а рядом будет промышленный парк. Всегда должна быть связанность и интеграция. Как реализовывать финансирование? Эффективная схема – это государственно-частное партнерство.  

Михаил БЛИНКИН, директор Института экономики транспортаБлинкин- и транспортной политики Высшей школы экономики:

— Пока я не слышал от коллег, чем отличается Душанбе от Милана? Миланцам задали вопрос – а границы не хотите установить? Но границы устанавливали при Цезаре. Если посмотреть на Америку, то Филадельфийская агломерация – это стык четырех штатов со своим бюджетом. Есть орган, который является координирующей структурой и распределителем финансовых средств.

Следующий сюжет по поводу налогов. Платить надо подоходный налог по месту жительства. Пока там люди живут и пополняют бюджет городков, деньги у муниципалитета есть. Это фундаментальная вещь. Я здесь живу, и мой налог взимается с моей площади, квартиры. Городки в США, Канаде благодаря этому пережили кризис.

нещадинАндрей НЕЩАДИН, заместитель директора по науке Института региональных исследований и проблем пространственного развития Финансового университета при Правительстве РФ:

— Что такое города? В СССР было понятно. Не менее 12 тысяч человек должно проживать в населенном пункте, чтобы получить статус города. У нас сейчас города в 500 человек. Столицы в 30 тысяч человек. Отсутствует понятие города. Все крупные города России созданы до 1917 года. Города, созданные в СССР – это монопрофильные малые города.

Если взглянуть на регионы, то там один столичный город в 350 тысяч, а дальше нет и стотысячного города. Максимум – 50 тысяч. Если говорить о селе, то можно вести речь только о 50-тысячном поселении, а остальное демографическая смерть. У нас нет ни одного проекта, который занимался бы падающим населением.

Проблема в том, что есть города и поселки, где в домах заняты 3-4 квартиры. Постоянно говорим о проблемах ЖКХ, но кто будет платить за пустующие квартиры?

Многие города живут в режиме демографической смерти. Молодежь до 30 лет с высшим образованием мигрирует в большие города. Как только повышается зарплата, миграция усиливается, потому что родители могут снимать детям квартиру в другом городе, иногда переезжают сами.

Каркас России какой? Это агломерации и кластеры. Основная черта – это укрупнение одних городов и резкое падение других. Мы будем иметь системы агломераций сел и на базе сел. Надо учиться грамотно хоронить умирающие города.

Юрий ПЕРЕЛЫГИН, генеральный директор ООО Институтперелыгин “Ленгипрогор”, член правления Фонда “Центр стратегических разработок “Северо-Запад”:  

— Ситуация с Москвой катастрофическая. Скоро в столице будет проживать 30 млн.россиян. В этом драматизм. У нас 12 городов миллионников, это означает, что скоро часть из них исчезнет. Люди переедут в Москву. Когда мы говорим про урбанизацию, мы сводим все к переезду в города. Сейчас стали говорить об агломерациях. У нас никто не занимается урбанизацией, нет исследований этого вопроса. Почему эти люди массово едут в эти города? Три года про это говорится, но нет серьезных исследований и подхода. Во Франции есть министерство развития городов. У Обамы есть такое ведомство.

Второй сюжет – это производительность труда. Проблему производительности физического труда человечество решило. Теперь предстоит решить проблему умственного труда. Город обеспечивает не труд, а занятость. И выходя с работы, человек находится в городской среде. Если она не разнообразная, он уедет оттуда. Если раньше основную массу времени человек проводил на производстве, то теперь в городской среде. Если городская среда не удовлетворяет, люди будут уезжать.

климановВладимир КЛИМАНОВ, директор Института реформирования общественных финансов:

— Я завидую Красноярску, потому что в России мало растущих городов. Все успешные стратегии построены на привлечении креативного класса. Красноярск растет на привлечении студентов. Питсбург, создав крупный университет, стал центром притяжения молодежи. К сожалению, для российских городов эта ситуация не типична. Самое главное ресурсное ограничение – не финансовое, а людские ресурсы. Борьба за повышение качества человеческого капитала – главная борьба.

Другой ресурс – экономический ресурс, тот потенциал, который в городах необходимо сохранять и развивать. Его необходимо перестроить на рамки постиндустриального развития.

Умные города нужно создавать на той базе, которая есть. В Москве драйверы развития городской экономики – строительство и торговля. Все это дает новые рабочие места, создается позитивное, но есть проблемы, которые носят отложенный характер. В первую очередь это касается привлечения рабочей силы из ближнего зарубежья.  

Другой вопрос связан с землей. Это важный, дорогой ресурс. Важно грамотное использование городских территорий. Мы не должны уходить в монотонность застройки. Это приводит к унылым районам, в которых не хочется жить. В комплексном использовании ресурсов города – важный шаг для развития.

Роальд БАБУН, вице-президент Ассоциации городов Сибири ибабун Дальнего Востока:

— Мы занимаемся обобщениями лучших практик городского развития. Что я слышу от главных архитекторов городов? Деньги, тяжелое утверждение генеральных планов, различные согласования, проблемы с земельными участками… Наши архитекторы живут сегодняшним днем. Эти проблемы не должны уходить с поля зрения высоких профессионалов. Но надо взглянуть на проблему шире. Если города – фокусы развития, то город с 10-тысячным населением является фокусом развития? А районный центр? Эти фокусы многоуровневые. И занимаясь мировыми городами, нельзя забывать о наших небольших городах.

Елена ЯКОВЛЕВА.