Главная » Статьи

Айыысхан Алексеев о рисках, «умных домах», нейронных сетях и мысленных экспериментах

17 февраля 2017 Просмотров 200

После общения с Айыысханом АЛЕКСЕЕВЫМ у меня возникло обманчивое чувство, что я поучаствовала в процессе создания системы «умного дома» и ни много, ни мало — нейрокомпьютера. Умеют увлеченные люди вдохновить рассказом о своих идеях и делах. Айыысхан Алексеев – директор ООО «Технологии комфорта». У его компании пока нет собственного помещения, и директор встречает меня в тесной комнате, заставленной столами и компьютерами. Здесь в здании Арктического инновационного центра СВФУ в атмосфере творчества и студенчества ребята занимаются амбициозными IT-разработками и добиваются достаточно серьезных результатов. Патент на изобретение искусственного нейрона тому подтверждение. От подобных словосочетаний испытываешь разнообразную гамму чувств – от впадения в ступор до чувства глубокого удовлетворения, когда хоть что-то понимаешь. А еще лелеешь надежду, что IT-бизнес в республике сможет стать конкурентоспособным и экономически выгодным.

Впрочем, Айыысхану и его коллегам некогда рефлексировать по этому поводу. Буквально несколько дней назад их компания стала призером крупнейшей в России стартап-конференции Open Innovation Startup Tour-2017, организованной в Якутске Правительством республики, Фондом «Сколково», ГАУ Технопарк «Якутия» и СВФУ им. Аммосова. Компания стала призером II степени в IT-треке, представив систему «умного дома» под названием «RoboHouse». Эта тема вызвала интерес нашего сайта, поскольку «умные дома» — это важная составляющая будущего комплекса «Земля Олонхо». Здесь наряду с инновационным жилым поселением «мозгами» могут быть обеспечены все здания территории. В первую очередь это коснется IT-парка, проект которого уже одобрен правительством. Будущее наступает сегодня. Слушая своего собеседника, я понимаю, что оно создается в этой комнате.  

Айыыхсан с универсальным реле

Айыыхсан с универсальным реле


— Айыысхан, в нескольких словах о вашем предприятии, и как вы оказались в Арктическом инновационном центре?

— В сентябре 2015 года мы зарегистрировали свою компанию. Активно начали работать в феврале прошлого года. В 2015 году наша компания выиграла в конкурсе бизнес-проектов «Идея на миллион» и получила один миллион рублей от венчурной компании «Якутия». Кроме этого получили год бесплатного инкубирования в стенах АИЦ. Срок почти истек, и мы потихоньку съезжаем. АИЦ поддерживает студентов. Я сам выпускник физико-технического института СВФУ и там же сейчас работаю инженером. В команде у нас около 8 человек. В основном студенты, магистранты различного профиля – физики, программисты, экономисты и филологи, которые занимаются маркетингом.

— Какова направленность вашего бизнеса?

— Мы являемся первой в республике фирмой, которая занимается электроникой. Полностью с нуля разрабатываем систему «умного дома». На данном этапе мы разработали исполнительный механизм для умного дома – автономное универсальное Wi-Fi реле. Это устройство, которое может коммутировать – включать, выключать, регулировать мощности различных электрических приборов. Реле работает через Wi-Fi, то есть может интегрироваться с человеком через интернет с любой точки земли. Через смартфон человек голосовыми командами может управлять каким-либо прибором в доме. Наше устройство универсально, это одна из фишек. Реле может управлять электрическими, газовыми котлами, водопроводом, вентиляцией, освещением, теплыми полами, клапанами водопровода – перекрывать при протечке.

— Я покупаю у вас это реле. Вы мне его устанавливаете и налаживается связь между моим смартфоном и всеми домашними системами?

— Реле устанавливается в распределительную коробку домашней проводки и туда подключаются провода в основном электрической сети. Дальше устройство синхронизируется со смартфоном, либо с системой. У нас есть приложение, которое находит это устройство и добавляет в список. Вы даете имя устройству, например, «лампа», «котел», и все начинает работать.

— То есть все системы – отопления, водопровода, освещения — подключаются к одному реле?

— На каждое устройство одно реле. Пока так. Отдельно на котел, на водопровод или розетку. Иногда случается прорыв водопровода, и чтобы предотвратить это, применяется так называемый датчик протечки. Он срабатывает, когда по полу льется вода. Автоматически перекрывает через клапан водопровод и сообщает об этом вам.

— Как интересно. Я могу даже не вмешиваться через смартфон? Он сам все сделает?

— Да. В том числе и работа с котлами. У всех котлов есть так называемый контакт для комнатных термостатов. К нему подключается реле, а к реле – термодатчик, который измеряет комнатную температуру. Вы можете с любой точки земли наблюдать за температурой в вашем доме. Термодатчик будет идти в комплекте с реле. Вы можете задавать сценарии. Например, поддерживать температуру +24 градуса. Устройство мониторит температуру, и если долгое время она не повышается, то вы получаете сообщение и можете предотвратить аварию с котлом. Можно настраивать различные сценарии с освещением.

— Это ваша инновация?

— Аналоги есть. Но все производители пытаются сделать свое, и у всех устройства работают по разным принципам. Наше устройство работает сразу с коробки, и может работать, как автономно, так и в составе системы. Есть аналоги, которые выглядят также, но они сами по себе не работают. К ним нужно покупать специальный центральный блок, похожий на Wi-Fi роутер. У сторонних производителей технология связи другая. Есть множество других систем связи. У нас беспроводная связь, мы используем Wi-Fi. Поэтому устройство может работать сразу со смартфона.

— Обязательно нужно иметь дома Wi-Fi связь?

— Дома не обязательно ее иметь. Если вы хотите использовать только одно устройство, например, в гостиной включать или выключать свет, тогда Wi-Fi не обязателен. Устройство может напрямую работать со смартфона. А если нужно развернуть систему нескольких устройств, то конечно удобно иметь Wi-Fi. Сейчас это не проблема.

— В каких условиях вы изготовили этот образец реле?

— Мы полностью сами сделали плату, корпус. Корпус печатный, это 3D прототип. Когда начнется производство, то корпус будет литым. Все платы мы сами проектируем, разрабатываем.

— Вот здесь сидите и делаете?

— Плату мы проектируем здесь и отправляем в Москву, где по чертежам делают части платы. Они отправляют нам, мы закупаем детали и здесь паяем. Конечно, это полукустарное производство. Детали через интернет покупаем в России. Но когда начнется производство, то планируем перевести его в Китай. Потому что все компоненты производит Китай и при этом дешевле. Целесообразнее там производить.

— Проверяли как это работает на практике?  

— Да, тестировали. Вот у нас стенд стоит, на котором можно тестировать в лабораторных условиях. Пока все хорошо работает. В конце этого месяца установим систему в квартире у друга и проверим работоспособность.

— Сколько времени работали?

— Начали с февраля прошлого года, и практически год работали. Сейчас по всему миру очень бурно развивается направление «умный дом». Это направление еще называют интернет вещей. Наша система постепенно будет усложняться. Будем добавлять новые компоненты и охватывать новые приборы. В скором будущем система будет работать сама по себе, без участия человека. Можно будет различные сложные сценарии запрограммировать через смартфон. Например, человек ушел из дома, а система распознает, что дома никого нет и отключает все розетки, снижает температуру в доме, чтобы экономить газ.

— Как она может распознавать, что в доме никого нет?

— Можно применять технологии GPS, либо Wi-Fi. Если сигнал от устройств исчезает, то система распознает отсутствие. Можно использовать видеонаблюдение, так называемое компьютерное зрение. Все это можно внедрять в систему.

— Какова себестоимость реле?

— Если производить в России, то себестоимость будет около 1500 рублей. Для потребителя мы оцениваем в 4000 рублей. Это одно реле, но мы можем продавать базовые наборы для «умного дома» с несколькими реле, датчиками, роутером, либо с локальным сервером, который будет хранить различные сложные сценарии. Набор может стоить около 10 000 рублей. Пока точных расчетов нет.

— В эксплуатации никаких затрат нет?

— Купили, установили и все. Год гарантийного обслуживания и технической поддержки. Оценочный срок службы по компонентам около 20 лет, при соблюдении нормальных условий.

 — Пока вы этим занимались не получали никакого дохода. Как платили людям зарплату?

— Сейчас в основном работаем на энтузиазме. Практически без зарплаты. Выигранные в конкурсе деньги от венчурной компании «Якутия» стараемся тратить только на компоненты и на продвижение проекта. Ну и конечно, несколько раз давали премию нашим программистам.

— Дальше, что необходимо делать для продвижения проекта?

— Недавно мы получили сертификацию, и уже имеем право производить и продавать. Сейчас должны выйти на производство, поэтому смотрим в сторону в краудфандинговых платформ, таких, как kickstarter. Отправляем на эту платформу свой проект, там снимается видеоролик и проводится маркетинговая кампания. Люди, которым интересен наш продукт, вносят предоплату. Набирается сумма, которую можно использовать для серийного производства.

— Говоря по-русски это интернет-магазин?

— Да, это торговая платформа. Есть платформы, которые предлагают футболки с фирменным логотипом. Но kickstarter – это платформа для инновационных товаров. IT- разработки, «умные дома», гаджеты, смартфоны, браслеты, видеоигры, программы. В основном там сидят американцы. Большинство заявителей предлагают первую партию устройств. Если кто-то пожертвовал деньги – мы ему отправляем по себестоимости наше устройство.

— Это один из вариантов. А не выходили на строительные компании?

— Китайская компания «Чжода» заинтересовалась нашим устройством. ДСК и компания «Сэттэ» тоже проявляли интерес. Планируем с ними работать. Скорее всего через них мы будем продавать устройство потребителям.

— Кроме этого есть возможность найти инвесторов в «Сколково»? Вы, как призер конкурса Open Innovations Startup Tour, приглашены туда?

— Да. Смысл этого мероприятия привлекать инвестиции и продвигать проекты. Прошедший тур в Якутске — это региональный этап. Полуфинал должен пройти июне в Москве и называется он Startup Village. Мы заняли второе место в IT-треке и имеем право бесплатно попасть на площадку «Сколково», рассказать о своем проекте и искать инвесторов. Там будут различные институты поддержки, бизнес-ангелы, бизнес-тренеры.

— Как отреагировали эксперты «Сколково» на вашу разработку?

— Оценили очень высоко. Сказали, что по стране в они основном видят проекты, которые находятся на стадии идеи, без прототипов. Нас похвалили за то, что у нас уже есть прототип, мы имеем предрелизную стадию, то есть готовы выпуститься. Давали различные советы по продвижению, маркетингу продукта. Советовали сделать более четкое ценностное предложение для покупателей и определиться с целевой аудиторией. Либо мы продаем B2B – бизнес для бизнеса, либо – B2C – бизнес для потребителя.

— Дальше, как в идеале должно продвигаться?

— В идеале мы должны найти инвестора и начать производство с этого года. Хотим в третьем квартале производить и продавать. Чтобы производить большими партиями, нужно переводить в Китай. Необходимо очень быстро, активно распространяться по российскому рынку и за границей. Для этого нужны инвестиции.

— Начнете производить, а вдруг спроса не будет?

— Сейчас система «умных домов» бурно развивается в мире. В Россию только приходит эта волна. Мы живем в XXI веке и до сих пор дома у нас не автоматизированы.

— У некоторых простых удобств нет.

— Да, образно говоря мы живем в безмозглых домах. Мы предлагаем мозги для домов. Я думаю, нашим прибором может пользоваться широкая масса людей. Скорее всего, будут покупать мужчины-домовладельцы, которые приобрели, построили, отремонтировали дом и планируют сделать автоматизацию.

— Это ваша первая разработка или есть что-то еще?

— Наша компания образовалась под этот проект. Планируем поэтапно развивать его. Есть у нас перспективный проект — нейрокомпьютер Синапс (Synapse). Мы начали этим заниматься в 2014 году.

С прототипом нейрокомпьютера

С прототипом нейрокомпьютера

— Как интересно. Можете доступно объяснить, что это за компьютер?

— Синапс — это контакт нейронов нервных клеток. Нейрокомпьютер — это условно говоря кремниевый мозг. В последнее время наряду с «умными домами» и интернетом вещей активно развивается в мире искусственный интеллект. Сейчас его называют более корректно машинным обучением. Например, в Google работают нейронные сети. Нейронные сети активно применяются в медицине. Они достаточно точно диагностируют раковые заболевания. Дифференциальные диагнозы ставят.

— Каковы принципы действия нейронных сетей?

— Они работают как человеческий мозг. Мозг — это очень большая нейронная сеть. По принципам работы биологических нервных систем в 1940-х годах были разработаны нейронные сети. Тот же файн ридер – программа, распознающая отсканированный текст, работает по принципу нейронной сети. Весной прошлого года разработка дочерней компании Google «Alpha Go» победила человека в игре го. До недавнего времени эта игра считалась очень сложной для компьютера. Говорили, что компьютер либо никогда, либо в ближайшем будущем не выиграет в игре го человека. Но «Alpha Go», которая использует нейронные сети, выиграла у профессионала корейца Ли Си Доля со счетом 4:1.

— А в чем ваша задача?

— Мы разрабатываем аппаратную платформу для нейронных сетей. Если нейронная сеть — это программа, то аппаратная платформа — это компьютер. Программа должна работать на каком-то компьютере. Есть аналоги, но они специализированы. Мы предлагаем универсальный компьютер, в который можно загружать любую нейронную сеть. Есть очень много моделей нейронных сетей.

— То есть, каждая модель нейронной сети работает на своем компьютере и не может работать на другом?

— Да. Мы предлагаем аппаратную оболочку, куда можно загружать различные нейронные сети. Как на обычный компьютер можно загружать различные программы. Принцип такой же. Необходим компьютер, на котором могут работать разные модели нейронной сети, распознающие текст, картинки и т.д.

— Неужели мир не придумал этого? Даже в Силиконовой долине?

— Пока мы не встречали такой разработки. Скорее всего разрабатывается и находится в режиме коммерческой тайны.

— Возможно в России?

— Россия очень сильно отстает от тех же американских разработок. По искусственному интеллекту впереди американцы, японцы, корейцы, немцы.

— Амбициозная задача. Очень большой объем работы для маленькой компании в восемь человек. Как вы узнаете, что вы на правильном пути?

— Да, это очень важная область. Риски всегда есть. Теорию можно проверять на бумаге, расчеты делать. Можно проводить мысленные эксперименты, и конечно, прототипировать. У нас есть несколько прототипов. Например, последний прототип — это 25-ти ядерный нейрокомпьютер. Он должен эмулировать до 100 нейронов, то есть воспроизводить работу нейронов (эмуляция -имитация работы одной системы средствами другой без потери функциональных возможностей и искажений результатов).

— Круто. Когда начали работать над этим?

— В 2014 году. Кстати, получили патент на изобретение искусственного нейрона. Сразу скажу, что это патент, защищающий основную идею нашего устройства. Сам нейрокомпьютер находится в процессе разработки.

— То есть вашу платформу или нейрокомпьютер можно назвать искусственным нейроном?

— Да, и туда можно будет загружать любые модели нейронных сетей. В основном существующие нейрочипы специализированы, заточены под какую-то модель нейронной сети. Мы предлагаем более универсальное решение. Это российский патент.

— А на реле «умного дома» оформили авторские права?

— Сейчас пишем документацию для патента. Это конечно, не уровень изобретения, а скорее всего патент на полезную модель. Есть три вида патентов – патент на изобретение, патент на полезную модель и патент на промышленный образец.

— В вашей сфере, наверное, высока конкуренция? Сейчас выйдет интервью, и кто-то из конкурентов сворует идею.

— Конкуренты всегда есть, и всегда есть аналоги. Среди начинающих авторов проектов существует распространенная ошибка. Они говорят, что нет аналогов в мире их изобретению или модели. Аналоги всегда существуют. Если не прямые, то аналоги  функционального характера. Велосипед — это аналог мотоцикла. Принцип разный, но функция одна. Все развивается, так и должно быть. По «умным домам» очень высокая конкуренция. Хотя в Якутске разработчиков нет. Но в Россию эта волна уже приходит.

— Успехов вам!

Елена ЯКОВЛЕВА.