Главная » Статьи

Алмазная биржа — это не только инфраструктура, но и часть культуры

8 апреля 2014 Просмотров 587

В середине марта Якутск посетил полпред по ДВФО Юрий Трутнев. На совещании, посвященном вопросам развития алмазодобывающей отрасли, полпред дал поручение проработать вопрос создания в Якутске алмазной биржи. Предполагается, что эта биржа будет располагаться на Территории опережающего развития в окрестностях Якутска. Своим видением этой ситуации делится директор Проектной компании «Земля Олонхо» Лена ФЕДОРОВА. Десять лет назад будучи одним из руководителей гранильного предприятия ООО «Саха Диам» она поднимала вопрос о создании в Якутске Алмазного центра.

— Лена Валерьевна, в 2004 году Вы подняли вопрос перед председателем Алмазного Совета республики Василием Власовым о создании Алмазного центра в республике. Что подтолкнуло к этому?

— В те годы была идея этнографического ландшафтного парка возле озера Сайсары. Я считала, что этот парк должен как-то работать, окупаться, поэтому там целесообразно было бы разместить финансовый центр. Так возникла идея Алмазного центра, в котором были бы банки, офисы алмазо-гранильных, ювелирных предприятий, специализированная таможня, фондовая площадка, торговые площади. Такой центр стал бы финансовым инструментом для привлечения инвестиций.

Я видела его на месте нынешнего «Триумфа», где по преданиям находился курган — захоронение легендарного якутского вождя Тыгына. Курган — это образ мировой горы, мироздания. Золото, драгоценности — символы звезд, огня небесного, поэтому древние обкладывали ими своих усопших правителей. Чтобы их кут легко мог достигнуть божественного огня, света – Бога. Все это имело религиозный смысл. По этой аналогии там мог бы располагаться Алмазный центр, который по архитектуре должен был напоминать мировую гору — Могол Урасу. И это здание отражалось бы на поверхности озера Сайсары.

— Это была Ваша идея?

— Инициировала этот вопрос я, и поддержали его Александр Павлов, генеральный директор ООО «Киэргэ», Елена Андреева, генеральный директор ООО «Лена Даймонд». Мы написали письмо Василию Власову, который был тогда председателем Алмазного Совета РС (Я). И он поднял этот вопрос на совещании Алмазного Совета перед президентом Вячеславом Штыровым. Вячеславу Анатольевичу понравилась идея. Он увидел эскизный вариант центра, сделанный архитектором Федором Шишигиным. Сразу после совещания Василий Михайлович, Вячеслав Анатольевич и тогда председатель правительства республики Егор Афанасьевич поехали искать подходящее место. Приехали к озеру Сайсары, к тому месту, где стоит сейчас «Триумф», но Вячеслав Анатольевич сказал, что эта территория отдана под спортивный объект. Поэтому предложил место рядом – на полуострове, где сейчас по концепции проекта «Земля Олонхо» заложено место для финансово-делового объекта «Кудай Бахсы». В этом объекте предусмотрены те же функциональные площади, что и планировали в Алмазном центре. Можно сказать, что идея Алмазного центра продолжает жить, но теперь уже в проекте комплекса «Земля Олонхо» и под другим названием. Хотя по сути «Кудай Бахсы» ничем особо не отличается от Алмазного центра — там должны находиться площадки для  торгов, офисы наших мастеров — ювелиров, огранщиков, кузнецов плюс финансовые, банковские офисы.

Тогда на этом месте стояли старые дома, и началась работа по подсчету — сколько будет стоить их снести и переселить людей. Все это уже сделано. Остался только один дом, хозяин которого держит это место. Но самое главное — идея была поддержана, поэтому сейчас не надо искать другую территорию под Алмазную биржу.

— Во время своего визита в Якутию полпред ДВФО Юрий Трутнев дал поручение создать Алмазную биржу в Якутске. Как Вы думаете, с чем это связано?

— Он понимает, что алмазы и бриллианты — один из финансовых инструментов, который постоянно имеет ценность на мировом рынке. Маленький, легкий камушек, но емкий по стоимости. Им можно обеспечить стоимость и ценных бумаг, акций, облигаций и т.д.

— В Москве есть Алмазная биржа. Вы были там, знакомы с ее работой?

— Алмазная биржа в России, т. е. Алмазная палата – это не классическая алмазная биржа, основанная на частном бизнесе, как в других странах. Скорее это больше государственная структура, призванная содействовать отечественному алмазо-бриллиантовому бизнесу. Чтобы в нашей стране появились алмазные биржи в классическом понятии, нужно законодательство привести в соответствие с мировыми правилами этого бизнеса. А так биржи возникли в Антверпене, Амстердаме, Нью-Йорке, в Рамангане в Израиле, Гонконге, Сингапуре, Японии, Индии.

— Россия является одним из лидеров по алмазодобыче, но при этом нет полноценной биржи…

— Россия в основном сырье поставляет, а не готовые изделия. Готовые изделия у нас были только во времена союза. Но тогда была монополия «Алмазювелирэкспорта», поэтому не было нужды в бирже. Он был единственным экспортером бриллиантов, у которого были по всему миру торговые представительства. Когда мы, те, кто создавал в республике гранильную отрасль, вышли на рынок, провели своеобразный маркетинг, увидели, как работают биржи, какие там законодательства, то стало понятно, что Россия еще не готова к созданию биржи. У их бирж своя история, наработанные схемы, законы, производители и продавцы, это очень узкий, специфичный рынок, где почти все держится на личном доверии партнеров.

Кроме законодательства должны быть очень гибкие специализированные таможни для алмазов. Наши контрактные лоты проверяются соответствующими экспертами, которые проверяют, насколько заявленная в декларации спецификация бриллиантов соответствует действительности. В мире такого нет. Наш контрактер сдает свои посылки, таможенные эксперты их выборочно проверяют — на это уходит уйма времени. Все экспортеры ждут в длинной очереди. Естественно, где создается очередь и контроль, там появляются разные схемы. Ведь покупатель ждет, оплатил, а за поставку не вовремя могут штрафные санкции предъявить. У нас куча препятствий, чтобы нормально проводить все эти дела. Нет гибкости, потому что законодательство в этом вопросе не отработано. В США, Европе, Сингапуре такого нет. Есть конечно свои правила, но до такой степени бюрократизированных нет. В Гонконг ты хоть веники привози, хоть бриллианты, не имеет значения. Ты заявляешь, что везешь бриллианты — тебе верят. В США ты можешь не декларировать бриллианты в течение определенного срока. Если за это время ты совершишь какие-то сделки, то заявляешь об этом соответственно по правилам.

Я тогда поняла, что если даже в республике появится биржа, она не будет работать пока наше законодательство несовершенно. Поэтому в первую очередь надо работать с законодательством.

— Это долгий процесс…

— Да, это время, но время должно работать на нас. Если мы хотим иметь свою биржу, то надо создавать специализированную таможню в республике, несмотря на всю бюрократическую систему. Некоторый объем алмазного сырья сортируется здесь и отправляется в Москву, в Единую сбытовую организацию (АЛРОСА), и в основном экспортируется по крупным контрактам. Но теперь руководство России ставит вопрос о переносе на Дальний Восток и Восточную Сибирь офисов крупных госкомпаний. Получается, что АЛРОСА тоже может сюда переехать, и тогда существенная доля сбытовой стороны дела тоже переместилась бы сюда, ближе к Азиатско-Тихоокеанскому рынку, что правильно. Мы должны повернуться к таким странам, как Сингапур, Япония, Китай, Корея и т.д. Если Россия сделает такой разворот, то естественно специализированные таможни будут находиться во Владивостоке, Хабаровске. Но почему бы таможню на бриллианты, алмазное сырье не сделать здесь? Такие вопросы ставились, но, насколько я знаю, Министерство финансов России было против. Конечно, такие вопросы за один день не решить, нужно время для решения многих вопросов организационного, юридического характера.

Мы должны подготовить специалистов, на это потребуется время и деньги. Потому что рано или поздно надо будет выходить и завоевывать Азиатско-Тихоокеанский рынок. Это очень большой вопрос. Главное, нужна политическая воля для принятия решения.

— Но разве в республике не хватает специалистов – сортировщиков, оценщиков?

— Многие наши кадры ушли из отрасли, развитие ее идет вниз. Многие уже на пенсию уходят, но кое-кто пока есть. Нет людей с глобальными, национальными идеями, как покойный Георгий Яковлев. Алмазный, бриллиантовый бизнес в России по большому счету очень политизированный. Поэтому нужно ставить глобальные, амбициозные задачи. К чему я говорю? Сейчас в окрестностях Якутска собираются искать 600 гектаров под Территорию опережающего развития ювелирно-гранильной направленности, где будет находиться Алмазная биржа. Согласно проекту нового закона о ТОРах такая территория должна быть не меньше 600 гектаров. Я считаю, что это утопия в наших условиях. В Якутске на ГРЭСе есть большое здание бывшего завода «Туймаада-Даймонд», где размещена часть наших гранильных предприятий. Но даже это здание, которое специально строилось под это производство, наполовину пустует. Но я слышала, что и работают там, в основном индусы, там же и живут. Поэтому это здание надо довести до ума и разместить там производство, а биржу построить отдельно.

— В этом ТОРе собираются объединить производство и биржу?

— В большинстве стран, где есть алмазные биржи, торговые площадки и производство находятся раздельно. Алмазная биржа — это инфраструктура для общения участников рынка, для оформления документов. Здесь идет торговля со всем миром. Можно, конечно, торговать виртуально, но бриллианты настолько интимный товар, что надо их подержать в руках, полюбоваться ими, вникнуть в историю каждого камня. Увидеть в них дальнейшую их судьбу. Эксперты-диамантеры, участники торга получают от процесса удовольствие.

На таких биржах есть специально оборудованные комнаты. Все здание напичкано электроникой, с высокотехнологичными сейфами, там есть банки, работающие с драгоценными камнями и металлами. Клиент приходит в цивильный офис и тет-а-тет ведет разговор, приценивается к товару…Это своего рода искусство, которое не делается в производственных помещениях. Должны быть красота и интимная атмосфера. Я считаю, что территория комплекса «Земля Олонхо» будет располагать к этому. У нас будет ландшафтный парк, комфортная обстановка с гостиницами, кафе, ресторанами... Если будет вся эта инфраструктура, тогда и люди будут приезжать. Тут же должен быть и специализированный таможенный пост, офисы компаний-перевозчиков. Чтобы декларировать и сдавать, так сказать, не отходя от кассы.

— Когда Вы продвигали идею Алмазного центра, Вам не хватало инфраструктуры?

— Нет, честно говоря, меня привлекала этнографическая, культурная составляющая, не производственная. Но я понимала, что рано или поздно вопрос инвестиций поставит и вопрос финансового инструмента. И к тому времени мы дойдем до того уровня, когда начнем проектировать комплекс. И вот совпало. Есть площадка, одобренная тогда Президентом республики, Председателем правительства, Председателем алмазного совета. Сегодня уже федеральное руководство ставит этот вопрос. Мы же дошли до этапа архитектурного конкурса комплекса «Земля Олонхо», составления технических заданий для проектирования. Поэтому сейчас надо работать над соответствующими законопроектами, и люди, которые занимаются этим должны понимать, что такое биржа и с чем ее едят.

— Сейчас идет обсуждение законопроекта по ТОРу. Насколько реально получить такой статус проекту «Земля Олонхо»?

— Регионам говорят — вносите свои предложения в законопроект. Есть еще время и возможность обратиться к тем, кто отвечает за это. Тем более, что Вячеслав Штыров, будучи уже заместителем Председателя Совета Федерации, вносит соответствующие предложения. В тот законопроект по ОЭЗ, который предлагается, наш комплекс «Земля Олонхо» опять не подпадает, так как он распространяется на территории технико-внедренческого типа, туристско-рекреационного, агро-промышленного... Очевидно нам нужно вносить свои предложения в законопроект по ТОР. Мне, например, очень импонирует намерение федерального правительства по созданию Агентства по развитию человеческого капитала в ДВФО. Проект комплекса «Земля Олонхо» как раз соответствует этой идее. Поэтому не надо искать 600 гектаров земли. Пустующие площади под гранильное производство есть и в черте города, их можно модернизировать. Территория для объекта с торговыми площадками для диамантеров заложена в концепции комплекса «Земля Олонхо».

Наша республиканская гильдия ювелиров и огранщиков   является соучредителем фонда «Проектная компания комплекса «Земля Олонхо»». Фонд начал проводить международный архитектурный конкурс на эскиз-идеи объектов комплекса. Очередь дойдет и до финансово-делового центра «Кудай Бахсы», где наши мастера-ювелиры, огранщики и диамантеры будут участвовать в разработке техусловий этого объекта. Будут сообща искать инвестора, и появится настоящая алмазная биржа, основанная на частном бизнесе и доверии участников рынка.

Не надо изобретать велосипед по-новому. Он уже изобретен, надо только его оседлать.

Елена ЯКОВЛЕВА.