Главная » Статьи

АрхиСоветы для якутского проекта

3 апреля 2015 Просмотров 460

За два дня пребывания в Якутске архитекторы международной корпорации «Over Arup & Partners» и итальянской компании «Vittorio Grassi Architetto» сконцентрировали вокруг себя все звенья проекта. В супернасыщенном графике встреч руководство СВФУ сменялось руководством Департамента по делам народов РС(Я), за разработчиками инвестплана шли консультанты по инженерным сетям, организаторов выставочного бизнеса сменяли идеологи Театра Олонхо… У каждого из них свои объекты и свои интересы. Всех их надо выслушать, понять и свести в общую картину, чтобы не только визуализировать в генплане разные объекты, но и правильно расставить акценты и балансы. Сами архитекторы очень любят слово «баланс», «сбалансировать». Действительно, это то, что очень важно для нашего проекта, в котором сходятся духовность, культура, наука, образование, бизнес, коммерция и просто ландшафт.

Мы представляем вам Витторио Грасси, руководителя компании «Vittorio Grassi Architetto», победителя конкурса в консорциуме с ОАО «Якутагропромпроект», Джеймса Файнстоуна, директора генпроектов и ответственного за развитие бизнеса международной корпорации «Over Arup & Partners» и Бору Ковачевича, руководителя российских проектов этой корпорации, которая также стала победителем. К сожалению, из-за дефицита времени не удалось поговорить с четвертым архитектором Стефано Рекалькати из «Ove Arup & Partners», который непосредственно разрабатывал конкурсный проект. Но радует, что все четверо успели дать импровизированный мастер-класс для молодых якутских архитекторов на семинаре «Школа прикладной урбанистики», который прошел в эти дни в Якутске. Персональный взгляд, личные предпочтения – это не только интересно для аудитории, но это то, без чего немыслима архитектура и что с трудом пробивается в нашей действительности. Поэтому предлагаем вам познакомиться с мнением архитекторов.             

DSCN0766 

ВИТТОРИО ГРАССИ: «АРХИТЕКТОР ПОХОЖ НА РЕЖИССЕРА ФИЛЬМА»

— За эти два дня вы достигли поставленных целей?

— Но день еще не закончен. В конце второго дня можно будет подвести итоги и немножко понять результаты. На данный момент мы встретились с очень интересными людьми, получили много идей. Сейчас будем пытаться учесть их в генплане.

— Вы не боитесь, что может нарушиться баланс территории, если первым объектом будет мединститут, а не Международный Центр Олонхо – ядро комплекса? Вы очень правильно говорили на совещании в СВФУ о важности сохранения баланса.

— Нет, не боюсь. Говоря о балансе, я имел в виду здания и ландшафт, то есть искусственные и природные поверхности. Очень важно, что мединститут пойдет первым. Это привлечет большое количество людей, которые начнут этим зданием пользоваться. А следовательно, горожане начнут посещать эту территорию. Сначала идут те, кто осваивают территорию, а потом уже за ними приходят другие. Это единственная возможность внести жизнь на эту площадку.

Это хорошо, что мединститут является объектом «Земли Олонхо». Получается некое смешение между разными функциями.  Этот комплексный объект будет похож на маленький город.

— На ваш взгляд, какой должна быть архитектура медицинского кампуса, чтобы вписаться в пространство и гармонировать с Международным Центром Олонхо?

— Я думаю, что это здание должно быть построено в соответствии с последними тенденциями медицинских учреждений, которые строятся в Европе и в мире. Здание не должно быть высотным и должно быть очень тесно связано с ландшафтом. Оно не должно быть вычурным, символическим. Его задача вписаться в ландшафт. Академическое здание — это место, куда люди приходят часов на восемь, и они должны чувствовать себя там комфортно. Поэтому комфорт и функциональность мы ставим на первое место. А если вы строите здание театра, то оно наоборот должно быть символическим и знаковым. В театре вы находитесь два-три часа. О принципах проектирования можно говорить подробнее, но это основные принципы.

— Вы уже второй раз в Якутске. Имеете представление об архитектуре города. Насколько вписывается ваш проект Международного Центра Олонхо в общий контекст? Не будет ли этот центр слишком ярким, экстравагантным пятном?

— Во-первых, мы будем делать концепцию генплана таким образом, чтобы там была гармоничная инфраструктура, которая бы дополнительно не нагружала существующую инфраструктуру. Мы не говорим, что здания МЦО существуют сами по себе и отдельно от остальной инфраструктуры. Мы будем строить комплекс. Разница между существующими зданиями города и будущим комплексом будет в услугах. Как эти услуги будут обеспечиваться на новой территории – вот это важно.

Такая большая площадь застройки не за одну секунду будет реализовываться. Мы будем строить шаг за шагом, и люди будут постепенно начинать пользоваться этой инфраструктурой. Необходимо постараться очень мягко вписать здание Международного Центра Олонхо между существующими застройками, как с малоэтажными, так и с высокими.

— В течение двух дней вы общались с разными участниками проекта, и почувствовали, что каждый считает свой объект главным. Это не сбивает с толку? Трудно, наверное, расставить акценты?

— Есть итальянская пословица о том, что каждый тянет полы пиджака на себя. Мы, архитекторы, в чем-то похожи на режиссера фильма. Всех выслушиваем, взвешиваем разные мнения и потом через все это реализуем свое видение ситуации. Как режиссер хочет сделать хороший фильм, так и мы должны сделать хороший объект. Только режиссер может знать, где конечная цель фильма и как фильм должен выглядеть.

DSCN0778 

ДЖЕЙМС ФАЙНСТОУН: «ОДНА ЗАДАЧА ОСТАЛАСЬ НЕВЫПОЛНЕННОЙ»

— Задачи, которые вы поставили перед поездкой, выполнены?

— У нас больше, чем одна задача. И одна из них очень практическая — встретиться с заинтересованными сторонами, понять балансы проекта и затем сбалансировать все это. Мы лучше поняли эмоциональную, культурную сторону проекта. В этих аспектах мы достигли некоторых успехов. Но одна задача осталась невыполненной. Я приехал сюда без шапки, забыл ее на кухне. Но благодаря вежливому жесту Лены Валерьевны (Л.В.Федорова – директор «ПК ЗО») я получил шапку здесь. Это единственное, что я не выполнил (смеется).

— Главная задача – заключить контракт на выполнение концепции генплана территории?

— Нами было вложено большое усилие в проект в рамках конкурса. Мы выполняли конкурсное задание и после того, как «Аруп» был объявлен победителем. Второй шаг уже серьезно сделан, и теперь логическим шагом является заключение этого контракта. Сейчас пока не закончены наши встречи, и мы с оптимизмом ожидаем этого контракта. Это будет для нас большим успехом.

— Вы собрали достаточно материала для дальнейшей работы над более углубленной проработкой проекта?

— У нас подход холистический. Он с самого начала включает в себя все градостроительные составляющие и инженерную компоненту. И план, который мы представим в мае, будет в полном объеме включать инженерную составляющую. Более того, на этом этапе градостроительного проектирования будет больше глубины и детальной разработки.

DSCN0780

БОРА КОВАЧЕВИЧ: «ВСЕ ЗАИНТЕРЕСОВАННЫЕ СТОРОНЫ ДОЛЖНЫ ПРИЙТИ К КОМПРОМИССУ»

— Вы сказали, что в мае будут две версии концепции генплана. Чем они будут отличаться друг от друга?

— Они будут отличаться решениями по местам нахождения некоторых кластеров, по параметрам зданий, по их высотам. В творческом процессе это естественно, когда делаются две версии, которые отличаются некоторыми параметрами.

Из двух проектов победителей надо сделать гибридный проект, а потом — еще варианты гибридного проекта. Они должны отличаться, чтобы дать возможность заказчику определиться, в какую сторону дальше развиваться.

— Вы услышали много разных мнений от разных участников проекта. Есть ощущения некоторой несогласованности между ними?

— У заказчика непростая задача, потому что много заинтересованных сторон. У каждой стороны свои интересы, которые она продвигает. В этом нет ничего необычного. В работе над каждым генпланом такое происходит. Единственное, на что надо обратить четкое внимание — должен существовать один центр координации. Этот центр должен защищать общие интересы города, а все заинтересованные стороны должны прийти к каким-то компромиссам. Кому-то не понравятся некоторые решения, но всех надо довести до уровня согласованности с той ситуацией, которая происходит.

Сейчас очень важно скоординировать всех участников, получить сбалансированное решение и сказать, что является приоритетом на данный момент.

— На данном этапе приоритетом является мединститут.

— Да, потому что финансирование обеспечено.

— Не получится так, что кампус мединститута станет центральным объектом комплекса?

— Не получится. Расположение мединститута на генплане территории не зависит от того, что он первый получил финансирование и первый начнет строительство. На месторасположения института и общежития влияет много других параметров.

— Это обычная практика делать несколько генпланов, которые немного разнятся?

— Да, они отличаются деталями. Но одна вещь принципиальна. Каждая концепция генплана сопровождается процессом, который идет сверху. Но при этом есть реальная жизнь, которая идет снизу. Например, кто-то купил на этой территории участок и хочет там строить что-то. Это то ограничение, которого не было с начала в генплане и которое может появиться в процессе разработки. Поэтому очень важно, чтобы эти два процесса уважали друг друга. Чтобы все промежуточные действия работали с генпланом. Если по плану там предусмотрено жилье, то там не должен появиться завод с грязным производством.

В некоторых европейских странах запрещается любая покупка участков с момента начала производства мастер-плана. Именно для того, чтобы никто не манипулировал землей. Идея такая: мастер-план заканчивается, мысль доносится, а потом проект выполняется. А не наоборот, когда сразу начинается строительство, а потом обратным путем строительство возвращается в мастер-план. Вот это плохо. Чем меньше этого, тем меньше проблем.

— У вас были похожие проекты, где в одном комплексе столь разные кластеры совмещались?

— Да, конечно. В Сербии был проект вокруг большого озера, где развивался туризм. Самая большая сложность была в том, что надо было остановить покупку участков рядом с озером. Надо было делать мастер-план, а люди покупали участки. Но все-таки мы справились с этим вызовом. Сейчас туристический комплекс строится.

— Везде есть столкновения интересов?

— Да, и у каждого проекта свой вызов, свои проблемы. Большие города, такие как Москва, имеют генпланы, которые никогда не заканчиваются, постоянно разрабатываются. Потому что всегда что-то происходит, меняется.

— Тот план, который вы представите в мае, он не предусматривает архитектуру зданий?

— Предусматривает. Визуальная составляющая тоже есть. Но не так детально, как в архитектурных проектах. Архитектурные проекты они на одну ступеньку ниже, но гораздо более детально прорабатывают здания.

— А то, что представлено в конкурсных проектах, как можно назвать?

— Это концепция. Сейчас идет более подробная проработка концепции самой территории. Из этой концепции выдвигаются некоторые объекты. Это Международный Центр Олонхо, который в конкурсной концепции был проработан некоторыми участниками более подробно, чем другие здания. Другие здания просто кубиками были показаны.

— У Витторио Грасси очень серьезно был представлен объект МЦО.

— Да, он весь проект вокруг этого объекта разработал. Мы наоборот генплан разработали, а на здания не обращали внимания.

— Это связано с тем, что «Аруп» большое внимание уделяет инженерным решениям? Про вас говорят, как про крупную инженерную компанию…

— Сегодня я уже третий раз это слышу. Это большая ошибка. Стефан, Джеймс и я — мы все архитекторы. Здесь ни одного инженера нет. Очень часто архитекторы любят про нас говорить, что мы инженеры (смеется). Архитектурная составляющая у нас существует.

— Значит мы сможем в конце мая увидеть, как будет выглядеть Международный Центр Олонхо, медицинский институт с общежитием?

— Для этого заказчик должен нанять архитектора на каждое здание, а в мае будут более глубоко разработаны параметры генплана. Здесь не будет углубления в архитектуру. Это не архитектурный проект того или иного здания.

— Просто меня интересует, как будет выглядеть МЦО – главный объект «Земли Олонхо».  Собственно, то ядро, из которого разрослась идея комплекса.

— Мне тоже это интересно. Но это уже будет зависеть от заказчика объекта.

Елена ЯКОВЛЕВА.