Главная » Статьи

«Богатых компаний у нас нет»

30 июня 2015 Просмотров 584

Наш разговор с председателем Некоммерческого партнерства саморегулируемой организации «Союз строителей Якутии», директором строительной компании «Северный дом» Яковом ЕФИМОВЫМ состоялся после подписания Соглашения о сотрудничестве между Фондом проектной компании «Земля Олонхо» и «Союзом строителей Якутии». Проект «Земля Олонхо» для строителей республики — это не просто большая площадка для работы, но и возможность воплотить архитектурные проекты международного уровня.   

Союз объединяет 29 тысяч человек, работающих в более чем 400 строительных компаниях. Поэтому разговор затронул проблемы строительной отрасли, к которым каждый раз возвращался мой собеседник. Было видно, что его одинаково волнуют зарплата строителей, качество жилищного строительства, экология и облик нашей столицы. Но в первую очередь – возможность строить, что становится особенно актуальным в период кризиса.      

DSCN0832

— Яков Ананьевич, на прошлой встрече вы называли комплекс «Земля Олонхо» парком. То есть для вас это больше парковая зона, чем комплекс с разными объектами?

— Как я понимаю, основной акцент на этой территории будет сделан вокруг парка, вокруг Аал-Луук мас. Центром этого комплекса должна стать парковая зона. Мне кажется, что природа там первична, а потом уже все остальное. На уровне подсознания эта градация все равно будет сформирована. Когда будут продавать там жилье или коммерческую недвижимость, то будут ссылаться на близость парка.

— Если говорить о природном ландшафте «Земли Олонхо», то озеро Сайсары здесь занимает значительное место. Поскольку это не только природное, но и историческое пятно города, которое требует восстановления и облагораживания… 

— Опять же мы возвращаемся к природе, стремимся ее сохранить, живя в городе. Сейчас идут волнения из-за химзавода. В Оленьке люди выступили против освоения алмазных участков. Когда читаешь об этом, то сразу вспоминаешь фрагменты из кинофильма «Аватар», уничтожение Древа жизни и начальной природы. Поэтому «Земля Олонхо» видится таким местом, которое связывает нас с природой, с представлениями о Верхнем, Среднем и Нижнем мире…Это наша структура жизни.

Сейчас по инициативе Айсена Николаева начинается восстановление городского канала и городских озер. Надо вкладывать в это дело средства Фонда будущих поколений РС (Я). Что мы оставим следующим поколениям? В первую очередь сохраненную экологию города. «АЛРОСА» ежегодно перечисляет в фонд 500 млн. рублей, которые надо использовать на эти цели. А детские сады, школы — это муниципальные и государственные объекты, куда должны быть вложены бюджетные средства.

Мэр Сеула, когда восстанавливал речку, проходящую через столицу, начал с городского бюджета. Люди увидели, как из-под земли появилась эта речка, ожила, и начали нести свои деньги.

— Вы говорили на прошлой встрече о строительстве национальных парков в Америке во времена Великой депрессии, об энтузиазме людей, которые помогали безвозмездно…

— В 1930-х годах в Америке во время кризиса государство приняло решение использовать свои внутренние резервы. В том числе стали заниматься благоустройством национальных парков. В этих работах участвовали архитекторы, скульпторы, художники, артисты и инженеры, все слои населения. Люди несли свои сбережения, фамильные драгоценности. Тем самым миллионы людей не только спаслись от голода, но и сохранили национальное достояние, культуру.

В Сан-Франциско в Национальном парке «Редвуд» сохранены огромные секвойи. Там здорово. Ты попадаешь в древний мир, где секвойи не обхватить двум людям. Это уникальный парк с древними деревьями.

На берегу озера Сайсары возвели сквер Матери. В федеральном бюджете предусмотрены расходы на очистку  озера Сайсары, и это дает надежду, что озеро будет сохранено. Плохо, что соединяющую речушку между озерами Сайсары и Сергелях застроили частными домами. На территории ипподрома необходимо проводить природоохранные мероприятия. Думаю, что надо стремиться к сохранению природы.

— Вы, наверное, видели проекты победителей архитектурного конкурса. Готовы ли местные строители работать по зарубежным архитектурным проектам? Там другие технологии и материалы могут быть новые для нас.

— Готовы. Сейчас происходит очень обширный обмен информацией благодаря интернету. Мы узнаем о новых материалах в тот же день, как только появляется о них информация. Печатной продукции очень много. Так что наши инженеры и архитекторы идут в ногу со временем.

— А в плане опыта?

— Опыт, тоже, есть. Рядом с нами стоит ТРК «Туймаада». Это одно из первых металло-каркасных зданий в Якутске, построенное в 1990-х. Этот метод строительства широко распространен по всему миру, и у наших строителей уже есть опыт возведения таких домов. Наша компания «Северный дом» проводила реконструкцию этого здания.

Современные технологии строительства для строителей Якутии не чужды. В Якутске освоили производство легких стальных конструкций (ЛСТК).

 Но как простой гражданин я убежден, что общественные здания, такие как театры, школы, музеи, должны быть монументальными.

— В архитектурном плане?

— Да. Но в конструктивном плане даже больше. Здание школы, в которой я учился, развалилось. Я приезжаю в Ытык-Кюель, а моей родной школы нет. Я завидую белой завистью, что в центральных регионах России или за рубежом каменные школы стоят веками. Там учились твои родители, сейчас учатся твои дети, и это все из поколения в поколение передается. Кто будет плохо учиться в стенах, где его предки учились.

— В Якутске каменные здания тоже не всегда веками стоят. Из-за фундамента рушатся.

— 8-я школа стоит давно. У нас проблема с геологией. Нужно очень бережно относиться к вечномерзлым грунтам, проветривать снизу фундаменты. Фундаменты можно восстановить. Здание Академии наук восстановили, и оно будет стоять. В принципе все эти старинные здания можно сохранить, если вовремя сделать реконструкцию.

— На ваш взгляд, кирпичные, панельные или блочные дома более долговечные?

— На практике мы видим, что кирпичные здания долго стоят. Шлакоблок, который мы сейчас используем, — это относительно новый материал. По характеристикам такие дома должны стоять долго. Если говорить о базальтовых утеплителях и вентилируемом фасаде, то у них есть определенный срок службы. Но начальные вложения получаются дешевле, чем традиционно делать стену толщиной в 80 см. Эти материалы технологичны, их надо менять. Так же, как женщина меняет шубу, так и здесь. Это такие же затраты, но другого масштаба. А сами стены и каркас будут стоять.

— Архитектурный облик нашего города портят безликие фасады и однообразная облицовка зданий. Мало того, что облицовочная плитка однообразная, она еще непрочная. На первых этажах она нередко отбитая. То ли человеческий фактор, то ли холод так действуют?

— Это керамогранит — искусственный материал, который выдерживает морозы. Может быть, люди задевают или ошибка в монтаже.

— В мае я съездила в Японию. Меня поразила не столько архитектура зданий, сколько дизайн фасадов, отделка зданий и применяемые материалы. Простые по архитектуре здания-пеналы выглядят по-разному благодаря разнообразию материалов. Везде разная фактура поверхности, интересный дизайн фасадов. Нередко используют дерево. Почему у нас нельзя хотя бы разнообразить плитку для обшивки?

— Мы можем сделать любую обшивку, но у нас все упирается в стоимость. Хотите – заказывайте. Все зависит от возможности заказчика финансировать этот проект.

В прошлом году муссировали такую тему. При строительстве детского сада стоимость одного места должна быть не выше 800 тысяч рублей. А если рассчитывать по российским нормативам, то для Якутии стоимость одного места — 1 млн. 650 рублей, и это без наружных инженерных сетей и без благоустройства территории. Только здание с оборудованием и мебелью.

Эту цену в 800 тысяч рублей установил Всемирный банк реконструкции и развития (который предлагал кредит на строительство детских садов в республике – Е.Я.). Мы говорим – хорошо, тогда дайте нам такие проекты, по которым можно уложиться в такую сумму. Это все зависит от того, какой будет проект. На сумму, которой хватает на автомобиль «ВАЗ», мы не можем купить ландкруизер. Разве что ландкруизер-развалюху. Так и в строительстве. Хотите дом как в Японии (смеется), то вкладывайте такие средства. Если будет проект, который будет отвечать сумме 800 тысяч рублей, то мы можем построить. Но я на сто процентов уверен, что он не будет отвечать существующим российским нормам и требованиям к детским садам.

Если появится такой детский сад, то люди огульно будут ругать строителей.

— Да. Я против тех малометражных квартир, которые сейчас строятся. Допустим, малосемейки. Представляете себе двухкомнатную квартиру в 26 квадратных метров? Зачем такие дома строить? Потому что покупательская способность у нас низкая. И вынуждены строить такие квартирки. Это все взаимосвязано. Сейчас идет снос ветхого жилья. Под снос идут деревянные двухэтажки, где площадь трехкомнатной каморки 30 квадратных метров. Государство выделяет этим людям жилье, которое соответствует их ранее занимаемой площади. Строят дома с малометражными квартирами. Я не вижу смысла. Мы сами себя обманываем.

— Наша задача заключается в том, что территория комплекса «Земля Олонхо» должна стать эталоном новой архитектуры и нового уровня строительства. Это задача архитекторов и строителей.

— Безусловно. Но вот начали строить в 203-м микрорайоне, а дома панельные. Хотя по кадастровой стоимости это, наверное, один из самых дорогих районов в Якутске. А мы там хотим жилье эконом-класса строить, вместо того, чтобы возводить современные дома. У нас центр Якутска весь застроен жильем эконом-класса. Смысл какой? Панельные дома — это эконом-класс. Там ограниченные средства и пространства не позволяют фантазировать с дизайном и с фасадами. Панели поставили, и в этих панелях жилье.

— Возле ТЦ «Московский» построили жилье не эконом-класса. Хорошо смотрится.

— Ну да, смотрится хорошо, но опять же, не хватает автостоянок, ограниченная дворовая площадка. Конечно, людям нужно доступное жилье. Но, тем не менее, есть и другие законы. Почему кадастр придумали? Чтобы оценить земельные участки. Оценка зависит от многих факторов – близость к культурным, торговым центрам, наличие коммуникаций...Кадастровая стоимость таких участков оценивается намного выше, чем на ДСК или в Мархе. Если кадастровая стоимость выше, значит и земля, и квадратный метр жилья оцениваются дорого.

Я считаю, что территория «Земли Олонхо» — это почти центр города, и там должны быть  соответствующая архитектура и уровень строительства с применением современных строительных материалов. Это будет дорогой проект. Как строитель, вижу там новые технологии не только в самих зданиях, но и в их начинке. В комплексе предусматриваются Театр Олонхо, Театры танца, эстрады, филармония, музейные комплексы, кинотеатры, конгресс холл и т.д. Современные технологии очень отличаются от того, что было в 1990-е годы. Поэтому здесь должно быть новейшее техническое оборудование, которое было бы там смонтировано. Чтобы не бегать с видеокамерой на плече, театры должны быть напичканы самым современным оборудованием, новейшей акустической системой. И не факт, что здание будет дороже, чем внутреннее оборудование.

— Есть ли у нас такие строительные компании, которые могли бы инвестировать в какие-либо объекты комплекса?

— Богатых компаний у нас нет. У нас даже мало конкурентоспособных предприятий. Хотя стройкомплекс республики производит 10% регионального продукта, у нас большая разница между сметной и рыночной стоимостью. Я не говорю, что дома, которые строятся в Якутске, по другой стоимости идут на рынок. Мое предприятие сейчас строит детский сад в селе Амга. Контрактная стоимость 57 тыс. рублей за квадратный метр с полной отделкой. Теперь представьте, что весь материал надо отвезти туда за 200 км. Построить и отделать. В Якутске люди выкладывают за квадратный метр 80 тысяч рублей с черновой отделкой и говорят, что дешево купили.

Зарплата строителей рабочей квалификации на очень низком уровне. Средняя зарплата по нашим подсчетам – 37 тысяч рублей. А статданные выдают 54 тысячи рублей. Они включили «АЛРОСУ», газовиков, все добывающие компании, где есть строительная деятельность. Но и это мало. В 1970-80 годы если средняя зарплата была 120 рублей, то строители получали минимум 500-700 рублей. Если сейчас средняя зарплата по республике 46 тысяч рублей, то посчитайте, сколько должен получать строитель-каменщик. Каменщики в Якутске зарабатывают 80-100 тысяч рублей, и это не такие большие деньги.

Почему я говорю, что у нас нет крупных компаний? Мы часть своих накладных расходов, сметной прибыли полностью отдаем на зарплату, чтобы выровнять эту ситуацию. В итоге у организации не остается средств на обновление технического парка, строительного инвентаря. Проблем много, их надо решать. Конечно, люди хотят получить дешевые квадратные метры. Но, тем не менее, есть предел, ниже которого мы не можем опуститься.

— По условиям соглашения теперь вы будете участвовать во всех мероприятиях проекта «Земля Олонхо». Думаю, что участие строителей привнесет практический взгляд, может быть, где-то приземлит людей культуры, духовности, ученых, которые стояли у истоков этой идеи. До вас это сделали архитекторы, которых в свою очередь пытались отрезвить и приземлить инженеры-коммунальщики, ученые-мерзлотоведы. Теперь строители вступают в проект, от которых будет зависеть облик «Земли Олонхо» и все воплощение замысла...

— В конечном итоге строить будем мы — наши местные строители. Потому что мы знаем все наши особенности лучше других и можем работать в этих условиях. В минус 40 никакой иностранец здесь не работает, а якуты бетон делают, стены кладут. Людям надо дать работать и зарабатывать. Сейчас из отраслей экономики строительство самое неподверженное импортному влиянию. Все основные строительные материалы — песок, цемент — все внутри республики добывается и производится. Из-за пределов привозим только металл, арматуру. Деревянное строительство полностью наше.

— При этом необходимо сделать шаг на уровень выше. Ведь проект архитекторов-победителей включает новые для Якутска решения. Там должны быть не только коробки и не только бетон. Будут другие формы, материалы и технологии, которые здесь не применялись. И надо убедить заказчиков в необходимости этого, потому что заказчик привык экономить, возможно он просто не информирован о новых технологиях. Его надо просвещать, убеждать архитекторам, строителям.

— Не то, чтобы убедить. Мы будем говорить правду, а убедится он или не убедится — это уже второй вопрос. Я не хотел бы разделять заказчиков и подрядчиков. Это должно быть наше общее дело. Мы все должны участвовать в этом проекте, как граждане нашей республики и как горожане. Кстати, по 203-му микрорайону, многие строители подписались под письмом о том, что там нужно строить современное жилье.

— Окончательное решение по этому микрорайону принято?

— Строят, и судя по всему эконом-класс. Хотя, туда вошла Группа компаний «Сэттэ». Сейчас идет проектирование, и я надеюсь, будут строить современные дома.

Мы считаем, что «Земля Олонхо» физически, финансово и технологически реальный проект. Настало время объединиться деятелям культуры, духовности с нами – людьми, работающими на земле, и поддерживать друг друга. Как сказал Андрей Саввич (А.С.Борисов – Госсоветник РС (Я), Председатель правления Фонда «ПК ЗО» — Е.Я.), проект появился шесть лет назад и наш союз строителей был создан шесть лет назад. Сейчас мы созрели для сотрудничества. Мы должны что-то оставить будущим поколениям.

— Из того, что построили, чем будете гордиться перед внуками?

— Школы, детские сады, стадионы и парки. В Якутске ТРК «Туймаада» – это наша реконструкция, Бизнес-центр на улице Кирова.

— Ругали ТРК «Туймаада», но тем не менее, это такой центр притяжения для молодежи. Где бы они собирались?

— Людям нравится. Единственное – автостоянок нет. Немного разгружает эстакада у Бизнес-центра, которую мы построили. На ней сейчас более 50 машин стоят.

— На территории комплекса должна проявиться национальная архитектура. В вашем представлении, какой она должна быть?

— Я уверен, что наши архитекторы придумают национальную архитектуру, потому что они одни из самых сильных в России. У якутов, как у северных людей, очень развито пространственное мышление. Во время учебы в институте начертательная геометрия, черчение – это был «конек» ребят из Якутии. Владели предметом, наверное, на генном уровне. На днях заходил в «Якутпроект», и узнал, что они недавно с Дальневосточного архитектурного конкурса опять с победами вернулись.

— Все это так. Но сотрудничество с зарубежными архитекторами тоже не помешает, чтобы расти и развиваться.

— Новые идеи всегда хороши. Мы тоже хотим сейчас для строительства применять новые технологии. Люди, которые знакомы с этим, для нас тоже очень интересны.

Рассуждений о национальной архитектуре может быть очень много. Но мне хотелось бы вернуться к нашим реалиям. Я не сторонник многоэтажных домов. Мы сейчас строим многоэтажные здания. Понятно, что земля дорогая, фундаменты дорогие, и мы как бы удешевляем за счет количества этажей один квадратный метр. На мой взгляд, у людей должно быть индивидуальное жилье. Население в Якутии не такое большое, и это вполне возможно.

— Большой плюс индивидуального жилья в том, что к своему люди бережно относятся, чего нет в многоквартирных домах с неухоженными и необустроенными дворами и подъездами.

— Да. У нас территории достаточно. Единственная проблема – обеспечение коммуникациями. За счет индивидуального жилья решили бы проблему сохранения вечной мерзлоты. Во всех крупных зданиях следить за этим сложно, и если что-то случится с фундаментом, грунтом, то устранить это еще сложнее и дороже выйдет.

 В последнее время в мире появилась практика закрытых клубных поселков, и это возможно у нас. На западе модно стало строить кварталы для молодых или пожилых. Допустим, в квартале для пожилых вся инфраструктура, общественные здания предназначены для людей этого возраста. Там не шумят подростки и дети, не ездят байкеры. Ассортимент магазинов, бытовые услуги – все для этого круга. Там живут социально и физически равные люди.

— Основная проблема, которую решает сейчас ваш союз, это повышение зарплаты строителей?

— В первую очередь мы хотим защитить своих рабочих от разницы между сметной и рыночной стоимостью оплаты труда, которая отражается на их зарплате. Зарплата должна быть реальной, правильной, чтобы была уверенность в завтрашнем дне, и чтобы наша отрасль не развалилась. И еще — нам очень важно строить. Если мы не строим, то скоро можем обанкротиться. Важно, чтобы поступали заказы. Наши предприятия ориентированы только на производство строительно-монтажных работ, и пока других источников заработать на жизнь у нас нет.

 Есть такие руководители, которые говорят – нам без разницы, кто работает, лишь бы построили. А я говорю — разница есть. Если строит местное предприятие, то все налоги остаются в республике. Если будут приезжие компании строить, то кроме налога с дохода с физических лиц все остальное он будет оплачивать по своему юридическому адресу.  Будет развиваться другой фонд медицинского страхования, другой фонд социального страхования. Следовательно врач другого региона будет получать зарплату от этих отчислений. Дети другого региона будут отдыхать в летнем лагере за счет этих средств. 13% НДФЛ, которые здесь останутся – копейки по сравнению с другими налогами и обязательными отчислениями.

— «Земля Олонхо» может стать большой площадкой для наших строителей.

— По укрупненным расчетам проект можно оценить в 38 млрд. рублей. Но я думаю, что это не предел, особенно, если войти в начинку. Поэтому очень важно, чтобы строили именно местные строительные компании, зарегистрированные на территории республики. И работали местные строители. Мы пока не говорим, что у нас безработица, но если эти моменты не будем соблюдать, то безработица наступит. Поэтому сейчас строительные компании ведут переговоры, чтобы объединяться, укрупняться в одну крупную компанию.

— Будет только одна компания вместо всех остальных?

— Они все сохранятся, но появится одна доминирующая компания. Она будет иметь возможность участвовать в крупных инвестиционных проектах, будет иметь согласно градостроительному кодексу соответствующие допуски на виды работ, которые могут быть объявлены. Сейчас согласно закону, если у предприятия нет технических работников, то оно не имеет права участвовать в конкурсе. Очень важный момент — кредитная история предприятия. В последнее время мы разговаривали с ведущими федеральными банками, в том числе со «Сбербанком», «Газпромбанком», с зарубежными инвесторами. У них требования такие же.

В принципе мы уже созрели, и соглашение с Фондом проектной компании «Земля Олонхо» это показывает. Кстати, мы презентовали проект «Земля Олонхо» «Сбербанку, и их интересует, как все это будет реализоваться. Я думаю, что инвесторы придут.

— Ваша компания в основном строит социальные объекты?

— Да, мы пока так работаем. Нам эта система и схема понятна. Мы знаем, что увезем материал, построим к сроку и выполним госконтракт. Но сейчас средств не хватает. Кризис. Не только государство в кризисе. Это мы сейчас в кризисе. У нас заказов нет.

— В этом году вы участвовали в конкурсах?

— В этом году только девять конкурсов было, но все это — дополнения или изменения в проектах. Новых строек до сегодняшней даты не было. Обычно январь—февраль — это активное время конкурсов на государственные объекты. А с начала года ни одного. Мы сразу ощутили кризис. Я думаю, что сфера коммерческого жилья это тоже ощутила, потому что ипотека немножко остановилась. Когда на уровне Российской Федерации банкам дали финансовую помощь в 20 млрд. рублей для поддержания ипотечного кредита, то это здорово помогло и сдвинуло с места жилищное строительство. А так для них очень тяжело было. Кстати, 10% трудоустроенного населения — строители. У нас проблемы есть, и их нужно решать сообща.

— Несмотря на кризис проект продвигается. Но дело не в этом, а в том, что люди поверили в проект.

— Проект коммерчески очень привлекателен. Во-первых, по территории. Во-вторых, по своему замыслу он интересный. Поэтому сейчас необходимо показывать уже конкретные объекты со сметной стоимостью. Тогда можно будет заинтересовать инвестора. Нужно делать реальные шаги и начинать строительство.

И хочется привести цитаты из выступления Главы нашей республики Егора Афанасьевича Борисова: «Мы с вами обязаны использовать любую возможность, чтобы улучшить жизнь в республике. Если у нас появляется для этого хотя бы малейший шанс, его нельзя упускать… Необходимо действовать сообща, а не разрозненно. Работать с полной самоотдачей…И нам не будет стыдно за свою работу ни перед нынешним, ни перед будущими поколениями якутян».

Беседовала Елена ЯКОВЛЕВА.