Главная » Статьи

Больше чем танец, больше чем круг

2 июля 2014 Просмотров 521

В дни летнего солнцестояния в Якутске прошла Международная научно-практическая конференция «Круговые танцы в контексте религиозных воззрений». Исследователи из Монголии, Казахстана, Кыргызстана, Южной Кореи, Бурятии, Тувы, Татарстана, Калмыкии, Горного Алтая, Алтайской области, Красноярского края, Башкортостана 20-22 июня обсуждали эту тему и прикоснулись к таинству древнего ритуала на Ысыахе Олонхо в Хангаласском улусе. 

OLYMPUS DIGITAL CAMERAОрганизаторами конференции выступили Министерство культуры и духовного развития РС(Я), ГУ «Арктика», АГИИК, СВФУ, ИГИиПМНС, Международный Фонд исследования Тенгри. Идейным вдохновителем этого мероприятия стал Фонд исследования Тенгри, который в октябре прошлого года провел свою четвертую встречу в Улан-Баторе. Там и прозвучала тема сакрального в танце, был продемонстрирован фильм об Ысыахе с самым массовым круговым танцем-осуохаем. Руководитель народного ансамбля «Эрэл» Сима Толстякова говорила о кинетических компонентах в ритуальных действах и о их сакральных связях с миром Тенгри. Для исследователей, рассматривающих тенгрианство в самых разных аспектах, круговой танец стал тем феноменом, который практикуется в жизни и позволяет реконструировать культ поклонения небу и солнцу. Поэтому следующая встреча тенгриоведов состоялась на якутской земле, где кроме кругового танца-осуохай, гости увидели алгыс, обряд кумысопития и встречи солнца.

Открывая конференцию, доктор исторических наук Екатерина Романова (ИГИиПМНС СО РАН) отметила, что круговой танец является одним из основных компонентов Ысыаха. «Очень приятно, что есть у нас коллеги, которые исследуют архаичные истоки и генезис кругового танца». Как сказала выступающая, среди них есть историки, культурологи, искусствоведы, филологи и философы, потому что круговой танец необходимо исследовать в разных аспектах. Особенную благодарность она выразила Симе Толстяковой и заведующей кафедрой хореографии АГИИК Ангелине Лукиной за их инициативу в проведении конференции.

Интересное замечание сделал в своем выступлении министр культуры и духовного развития РС(Я), президент Фонда исследования Тенгри Андрей Борисов, сказав, что «мы говорим одно и то же, но оказывается надо многократно говорить одно и то же, чтобы ценности духовные не утратились». В этом смысле встреча людей близких по духу дает возможность проговаривать общие ценности, что дает поддержку для дальнейших исследований.

 Андрей Борисов подчеркнул, что он не теоретик, а практик: «Мы люди практики, культуры ждем от людей науки открытий в этой области. Наука движется, а до практики порой не доходят ее открытия и исследования. Я буду практически внедрять это, чтобы ваши идеи и открытия не уходили в бумагу».

О том, насколько глубоко заводит тема кругового танца, говорил доктор исторических наук, вице-президент Академии наук РС(Я) Анатолий Гоголев. В своем выступлении он коснулся не только эпохи верхнего палеолита, когда сформировался человек, социальное общество и феномен магического танца, но и происхождения якутского народа, который на всех этапах своего генезиса не утрачивал этого древнего ритуала.

Почти во всех выступлениях звучала тема общей цивилизационной основы народов, культивирующих круговой танец. В этом смысле актуально прозвучали слова ректора Арктического государственного института искусств и культуры Саргыланы Игнатьевой: «Идея единения народов звучала на восьмом цивилизационном форуме, который прошел недавно в Москве. Ведущие ученые цивилизационисты говорили о проблеме, которую переживает сегодня человечество и о необходимости интегрирующего фактора».

Исследователей-тенгриоведов отличает лирическо-романтическое познание мира. Об этом накануне говорил мне доктор исторических наук Николай Абаев, и это подтверждалось на протяжении всей конференции. Когда президент Академии традиций Монголии, доктор философских наук Лувсандамба Дашням, поздравляя собравшихся, отметил, что «мы живем Вселенской жизнью», то подумалось, что без такого состояния трудно заниматься исследованием того, что находится за пределами рационального. Несмотря на то, что круговой танец открывает много интересного с точки зрения языка, происхождения народов, системы ценностей, фольклора, все-таки основным камнем преткновения является магическая сторона этого действа. Правильно или нет называть это камнем преткновения, но чтобы до конца познать смысл ритуала, нужно понять его магию. Ведь если бы не было ее, то разве сохранился бы осуохай до XXI века?

Во всех выступлениях звучало желание понять секрет этой магии, которая не перестает действовать на человека. Многие из нас давно уже не скотоводы, а природные циклы мало влияют на офисный труд. Тем и интереснее понять смысл сегодняшнего осуохая. Какие функции он несет для народа? Только ли развлечение, релаксация и стремление сохранить свою самобытность? Или нечто большее, открывающее человеку его космическую природу?

Слушая выступления исследователей с этой точки зрения, понимаешь, что круговой ли танец, алгыс или другой ритуал — это линза, в которой фокусируются наши запутанные взаимоотношения с высшим, космическим, божественным и эти мировоззренческие вопросы выводят нас на проблемы сегодняшнего дня. Исследователи, тенгриоведы  дают возможность  увеличить под линзой эти вопросы, не навязывая никаких догм.

Говоря о круговых танцах, доктор исторических наук Любовь Абаева (главный научный сотрудник Института монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН, профессор кафедры религиоведения и теологии БГУ) затронула тему времени в мировоззрении азиатских и европейских народов. «Если европейская культура достаточно линейна и для европейцев время четко подразделяется на прошлое, настоящее, будущее, то азиатская культура циклична, в ней повторяются религии, обряды, обычаи». Честно признаться, мое обывательское самолюбие было задето этим откровением. Не очень приятно сознавать, что жизнь твоя и народа проходит по кругу, не выходя на новые уровни. Как иногда говорят критически настроенные российские журналисты, страна наша не может выйти из заколдованного круга и наконец-то зажить по-европейски.

Сознание, расколотое из-за этого вечного выбора: Европа мы или Азия, приученное мыслить европейскими категориями в реалиях азиатского, северо-азиатского уклада, видит в этом круге некий негативный смысл. Ведь взгляд наш обращен уже не в космос, а по горизонтали, где мы видим земную реальность благополучных и процветающих стран. Эти западные страны и народы с их линейным представлением о времени пережили потрясающую эволюцию, достигли пика цивилизации и продолжают пожинать плоды этой цивилизации. Накануне конференции мы говорили на эту тему во время интервью с доктором исторических наук Николаем Абаевым (заведующий лабораторией цивилизационной геополитики Института внутренней Азии БГУ). Мне все время хотелось услышать какие-то оценочные суждения от ученого насчет того, какая цивилизация лучше — европейская или азиатская, евразийская? Какая состоялась? Но людей науки трудно к этому склонить, они приучены мыслить масштабно и объективно – эпохами и веками, оперируя законами истории, законами развития народов и этносов, где все детали жизни обывателя с их ВВП на душу населения кажутся мелочью.

Я понимаю, что ученый и журналист с разных сторон и с разной мотивацией смотрят на эти мировоззренческие вопросы. Журналист исходит из прагматики сегодняшнего дня. Он будет задаваться вопросами, зачем нам столько ысыахов и осуохаев, если нет дорог и детсадов…Ученый-тенгриовед будет рад тому, что картина мира, которую он собирал для себя многие годы, наконец-то сложилась воедино и в ней космос и человек едины. Рад тому, что гипотеза о цикличности времени подтверждается и народ возвращается к исконному, истинному.

Этим интересны такие конференции – они поднимают актуальные вопросы мировоззрения и современного сознания. В этом смысле важные мысли высказал Ефрат Имамбеков (доцент Казахской национальной академии искусств, член Комитета ЮНЕСКО по нематериальному культурному наследию). Его доклад назывался «Теория забвения кругового танца у казахов». Говоря о том, почему у казахов нет кругового танца и был ли он в прошлом, ученый поднял тему формирования сознания. Почему у одних народов этот танец сохраняется, практикуется, а у других исчезает? Причем эти народы могут говорить об общих исторических корнях, схожих традициях. Казалось бы, все просто – разные условия проживания, разная история и факторы влияния. Все это заставляет народы по-разному мыслить и развиваться. История казахов, наверное, была более интенсивной и сложной, заставляя активнее отзываться на вызовы времени. Ефрат Имамбеков предположил две гипотезы – либо кругового танца не было изначально, либо он был, но в силу открытости казахов, их приверженности новому, стремления быть по сравнению с другими тюрко-монголами первыми и под влиянием западной культуры, казахи забыли круговой танец, как пережиток архаики и отсталости.

«Танец в гораздо меньшей степени формирует сознание человека, нежели литература, драматургия, пение. Хореографическое искусство не формирует, а воплощает сознание. Поэтому танец не меняет среду человека», — не все ученые были согласны с этими словами Ефрата Багдатовича. Но дискуссии не случилось, зато все было демократично и открыто. Главное стало ясно, что изучение кругового танца важно не только для консервации жестов и движений, понимания их семантики, а прежде всего для понимания сегодняшних людей, раздираемых противоречиями сложного времени. Исследуя танец, социологи, философы могут объяснить особенности менталитета и психологии народа.

В науке давно уже происходит не только взаимопроникновение разных дисциплин, но и взаимодействие с разными видами культуры, искусства. Конференция наглядное тому подтверждение, а деятельность Фонда Тенгри – яркий пример сотрудничества ученых, общественных деятелей, писателей, режиссеров, архитекторов и носителей традиционной культуры. Вот и в этот раз приехали татарский писатель, историк Рафаэль Безертинов, монгольский писатель Дамдинсурен Урянхай, казахский архитектор, исследователь истории Бек Ибраев. Глядя на это явление, когда люди искусства, литературы, архитектуры участвуют в научной жизни, убеждаешься в том, что эпоха постмодернизма способствует появлению новых наук и научных течений, в ней все открыто и нет диктата авторитетов и априорных установок.

Такая свобода творчества обогащает любые исследования, в том числе и кругового танца. Кандидат культурологии Ирина Жерносенко (Алтайский государственный технический университет) говорила не только о семантике круга в славянской и тюрко-монгольской традициях, но и затронула теорию торсионных полей – полей кручения. Не знаю, что сказали бы физики, но лирики-гуманитарии не боятся предполагать, что торсионное поле – это основа перехода нематериальной структуры в материальную, что эти поля имеют память. Все это она связывает с круговыми движениями танцующих и дает пищу для размышлений коллегам.

Журналист – это всегда немного популист, который выхватывает из слов ученого самое необычное, поражающее воображение. Конечно, торсионные поля цепляли больше, чем подробный анализ семантики круга. Но последнее – это как раз то, чем скрупулезно занимаются ученые, выявляя значения слов, сопоставляя их с другими словами, приходя к интересным умозаключениям.

Ирина Александровна вряд ли затронула тему торсионных полей, если бы была только кабинетным ученым. Она является членом общественного движения по защите священных мест Алтая, участником экспедиций по тропам Рериха. Сама земля Алтая и практика ритуальных действий на ней выводят исследователя на новый уровень познания, когда приходится обращаться в область торсионных полей и прочих тонких материй.

Это и есть тот самый камень преткновения, к которому обязательно подходит исследователь ритуалов и обрядов. Неужели действительно происходит некое физическое явление, связь между человеком и космосом в этот момент? – этот вопрос не был произнесен вслух, но витал в воздухе. И судя по всему, все выступления были призваны пролить свет на это темное пятно, на эту область потустороннего, метафизического. Официальная наука в этом вопросе пока еще находится на уровне описаний, наблюдений. Может, действительно надо привлекать к этим исследованиям медиков, биологов, физиков, о чем говорила Светлана Мухоплева (кандидат филологических наук, старший научный сотрудник ИГИиПМНС СО РАН). Ученая предложила обратить внимание на воздействие шаманских текстов на человека с точки зрения медицины и биологии, а не только семантики. Что впрочем дает возможность посмотреть на эту проблему шире и не ограничиваться только шаманскими текстами.

О том, насколько жива не только традиция, но и само тенгрианское мировоззрение, можно судить по высказываниям, репликам исследователей. Кажется, что они не ставят четких границ между наукой и живой традицией, не разделяют в себе ученого и носителя этой традиции. Можно было услышать беспокойство по поводу того, как душа запевалы осуохая вместе с движением по часовой стрелке уносится в космос и не возвращается обратно. Ученый говорил, что нужно обратное движение по кругу, чтобы вернуться на землю.  Здесь уже возникает вопрос – должен ли ученый только изучать или в его задачи входит заниматься возрождением традиции? Может ли человек, исповедующий определенную религию, объективно исследовать ее? Подобная проблема возникает в связи с преподаванием религиоведения в школах, когда уроки превращаются в богословие и религиозную проповедь.

До недавнего времени, всего каких-то 100-150 лет назад якутов, их культуру и традиции изучали русские, европейские исследователи, политссыльные. Понятно, что это происходило с позиции европоцентризма, нередко высокомерно по отношению к туземцам. Сегодня мы сами себя изучаем, и у этого тоже есть свои минусы. Можно впасть в самолюбование, а можно утратить объективность и беспристрастность, занимаясь практикой и возрождением утраченного. Возможно иначе нельзя.

О круговых танцах говорилось больше, чем написано в статье. При этом чувствовалась потребность выйти на новый уровень исследований, который заполнил бы пока еще пустующую нишу — нишу личных переживаний, индивидуального опыта сказителя, олонхосута, запевалы, участника ритуала или его исследователя…  Как сказал Таланталы Бакчив (кандидат филологических наук, доцент кафедры философии и социальных наук Кыргызского государственного технического университета): «О многих вещах говорили, но не говорили о трансцендентном действии кругового танца. Любое явление культуры имеет трансцендентную функцию и важно выявить эту функцию у кругового танца». Это как раз то, о чем думаешь каждый раз, когда слушаешь олонхосута, алгысчыта или запевалы. Почему он поет об этом в XXI веке? Что ему это дает и что заставляет его это делать? Эти вопросы, на мой взгляд, актуальнее и острее, чем герои и сюжеты его песнопений.

Елена ЯКОВЛЕВА.