Главная » Статьи

Иван Шакуров: Мне интересно развить проект «Якутия. Земля Олонхо»

24 сентября 2013 Просмотров 1 762

Наш сегодняшний гость — Иван ШАКУРОВ — продюсер, издатель, автор документальных фильмов, путешественник, фотограф.

За последние шесть лет Иван около тридцати раз побывал в Якутии. В его экспедиционном архиве – заповедное Верхоянье с реками Адыча, Туостах и загадочными изваяниями Кихиляхов, Южная Якутия – от Нерюнгри до Бестяха, летние праздники Ысыах в Ус-Хатыне и Бергидестяхе, игры Манчаары, спектакли Саха Театра и Театра Олонхо, первый Якутский международный кинофестиваль, экспедиция от Якутска до устья Лены и многое другое.

Якутянам Иван Шакуров знаком прежде всего по замечательному фотоальбому «Якутия. Земля Олонхо», изданному в прошлом году в Москве. Это издание является частью одноимённого трэвел-проекта. Архив фотографий и экспедиционных впечатлений, собранный за последние несколько лет, вскоре будет опубликован на сайте olonkholand.ru.

shakurov— Иван, помните ли Вы свою первую поездку в Якутию ?

— Конечно, это было четыре года назад, когда мы проводили последнюю, тридцать вторую и самую длительную экспедицию большого, 5-летнего проекта «Россия из окна поезда». Проект был реализован при поддержке ОАО «Российские Железные Дороги», телеканала «Моя планета» и Русского Географического Общества.

Экспедиция, действительно, стала уникальной. Изначально планировалось пройти нашим экспедиционным поездом, состоявшим из локомотива и двух вагонов, «Большое дальневосточное кольцо» по маршруту Хабаровск – Комсомольск-на Амуре — Ванино — Совгавань – Байкало-Амурская магистраль до Тынды – Сковородино – и, Транссибом через Благовещенск, снова до Хабаровска.

Однако, изучив картографию, я обнаружил, что «Малый БАМ» — магистраль, идущая от Тынды до Томмота, по всей видимости, интереснейшая с визуальной точки зрения  железная дорога.

Мне стоило большого труда убедить своих товарищей и коллег по работе удлинить нашу 27-дневную поездку еще на пять дней. Так мы пришли в Беркакит, где нас гостеприимно встретил начальник станции Виктор Иванович Ляшко. Он, в свою очередь, познакомил меня с Василием Владимировичем Шимохиным — генеральным директором ОАО «Железные дороги Якутии». Мы подружились и, вот уже четвёртый год, совместно работаем над фотографическим трэвел-проектом «Якутия. Земля Олонхо».

Несколько лет назад вместе с фотографом Антоном Ланге мы сделали две выставки, посвящённые Якутии в Национальном художественном музее Якутска и в городе Алдане.

— Наверное, «Россия из окна поезда» и «Якутия. Земля Олонхо» — не первые Ваши трэвел-проекты?

— Конечно, так случилось, что вся моя профессиональная деятельность связана с продюсированием проектов, которые напрямую относятся к путешествиям и приключениям.

Я очень люблю регион Юго-Восточной Азии и часто бываю там с экспедиционными проектами. Около 7 лет назад, совместно с журналом «Вокруг света» я сделал большую 25-дневную экспедицию на остров Борнео. Это было по-своему уникальное путешествие в страну охотников за головами. Интересно, что только одних авиационных перелётов в ходе этой экспедиции от Москвы до Москвы было 17.

Забавная история была связана с Малайзией, куда я несколько раз привозил Филиппа Киркорова и Аниту Цой для съёмок музыкальных клипов. На одном из островов – Пулау Безар, где мы сделали первый клип Аниты в этом регионе, ровно через год начали снимать первый выпуск программы 1-го канала «Последний герой». Наверное, Анита посоветовала Эрнсту правильное место.

— Случается ли так, что Вы снимаете не то, что запланировали. Насколько случай, удача важны в Вашей работе?

— Важны всегда. Они, собственно, и определяют результат нашей работы.  Представьте себе то, как складывался рабочий день съёмочной группы проекта «Россия из окна проезда» из 7 человек (включавших и фотографов, и съёмочную группу телеканала «Моя Планета»), путешествующей в собственном поезде от станции к стации и каждый день оказывающейся в новом месте.

В этой экспедиции не было никакой возможности ожидать красивого восхода или заката, правильной погоды. При этом, было необходимо интуитивно оказываться каждый день в нужном месте в нужное время.

Ровно так и происходило. И каждый день нам удавалось снять необходимый фотографический и видеоматериал.

Это было своего рода волшебство, чудо, но мы к этому волшебству привыкли уже тогда.

Та же самая история теперь происходит во время съёмок в Якутии. Ты получаешь невероятное удовольствие от работы, когда удивительным образом оказываешься в неожиданных местах, и там встречаешься с замечательными людьми. Запланировал одно, а получилось другое, в результате получилось во много раз сильнее, чем запланировал – что может быть интереснее?

— Вы уже побывали в достаточно удалённых регионах республики. Какие экспедиционные планы у Вас сейчас есть?

— В середине мая следующего года мой друг, местный опытный путешественник, пойдет автомобильной экспедицией на Момский хребет. Я отправлюсь вместе с ним в горы, далее — на Колыму.

На сегодняшний день у меня есть договоренность с Усть-Ленским заповедником. Они приглашают снять в конце мая ледоход в устье вашей великой реки Лены, в районе Тикси, и, после в июне — цветение тундры северной весной.

В середине июня меня ждет Олекминский заповедник. Будем снимать весеннее пробуждение природы в Южной Якутии.

В дальнейших планах — пройти по Алдану от верховьев вниз по течению реки, сплавиться по Лене от Усть-Кута до Якутска, организовать по экспедиции по Амге и Индигирке.

— Вы снимаете природу и человека на фоне природы. А человек в урбанизированной среде Вас не привлекает?

— Честно говоря, нет. Например, я ничего не снимаю в нынешней Москве. У меня не лежит душа к этому современному мегаполису. Тот город, в котором я родился 45 лет назад, по-своему наивный, светлый и чистый, мне никто не вернет. Это был абсолютно другой город, с другим лицом и другой энергетикой. По правде говоря, сегодня мне намного уютнее в Якутске.

— Вы поучаствовали в первом Якутском международном кинофестивале. Посмотрели  якутские, бурятские, канадские и многие другие фильмы. Как Вы думаете, есть ли перспективы развития нашего национального кинематографа, есть ли возможность продвинуть на российский рынок и телеэкраны федеральных каналов наше национальное кино?

— Безусловно, есть. Я не сомневаюсь в этом. У вас появился замечательный международный кинофестиваль, который был открыт министром культуры Андреем Саввичем Борисовым и президентом фестиваля Эдуардом Пичугиным, генеральным директором «Ленфильма». Его программа приятно удивила меня своей насыщенностью и высоким уровнем представленных на нём работ. Я думаю, что у этого фестиваля колоссальные перспективы. Сейчас в его развитии начинают принимать участие голливудские продюсеры. Через два-три года это будет один из мощнейших фестивалей всего региона.

— Вы считаете, что увиденные фильмы будут смотреть в Рязани и Вологде?

— И в Рязани и Вологде, и, безусловно, будет огромный интерес по региону. Включая и зауральские республики России, Китай и Японию.

— Что Вам больше всего понравилось из программы фестиваля?

— Конечно, это замечательный фильм канадского режиссера Аниты Дорон «Блаженны нищие духом».  Солбон Лыгденов сделал просто потрясающий фильм. Очень тяжелый, но очень точный и глубокий. По манере движения камеры я угадал, что Солбон снял его на фотоаппарат Canon Mark II – получилась ещё и отличная операторская работа. В отличие от программ некоторых западноевропейских фестивалей здесь я слышу чистую, звенящую струя настоящего кино. Она будет звучать очень сильно и дальше. Я в этом не сомневаюсь.

— Россияне, которые привыкли к европейскому, голливудскому кино будут смотреть такие фильмы?

— Я думаю, что вместе с новым поколением кинематографистов приходит и новый зритель — подготовленный к новому художественному языку. Конечно, это не массовый зритель, однако зритель будет. Не все так плохо. Я не пессимист.

— А что Вам нравится из современных российских фильмов?

— Совершенно гениальный фильм снял Алексей Балабанов. «Я тоже хочу» — это его и покаяние и эпитафия самому себе. Сильная штука снять такую историю и после этого уйти. Большой режиссер.

— Есть ли влияние Вашего знаменитого отца на Вашу деятельность? Вы фотографируете и создаете свою реальность. Он снимаясь в кино, тоже создает иную реальность.

— Есть и это прежде всего впечатления со съёмочных площадок. В детстве я много времени провел на съемках. Видел, как снимался прекрасный фильм Сергея Соловьева «Сто дней после детства», где познакомился с Таней Друбич. Помню, как Таня со своей подругой делали нам, маленьким ребятам, каких-то человечков из соломы. Помню, как снимался великий фильм Вадима Абдрашитова «Парад планет». В удивительном, биологическом городке Пущино недалеко от Оки, где на высоком берегу стоят 12-этажные дома, окруженные лесом. Я там познакомился с великим Олегом Ивановичем Борисовым, потом долго дружил с ним. С ним у меня было одно из первых интервью — я занимался тогда журналистикой. Это был такой трепетный момент моей жизни, который я запомнил надолго.

Вы испытываете ностальгию по тому утраченному миру?

— Я бы не сказал, что тот мир утрачен – он остался со мной в моих воспоминаниях. Это не ностальгия, это огромный кусок прожитой жизни — прожитой в состоянии абсолютного счастья.

— Вы сказали, что начинали журналистом. Расскажите об этом.

— Да, я учился на международном отделении факультета журналистики МГУ. Некоторое время занимался журналистикой, делал много телевизионных программ связанных с путешествиями на разных каналах. Снимал музыкальные клипы, занимался рекламой.

— Потом взяли фотоаппарат и начали путешествовать?

— Я фотографировал с детства, причём исключительно на плёнку. А когда 7 лет назад в моей жизни случился фотографический трэвел- проект «Россия из окна поезда», я с огромным удовольствием начал снимать наши приключения и путешествия. В результате этого проекта мы провели около двадцати пяти выставок в разных городах России, 7 за рубежом. Издали два больших фотоальбома, и сняли 10 документальных фильмов для телеканала «Моя планета».

Сейчас мне очень интересно развить проект «Якутия. Земля Олонхо», возможно, также привлечь в него талантливых местных документалистов, провести несколько выставок, издать следующий альбом.

— Этот проект чисто художественный? Или в нем есть социальный подтекст?

— Нет. Ничего социального. Просто хочется рассказать языком фотографии об уникальном, любимом мной месте нашей страны. А в социальном плане меня интересуют вещи сугубо геополитические, масштабные. Все остальное — вне зоны моего внимания и интереса.

— Мелко?

— Просто сейчас настолько все стало сложно в мире. Настолько грандиозные изменения, возможно и потрясения ждут многих, что жалко тратить время и душевную энергию на вещи малозначимые.

— А если остаются негативные впечатления и эмоции? Всё-таки жизнь за Уралом, в сибирской глубинке подчас тяжелая, иногда не слишком красивая.

— Я думаю, что для меня важна прежде всего душевная красота людей. На фотографиях это, кстати, всегда очень хорошо заметно. А жизнь в какой-нибудь деревеньке в ста километрах от Москвы, подчас ничуть не легче.

Потом ты в путешествиях всегда встречаешься с интереснейшими людьми, приобретаешь настоящих друзей. В Якутии, например, у меня друзей, наверное, уже больше, чем во всем остальном мире.

Потом новые впечатления просто не дают замечать какие-то негативные моменты.   Иногда это может быть что-то совсем неожиданное. Например, я не мог себе представить, что когда встаёшь под душ на борту теплохода «Демьян Бедный», идущего до Ленских столбов, невозможно выйти из-под этого водопада чистейшей, мягчайшей ленской воды. Это абсолютный восторг.

Так что можно жить в какой-нибудь покосившейся избушке на берегу реки, и при этом чувствовать себя счастливым человеком. Если в твоей жизни есть любовь – к человеку, детям, родной стране, любимому делу – не суть важно.

— Так Вы могли бы жить в провинции?

— По своему устройству я абсолютный человек мира, давно уже никакой не москвич. Одно время мне довелось пожить в Хабаровске, где я снимал документальные фильмы. Думаю, мог бы спокойно жить в Красноярске, Владивостоке, Екатеринбурге, Самаре. Мог бы жить и Якутске – последние два года я провожу здесь довольно много времени.

— Вы два раза побывали в Чапаево на спектакле Театра Олонхо («Куруубай хааннаах Кулун Куллустуур» Андрея Борисова). Какие впечатления? Не сложно было без перевода понимать действо?

— Очень сильные впечатления. В основном всё, конечно, было понятно и без перевода, ведь язык театра универсален. Хотя, я разговаривал с двумя интеллигентными женщинами из Якутска, которые были вместе со мной на спектакле. Они говорили мне, что сами поняли не все слова, из-за сочетания архаичного языка и горлового произношения. И всё равно эмоциональная экспрессия помогает понять сюжет.

Премьера прошла просто «на ура». На поклонах зал просто взорвался. И потрясающе трогательным было то, как актёры вместе со зрителями соединились в осуохае на сцене.

В день премьеры меня приглашали улететь на Колыму, но интуиция меня не подвела – я нисколько не пожалел, что остался и снял этот блистательный спектакль. А великолепная актёрская пара Натальи Слепцовой и Дмитрия Алексеева – это же сложившийся, замечательный театральный дуэт.

И потом, у этого спектакля и этого театра огромный образовательный потенциал. Вы бы видели, как внимательно и спокойно следили за довольно шумным действием маленькие дети. Сказка – это всегда назидательная история, рассказанная языком волшебства.  Дети хорошо понимают и принимают такие вещи.

— Это ведь ещё и детство якутского мира?

— Разумеется. Что-то очень древнее, настоящее, глядящее на нас из глубины тысячелетий. Впечатляет и архитектурное решение, удачно соединяющее традиции многих традиционных национальных театров мира. Борисов использует мотивы индийского, японского, китайского театров, и в спектакле это чувствуется. Говорит о культурной общности, а это очень важно. Андрей Саввич делает очень большое дело. А то, что построено около двадцати таких зданий по улусам Якутии — это вообще здорово. Ведь, по сути, это универсальные культурные центры, где можно и сыграть спектакль и провести сельский сход.

— Ведутся переговоры относительно показа этого спектакля в Москве?

— Все это уже будет в октябре. Состоится фотовыставка в Бахрушинском театральном музее и будет показан спектакль. Сейчас ведутся переговоры с Кириллом Серебренниковым относительно площадки в Гоголь-Центре. Если найдется окно, то спектакль пройдет на этой сцене. Наконец-то театр Олонхо появится в Москве и я думаю, что это будет крупное культурное события, своего рода информационный взрыв, потому что ничего подобного в Москве до сих пор не было.

Елена ВАСИЛЬЕВА, Иван ШАКУРОВ.