Главная » Статьи

Конференции по тенгрианству содействуют интеграции евразийских народов

3 июля 2017 Просмотров 173

С каждым разом научно-практические конференции по исследованию тенгрианства расширяют свою географию и круг изучаемых вопросов. В этот раз в Астане на VI-й МНПК «Тенгрианство и эпическое наследие народов Евразии: истоки и современность» собрались участники из 13 стран и регионов России. Древнее мировоззрение народов Евразии продолжает жить, обнаруживая себя в разных сферах человеческой деятельности – от бытовой повседневности до музыки, поэзии, литературы, изобразительного искусства, танца, архитектуры… Поэтому неудивительно, что нынешняя конференция была посвящена теме искусства в тенгрианстве и прошла при поддержке Казахского Национального Университета Искусств. Об этом и многом другом мы поговорили с директором Международного Фонда исследования Тенгри, заместителем директора Театра Олонхо Леной ФЕДОРОВОЙ.     

 

– Лена Валерьевна, с каждым годом конференция собирает все больше участников. Чем объясняется такой высокий интерес к тенгрианству?

– Да, в этом году участников было раза в три больше, чем на прошлой конференции в Болгарии. Казахи с древности исконно тенгрианский народ. В Астане ждали конференцию, поскольку через социальные сети очень активно распространялась информация. Казахский народ по численности превосходит российские тюркские и монгольские народы, поэтому там ощущается более широкий интерес к тенгрианству.

В последнее время Казахстан стал эпицентром событий мирового масштаба. Находясь между Китаем, Россией, арабским Востоком, Европой, он стал сокрестием континентов, как предсказывали наши философы прошлого века. Мы оказались в гуще событий. Это и X-й юбилейный саммит ШОС, и международная выставка ЭКСПО-2017, и связанные с этим культурные, научные мероприятия. Но наша конференция не растворилась, она особым маячком светилась в череде этих событий.

6-14-500x333

 – В этот раз приехали исследователи из стран, которые ранее не участвовали.

– Впервые очное участие приняли исследователи из Азербайджана, Турции, КНР. Турецкий исследователь Озгур Барыш Этли представил очень интересный доклад об археологическом, культурном памятнике Гебекли Тепе. Это всемирно известный, древнейший религиозно-культовый центр, найденный в Малой Азии на территории современной Турции. Как считает исследователь, там есть прототюркские следы, связанные с древними прапредками современных тюркских народов.

Из Китая впервые приняли очное участие представители национальных меньшинств – профессор Сэцэн Менх, заведующий кафедрой монгольской литературы Института этнических литератур Академии общественных наук КНР из Пекина и молодая исследовательница фольклорист, аспирант РГГУ Бамао Дайцзи родом из Тибета, заочное участие двое исследователей из Лхасы и Синина, в практической части тибетский сказитель джунпа Сэйджи из Амдо, Сычуани.

Было много участников из Астаны, среди которых ученые, общественные деятели, музыканты, поэты, писатели, литераторы. В этот раз мы хотели обсудить феномен Тенгри в искусстве. «Отражение феномена Тенгри в искусстве» – так звучала сквозная тема конференции, и затрагивала не только традиционное, но и современное искусство. Это поэзия, литература, изобразительное искусство, дизайн, архитектура.

6-11

– У казахов, наверное, есть тенгрианские общества, движения?

– У казахов очень много таких сообществ, судя по социальным сетям. Самое известное – «Даларух». Центр этого движения находится в Алмате, и их активисты нам очень помогли. Они давно ждали эту конференцию, и для них было вдвойне радостно, что состоялась она в Казахстане. Члены «Даларух» не только выступали с докладами, но были модераторами и волонтерами. В практическом блоке они обеспечили кузнецов материалами – глиной, кирпичом. Огромная благодарность им за поддержку.

В Казахстане есть и религиозные движения, представители одной из них были на конференции. Еще с 2000-го года они пытаются зарегистрировать религиозную организацию, но пока безрезультатно. Они говорили о своей проблеме, о том, что хотят возродить исконную религию предков. Я считаю, что это право каждого, которое защищено конституцией, и они имеют право на выражение своих желаний. Думаю, что в Казахстане это движение будет расти. Это необратимый процесс.

– Можно ли сказать, что для казахов тенгрианство – живая традиция? У нас этот культ проявляется на Ысыахе, а в Казахстане где можно увидеть тенгрианские традиции?

– Это живет в повседневной жизни казахов. Они как поклонялись духам предков – аруахам (айыы), так и поклоняются по сей день. С момента рождения человека все самые важные события его жизни сопровождаются традиционными обрядами. При совершении каких-то важных действий казахи, особенно в сельской местности, поклоняются духам своих предков. Соблюдаются все традиционные обряды начиная с рождения, первых шагов, женитьбы, смерти человека. В хозяйственно-бытовой жизни, особенно в сельской местности.

– То есть тенгрианское мировоззрение, религия не исчезли под влиянием  мусульманства?

– Интересно, что на бытовом уровне сложно увидеть мусульманство в чистом виде. Казахи кочевали по степи и принять религиозное учение с мечетями, медресе при таком образе жизни очень сложно. В свое время исламские миссионеры многое адаптировали под их традиционный уклад жизни, под тенгрианские традиции. Поэтому народ и принял ислам.

– Можно сказать, что это особая гибкая форма ислама?

– Да. Они и салама вяжут как мы, и проводят все обряды, связанные с солнцестоянием, равноденствием. Поскольку ислам придерживается лунного календаря, то тот же Навруз пришел из тенгрианства в зороастризм, а из зороастризма в ислам. Это очень хорошо принято народом, и сейчас Навруз их традиционный праздник, как наш Ысыах.

Если говорить об участниках и географии конференции, то из иностранных большие делегации были из России, в т.ч. и из Якутии, Кыргызстана и Болгарии. Кыргызы предложили в 2019 году провести VII-ю конференцию в Бишкеке. Участники конференции поддержали это предложение, что отражено в резолюции. Но тут с альтернативным предложением выступили азербайджанские коллеги, которые предложили провести конференцию в Баку. На одной из секций китайские участники выразили желание, чтобы проведение конференции также было запланировано и в КНР, во Внутренней Монголии.

Это показатель того, что мы достигли своих целей. Конференция становится все более популярной, а ее проведение престижным. Мы проводили ее через два года из соображений экономических и административных, поскольку мы, малая горстка организаторов, не можем при отсутствии бюджетного финансирования, грантовой поддержки вкладывать собственные средства или искать спонсоров. Это очень сложно. Но если сейчас у наших коллег есть возможность поддержать конференцию, то почему бы не собираться ежегодно.

Возможно в 2018 мы проведем в Баку не конференцию, а круглый стол или семинар на тему тенгрианства. В 2019 – в Бишкеке. А в 2021 можно полноценную провести уже в Баку, затем собраться в КНР и в Башкортостане. Сегодня можно констатировать – процесс приобрел необратимый, повсеместный и поступательный характер. Мы сейчас все больше говорим об интеграционных процессах в Евразийском пространстве, а наша конференция – это один из основных международных общественных проектов, который содействует гуманитарной интеграции на традиционных общих духовных ценностях. Это радует и обнадеживает.

– Самый острый вопрос, который вызвал больше всего научных споров? Помню, в Улан-Баторе участники спорили о том, как разграничить исследования тенгрианства от проповедования.

– В этот раз у нас было очень много участников, и все они работали по своим направлениям в секциях. Мы провели только пленарное заседание, а «круглого стола» не было. Если бы мы организовали общий «круглый стол», то физически не смогли бы всех выслушать. Конечно, полемика была в секциях. Причем не формальная, искренняя. Люди долго готовились, хотели высказать свою точку зрения. На каждой секции горячо обсуждалось каждое выступление. Это выгодно отличает нашу конференцию от многих конференций, которые нередко проходят формально. Участники пришли, зачитали по бумажке то, что уже издано или издается и разошлись. Потом они отчитываются об этом на работе и это идет в их научный багаж.

– Это объясняется тем, что в исследовании тенгрианства есть научная новизна?

– Да, новизна и актуальность. Исследователи из Болгарии, а их было шесть человек, выступали очень искренне, заинтересованно и даже с какой-то болью, тревогой. Они острее нас чувствуют опасность экстремистских явлений, которые все чаще наблюдаются в Европе. Наши европейские коллеги видят в возрождении тенгрианства один из выходов из создавшейся ситуации. Народы, которые сейчас исповедуют ислам, в древности в большинстве своем были тенгрианцами. Будь ты православным, иудеем, мусульманином, буддистом, тенгрианство тебе открыто. Это очень толерантное, жизнерадостное, жизнеутверждающее мировоззрение. Оно открытое, не запрещающее. Поэтому болгары говорят, что в нем спасение от экстремистских влияний на цивилизацию в целом.

На заключительном пленарном заседании каждый желающий выступил со своими предложениями и рекомендациями для следующей конференций. Один из первых исследователей тенгрианства, известный историк, писатель из Татарстана Рафаэль Безертинов предложил тему следующей конференции – “Душа, Дух, Человек в тенгрианстве”. Нравственно-этические концепты – это сфера, которая относится к религиозной, духовной жизни. Он предложил сделать это направление генеральным. Мы все согласились.

В целом было предложено ввести направление о человеческих взаимоотношениях в тенгрианстве. Это отношения между мужчиной и женщиной, родителями и детьми, старшими и младшими, между друзьями. Это все, что называется душой и духовностью. Думаю, следующая конференция будет интересной.

 – На таких встречах, наверное, открывается очень много общего в языке, традициях, мировоззрении?

– Да, как будто вновь узнаем, открываем друг друга. Мы подготовили первое краткое издание глоссария – краткого словаря тенгриведения. Поскольку это первое издание оно имеет много изъянов, недостатков. Думаю, что мы получим много нареканий, замечаний. Но тем не менее, он получился очень интересным. Нам отправили 11 словников коллеги – представители 11 народов из Казахстана, Кыргызстана, Азербайджана и Российских республик Карачаево-Черкесия, Татарстан, Башкортостан, Алтай, Тыва, Хакасия, Бурятия, Саха (Якутия). Но есть еще и словник болгарского коллеги Спаса Маврова, который мы уже физически не успели включить в глоссарий, но он обязательно войдет во второе издание. Переработали 1300 слов. В глоссарии в алфавитном порядке в первой колонке идут статьи на русском языке. А на другой колонке – эти же слова на национальных языках.

– В словарь вошли слова, отражающие тенгрианское мировоззрение?

-Да. Мы постарались включить слова, которые имеются у многих народов. Конечно, у каждого народа есть свои особенные слова, отражающие тенгрианское мировоззрение. Но поскольку это краткий словарь, то мы включили общие слова. Если внимательно читать, то видно, насколько мы все-таки одинаковы в наших традиционных ценностях. Например, божество охоты Байанай есть у всех народов, а не только у нас. Или же слово «сайылык» (летник), которое также есть у всех народов, но произносится по-своему «дяйлау», «дьайлык». Или слово «кыстык» (зимник). Оно звучит, как «кишлак», «кишлау».

Это работа была очень сложной и интересной. Мы с Валентиной Яковлевой получили огромное удовольствие от этого процесса. В составлении якутской части за основу взяли словарь Пекарского, поскольку это фундаментальный и очень емкий труд. Я думаю, что второе издание, в которое войдут болгарские слова, будет еще интереснее. Тенгрианская религия – это религия небесная, небесных светил. Поэтому в этом издании можно будет увидеть названия звезд, созвездий, и схожесть их интерпретаций в разных языках. Болгарский язык – славянский, поэтому это издание будет интересно и русским исследователям. Они ждут, чтобы включиться в эту работу. Это действительно евразийский проект, в котором участвуют славяне, тюрки, монголы, наши родственные народы из Китая и другие.

6-8

– Исследователи тенгрианства сами являются тенгрианцами? И должен ли человек, исповедующий тенгрианство, пройти какой-то обряд? Например, в христианстве есть крещение, а в тенгрианстве есть такое или это впитывается с молоком матери?

– И в тенгрианстве есть подобное. Когда ребенок рождается, с плацентой мы проводим определенный обряд, самому новорожденному лобик мажем золой. А это своего рода инициация. Или взять олонхо, где два противника богатыря при братании соприкасаются друг с другом лбом. Таких моментов много. Ребенок, родившийся в традиционной среде, естественным образом впитывает в себя тенгрианское мировоззрение. Но наступает момент, когда человек достигает определенной стадии саморазвития, тогда он хочет легализовать свою веру, чтобы общественность признала его приверженцем определенной религии. Его приводит к этому совесть. Он ищет близких по духу людей, и они объединяются в движение. Вместе они находят способ устраивать религиозные обряды, и таким образом рождается религиозная группа. Потом она оформляется в общественную организацию, которую они хотят официально зарегистрировать, чтобы легально обучать желающих неофитов и иметь свой культовый центр. А для этого нужно иметь участок земли. По закону нашей страны органы местного самоуправления должны выделять религиозным организациям землю без конкурса. Все мечети, церкви, дацаны получают земельные участки в Якутске без тендера.

Если тенгрианцы хотят получить землю, то почему нельзя? Мы титульный народ, это наша исконная земля. И вдруг нам нельзя. Это непонятно. Политика должна быть толерантной, тем более к титульному народу республики, к его желанию иметь традиционные культовые сооружения. Для того, чтобы зарегистрировать религиозную организацию, мы должны описать все религиозные признаки своей организации, которые требует законодательство. Когда все это есть, все соблюдается, тогда государство обязано зарегистрировать организацию. Например, по нашей тенгрианской организации “Вера в Тангара” имеются экспертные заключения авторитетных ученых. Одним из экспертов выступил мирового уровня этнограф, религиовед якутской традиции, академик, вице-президент Академии наук РС(Я) Анатолий Гоголев. Его положительное заключение должно стать базовым документом для того, чтобы Управление министерства юстиции по Якутии зарегистрировало нашу общественную религиозную организацию.

Я думаю, что первый заместитель министра культуры и духовного развития республики Владислав Левочкин, как руководитель экспертной комиссии, должен убедить остальных членов комиссии в том, что у саха есть такая традиционная вера в Айыы Тангара,  северная ветвь древней общей веры в Тенгри народов, выходцев из Центральной Азии. И люди признают ее по всему Евразийскому континенту. Но сегодня картина такая – научная, общественная элита воспринимает эту веру, а люди из экспертной комиссии, далекие от тенгрианства, не могут довериться авторитетным ученым. Два-три человека решают судьбу всего евразийского движения. Если они будут против, тогда кто мы такие? Мы должны уважать не только самих себя, но и память своих предков.

 – Если вернуться к самой сути тенгрианства, то это религия или мировоззрение?

– Тенгризм – это религия, религиозное учение. Любая мировоззренческая система зиждется на концептах определенного религиозного учения. Христианское мировоззрение на учении Иисуса Христа. Буддийское на учении Будды, мусульманское на учении пророка Мухаммеда. Тенгрианство – мировоззрение, которое строится на учении веры в Тенгри, тенгризм.  Термин тенгризм введен в научный оборот французским исследователем Жаном Полем Ру. В тенгризме все религиозные признаки налицо – учение, обряды, культовые сооружения, культовые служащие и т.д. Священных писаний в привычном понимании нет, но есть письменные памятники, оставленные нашими предками руническим письмом, имеются целые необъятные пласты обрядовой поэзии наших народов. Особенно в эпическом наследии это ярко видно – описывается религиозная жизнь родоначальников, передаются слова их обращений к Тенгри, Тангара, Тангра и т.д.

– Интересно было бы узнать о служителях тенгрианского культа. У нас это алгысчыт, который проводит обряды, ритуалы. У других народов кто они служители культа?

– Все наши обряды в Болгарии, Казахстане и здесь в Якутии проводит известный алгысчыт Иван Васильев – Алгыс Уйбаан. Его можно назвать служителем тенгрианского культа. Он сам к этому пришел, совесть привела. Более двадцати лет он проводит обряд алгыс на Ысыахах г. Якутска. И пришел к выводу, что этот обряд связан с верой а Айыы Тангара. Ему доверено проводить обряд на главном нашем культовом празднике Ысыах – это о многом говорит.

Алгысчыты есть в Республике Алтай, Хакасии и др. В Туве тоже активное движение началось. До недавнего времени они думали, что они шаманисты. Но сейчас понимают, что камство и шаманизм – это разные понятия.

– Этот вопрос, наверное, вызвал много споров?

– Первый доклад на конференции сделал азербайджанский исследователь Фаик Алекперов, который как раз на эту тему и говорил. То есть самый первый пленарный доклад был посвящен этой теме. Если внимательно почитать сборник, то можно увидеть очень много исследований на эту тему.

7-4

– А белого шамана можно назвать служителями культа Тенгри?

– Конечно можно. Но шаман – это слово не тюркское, не монгольское. Это слово тунгусо-маньчжурского происхождения. В оборот оно пущено европейскими учеными. Сегодня это термин, которым пользуются все. На якутском же это – «ойуун», от слова «ой» (прыгай). Но алгысчыт не прыгает, не бьет в бубен. Это разные по функции служители культа.  В Якутии, Хакасии, на Алтае во время проведения обрядов, посвященных солнцестоянию, больших коллективных молений ойунам, удаганкам запрещалось не то что в бубен бить, даже платья щаманские надевать. Как писал Гавриил Ксенофонтов, шаманизм – это нижний подвальный этаж народных верований, родовой культ. Еще государства не было, были родоплеменные отношения и каждый род имел своего лекаря-шамана. С переходом общества на более высокий уровень развития уже появляется институт государства, и постепенно лидером общества выходит уже не шаман, а каган. Он же выступает в роли алгысчыта. Чингисхан отверг своего шамана Тэб Тэнгри, и сам стал выступать в роли культового служащего. Это естественный процесс, когда общество переходит на более высокий, сложный уровень развития, тогда шаманизм переходит на бытовой уровень. Шаману отводится роль лекаря, оракула и т.п.

7-3

В Астане мы продемонстрировали наши традиционные обряды и в последний день провели мероприятие с церемонией алгыс. Установили ритуальное небесное сэргэ, которое изваял генеральный директор фирмы «Киэргэ» Александр Павлов. Он проводит очень большую общественную работу, устанавливая по всему миру сэргэ. Я хочу выразить ему огромную благодарность. Установка сэргэ – это мужской обряд. На территории нашей гостиницы «Сункар» собрались все участники, мужчины участвовали в установке сэргэ. Обряд провел Иван Васильев – Алгыс Уйбаан. Кульминацией всего этого стал осуохай. Нас поразило, что на фотографии, сделанной молодой участницей из КНР, зафиксировано явление выпадения алгыс. Видно, как поток света – нур обволакивает все пространство и отдельных участников,  как луч света – кун еркен проходит через чорон-навершие сэргэ.

– На фото это видно?

– Да, это видно. Во время этого обряда мы завязывали салама с пожеланиями. Для всех участников это знакомый ритуал, поскольку у всех есть йалама, чалама, дьалама… Участие в этом обряде всех осчастливило, обрадовало. А накануне был мастер-класс наших кузнецов. Молодые, но уже известные кузнецы Егор Романов, Александр Данилов и известный ювелир Александр Манжурьев уже несколько лет возрождают древнюю традицию сыродутной выплавки железной руды. Мы же – потомки курумчинских кузнецов, и это наглядно показали наши ребята. На территории гостиницы «Сункар» они сделали плавильную кузнечную печь. Привезли 16 кг железной руды из Якутии. Генеральным партнером, спонсором мастер класса кузнецов выступило Казахское Национальное Географическое Общество, Председатель Президиума Нурлан Абдуов. Огромное спасибо ему и его команде.

7

Наши кузнецы нашли кусок земли с железной рудой в бурьяне на задворках гостиницы. Она лежала под ногами. Мы шутили: «Вы, казахи, говорите у вас нет руды, а она у вас под ногами лежит».

С нашими кузнецами работали коллеги из Астаны и других городов Казахстана. У них, как у многих из наших братских народов, почти утрачено это ремесло, и они с большим интересом помогали и наблюдали за процессом. В предпоследний вечер в Астане, когда уже почти стемнело, из горнила печи сошла огненная масса и в ней было выплавленное железо – крица. Все гости, участники конференции были очень взволнованы. Мы говорили – в Казахстане  есть сакские курганы, «золотые люди», есть руда, есть все, но многое, связанное с традиционным производства золотых, железных изделий забыто…

И потомки древних курумчинских кузнецов показали мастерство наших общих предков. Если воинственные тюрки и монголы завоевывали полмира, то у них должна была быть по сегодняшним понятиям оборонная промышленность. Поэтому и находят огромные протогорода со следами кузнечных дел по всей территории Евразии. Особенно на Урало-Алтае.

Все были взволнованы этим процессом, особенно азербайджанские и турецкие коллеги. Они мне все время говорили про Эргенекон. Эта легенда о том, как предки тюрков выходили из тайной долины Эргенекон, Кюн Еркен, как они выплавляли скалы с железной рудой, чтобы расширить выход из пещеры в солнечную долину. Они выбирались с табунами лошадей по горячим углям, и этот подвиг наших предков вошел во все эпосы и дастаны. В нашем олонхо описывается, как из плена пещеры выходят боотуры айыы, как их освобождает Ньургун Боотур.

7-1

– Кроме этого прошла презентация коллекции дизайнера-ювелира Саргыланы Бараховой-Ымыы…

– На конференции были представлены две ювелирные коллекции. Хочется сказать большое спасибо компании «Киэргэ» и лично Александру Кирилловичу и Галине Николаевне Павловым, дизайнеру компании Саргылане Бараховой- Ымыы. Мы поздравляем ее с вступлением в Союз дизайнеров России. Саргылана Барахова и Галина Павлова сделали совместный доклад о том, как традиционный дизайн сегодня продолжается в ювелирной отрасли. Многие люди сегодня хотят иметь обереги, и этот бренд очень удачно использовали Саргылана Барахова и мастера «Киэргэ». Я уверена, наша ювелирная промышленность должна развиваться в этом направлении. Поскольку индивидуальное всегда интереснее ширпотреба. Концепция развития ювелирной и алмазогранильной отраслей республики должен строиться на авторских брендах. Используя бренды наших ювелиров, мы можем выйти на мировой рынок. Для этого мы все должны стараться работать в одном направлении, продвигая своих талантливых дизайнеров.

– Саргылана Барахова очень удачно использует конский волос в своих вещах.

– Да, она впервые применила конский волос. Свою коллекцию она назвала «Путь Небесного Дьесегей», поскольку здесь есть и конский волос, и сакральная символика. Дьесегей по якутской традиции –  конная свита небесного Юрюнг Аар Айыы Тойона. Эта конная свита солярная, а это универсальное понятие, присущее многим культурам. Художница говорит, что ей приснился сон с указанием использования конского волоса. В сочетании с серебром, полудрагоценными и драгоценными камнями получилось просто великолепно.

Галина Николаевна очень достойно представила коллекцию. Это непродаваемая коллекция, в создании которой участвовали ювелиры «Киэргэ», народные мастерицы, работавшие с конским волосом. Самое интересное, что «Путь Небесного Дьесегей» был продемонстрирован вместе с коллекцией «Небесный войлок», которую привезла из Кыргызстана талантливый дизайнер, народный мастер Гульнара Качаганова. Удивительно, какие тонкие и изящные одежды можно навалять из войлока и шелка. Гульнара использует традиционные материалы, технологии и этнические мотивы. Эти коллекции современных одежды и украшений в национальном стиле продемонстрировали модели – студенты Казахского Национального Университета Искусств.

9

Свою ювелирную коллекцию представил Александр Манжурьев, что также вызвало большой интерес со стороны искусствоведов и участников конференции. Естественно все понимали, что это музейные экспонаты, а не вещи для частной коллекции. Думаю, что после этого Александру будут предлагать выставиться в различных городах и музеях. Потому что его «илин кэбиhэр», сделанный по старинной технологии, это просто уникальная вещь. А какой красивый, интересный дизайн у перстня «Саки, живущие за морем». Название от Геродота, отца истории. Это кольцо из белого золота с большим прозрачным раух топазом, символизирующим море, и который поддерживается на весу львами в зверином стиле.  Бриллианты же, усыпанные под ним, олицетворяют саков. Увидев этот перстень, один из участников приобрел его.

Были у нас и другие выставки. Скульптор, дизайнер Салтанат Кожагулова представила коллекцию статуэток малой скульптуры «Сокровищница Манаса» – мифологических персонажей, образно передающих эволюцию человеческой души. Она признается, что видит поток с мифологическими образами, которые потом воплощает в своем творчестве. Позже она написала, что после демонстрации и общения с искусствоведами, поток возобновился. Так что ждем ее новых творческих достижений.

– Удалось ли побывать на ЭКСПО-2017?

– Да, мы посмотрели павильоны ЭКСПО-2017 и комплекс “Этноаул”. Комплекс из юрт был построен к проведению ЭКСПО, и по своей идее напоминает часть нашего проекта «Земля Олонхо». В нашем проекте есть этнографический парк «Алаас», где мы хотим показать наше традиционное жилье, поселение. У нас есть объект «Этнодеревня» очень схожий с «Этноаулом». В нашей «Этнодеревне» национальные общины будут иметь свои площадки для выступления артистов, демонстрации народного творчества. Все это мы увидели в Этноауле. Мы встретили там Альбину Дегтяреву. Ее группа «Айархан» участвовала в концерт «Spirit of Tengri». Правда, мы не увидели их выступление, зато попали на концерт кыргызских артистов, исполнявших эпос Манас в современном инструментальном стиле.

8

Сама выставка ЭКСПО-2017 проходит под девизом «Энергия будущего». Все страны мира в своих павильонах демонстрируют свое видение энергии будущего. Энергия Солнца, воды, ветра, земли, зеленая энергия… Все эти концепты заложены в нашем проекте «Земля Олонхо». Все было представлено, и даже результат энергии мысли человека, это сам комплекс “ЭКСПО-2017”.

Мы увидели, правда в разных блоках, разрозненно свой будущий комплекс. На секции «Архитектура Тенгри» мы рассказали о проекте «Земля Олонхо», который по сути является тенгрианским комплексом. Там были участники из Болгарии, которые сказали, что такой проект нужен всем. Участники предложили создать международную рабочую группу ученых для изучения тенгрианской архитектуры.

6-17

Сильное впечатление получили на открытии Международного конкурса молодых исполнителей имени Чайковского. Нас пригласила в Астана Опера ректор Казахского Национального Университета Искусств, народная артистка Республики Казахстан, скрипачка Айман Мусахаджаева.  Когда мы проводили архитектурный конкурс на Международный Центр Олонхо, то взяли в качестве основы конкурсное положение именно оперного театра “Астана Опера”. Поэтому мне было интересно пойти в этот театр, чтобы вживую увидеть его. Конечно, он очень богатый, дорогой, пафосный, с суперсовременным оборудованием. Не зря казахов называют хай саки – львиные саки, царские саки. У них все царское, везде это чувствуется.

Соучредитель, организатор этого конкурса КазНУИ, благодаря которому состоялась наша конференция. Мы очень довольны, что посетили великолепный театр, услышали прекрасную музыку в исполнении молодых музыкантов. Большое спасибо организаторам за такой подарок.

6-18

Говоря о музыке, хочется сказать о важном моменте нашей конференции. Среди наших тенгрианцев были музыканты и почти в один голос они говорили о том, что нужно написать тенгрианский гимн. Эту идею предложили казахский музыкант Аман Жол и его коллеги. Мы услышали «Реквием», посвященный Тенгри, который казахский композитор Балнур Кыдырбек написала для симфонического оркестра. Но и это еще не все. Наш казахский участник, поэт Арман Нурмухамбетов  написал текст песни «Наша вера». Мы услышали ее в прекрасном исполнении певицы Асель Омаровой.

Конечно, после этого люди стали говорить, что нужны варианты гимнов тенгрианства. Участники предлагают  провести конкурс на лучший из них. «Красной линией» проходила эта тема, поскольку музыка – очень сильный вид искусства, она дает образное представление, оказывает яркое эмоциональное воздействие. Поэтому на следующей конференции одним из направлений исследования будет музыка Тенгри.

И об организаторах, которым выражаю огромную благодарность.  Это – Казахский Национальный Университет Искусств, ректор которого является Айман Мусахаджаева. Ответственным от университета была Меруерт Курмангалиева, доцент кафедры музыковедения. Это – ТОО “ORTA” и Союз архитекторов Казахстана (Астанинское отделение). Руководитель этих организаций — председатель Оргкомитета конференции, заслуженный архитектор Казахстана Серик Рустамбеков. Это – НКО “Международный Фонд Исследования Тенгри”. Содействие традиционно оказало Министерство культуры и духовного развития Республики Саха (Якутия), под руководством министра Владимир Тихонов.

Елена ЯКОВЛЕВА.