Главная » Статьи

«Мои мечты — это мечты моих предков»

25 марта 2013 Просмотров 1 218

Мишель Уэльбек в романе “Платформа” пишет, что мечты европейцев банальны – их тянет путешествовать. И чаще всего — туристом, чтобы без всяких трудностей, зато с максимумом наслаждений вроде “Тропик рая” или “Наслаждения вкусом”…Организованные туры для основной массы. В этом смысле Патриция ШИШМАНОВА не типичная европейка. Хотя называет себя типичной француженкой. В чем ее типичность я пыталась понять во время интервью и поездки в Техтюр. После всего этого стало более-менее ясно. Скорее всего, Патриция просто вырвалась из этой типичности в силу своей натуры и стечения жизненных обстоятельств. 

Патриция, что Вас привело в Якутию?

— Я уже пробовала приехать сюда на поезде, но не получилось. В это раз все случилось неожиданно. Друзья приехали из Франции снимать охоту на волков. Они остановились в Москве, и я решила уехать с ними. Сейчас они снимают в селе Фрунзе Намского улуса, я там побыла и вернулась в Якутск. Много уже фотографировала здесь.

— Вы фотохудожник?

— Да, я больше этим занимаюсь. У меня был такой проект, по которому я собирала информацию. Я и сейчас этим занимаюсь. В конце XIX века была идея проекта железной дороги, одна ветка которой идет от Транссибирской магистрали до Берингова пролива и дальше в Америку. Тогда это были мечты, но в начале XX века один французский бизнесмен убедил Николая II. Русское правительство почти дало добро, чтобы начать строительство дороги. Потом началась война с Японией, все было аннулировано, мнения изменились. Но сейчас снова заговорили об этом.

Я хочу ехать по этой линии, общаться с людьми, которые ждут поезда уже сто лет. Эта будет нить, чтобы рассказать о Якутии.

— Вы уже бывали в других местах, где встречались с людьми?

— Уже 12 лет я встречаюсь с такими людьми. До этого работала по теме “Шелковый путь”. Путешествовала в Таджикистане, Узбекистане, Киргизии. Я обожаю Среднюю Азию, особенно, Таджикистан. Написала путеводитель по этой стране. С Леной (Л.В.Федорова) мы сошлись на любви к Памиру и Гималаям. Она была в тех местах, о которых мечтаю я. Очень хочу побывать в Гималаях. В Китае была, но Тибета не видела.

В Китае я делала проект на китайско-российской границе. Это длинная фотография – 40 сантиметров в высоту и 3 метра в длину, на которой я запечатлела реку Амур до Каспийского моря. Я видела на выставках в Китае, как они делают такие длинные панорамные фото, соединяя несколько снимков. Интересно то, что на ней запечатлена линия – граница, которая соединяет и разделяет две страны. Я стояла на Китайской стороне и снимала Россию, потом стояла на Российской стороне, снимала Китай. Конечно, с разрешения местных ФСБ. Потом эти выставки я устраивала в Хабаровске, Москве, Пекине.

А в Якутию меня привлекли и личные моменты, связанные с семьей. Мой брат заболел, и я хочу найти помощь для него.

Вас интересуют шаманы, целители?

— В Якутске встретилась с редактором журнала “Сакральные силы”, (“Кистэлэн кююс”). Там меня познакомили с Варварой Федоровой и Василием Оконешниковым. Побывала в Доме Арчы, и для меня провели алгыс, очень интересно рассказали про обряд. Я собираю информацию очень медленно, постепенно, не спешу.

Вглядываетесь во все…

— Да, я не обязана сразу все выложить куда-то. Постепенно накапливается информация и потом будет видно. Может, получится фотовыставка или книга…Я всегда так работала. Сейчас пишу путевые дневники о Туве, Хакасии, Алтаю. Когда приехала первый раз в Туву, наша общая с Леной подруга этнограф Сайзана, сказала мне – спокойно, все придет в свое время. Действительно это так. В Туве я много раз была. Первый раз поехала в 2001 году, чтобы снимать детей, которые участвуют в конных скачках. Потом познакомилась с шаманами, и с одной из них дружу. Она мне помогает. Сделала фильм о тувинских скачках, шаманах, кухне. Правда, монтажом занималась не я.

В Туве я познакомилась с художником Евгением Алтуфьевым. Мне очень нравится его творчество. Он работает с тканью, делает обереги, странные куклы,  инсталляции…

— У Вас есть галерея в Париже?

— Да, я выставляю там в основном русских художников. Когда бываю в новых местах, то одним глазом обязательно смотрю на произведения искусства. Есть такая художница Юлия Застава, работы которой я тоже приобрела. Она рисует акварелью, карандашом на картоне.

— Идете на выставку, знакомитесь и приобретаете?

— Не всегда так. Иногда случаются неожиданные встречи. Сегодня неожиданно встретили в ресторане вашего художника Федора Маркова. Он пригласил в свою мастерскую. Случайность это хорошо. Моя галерея называется LAleatoire. По смыслу это близко к случайности. Она молодая, три года назад появилась. Это не только картины. Это могут быть предметы, видео, инсталляции. В Париже в конце марта будет крупная международная выставка Art Fair. Я должна там быть, поэтому мало времени буду здесь.

— У Вас есть коммерческий интерес?

— Нет коммерческого интереса. Естественно, после выставок некоторые хотели бы купить картины. Я продала несколько работ, но все равно все траты не окупаются. В небольших частных галереях обычно выставляют по десять работ. У меня двадцать с лишним работ.

— Чем Ваша галерея отличается от других? Как привлекаете публику?

— Просто я выставляю в основном русских художников, иногда не русских. В основном молодых, а иногда не молодых. Но между ними есть скрытая связь. Это что-то древнее, языческое. Я потом это поняла, это не сразу видно. Естественно, каждый художник хочет, чтобы его покупали. Поэтому первая цель – показать их работы, сделать праздник, чтобы люди пришли. Для этого делаем веселые вернисажи.

— Вы уже давно живете в России, а есть любимый город?

— Это природа, не город. Я люблю природу Сибири.

- Когда отправляетесь в путь, заранее разрабатываете маршрут?

— Нет. Обычно беру билет, приезжаю в город и хотя бы один контакт налаживаю. Например, иду в музей и знакомлюсь с людьми. Хотя, каждый раз по-разному выходит. Как-то в Биробиджан приехала на поезде ночью в 3-4 часа. Вокзал закрыт. Я одна вышла и иду по городу. Маленький город, поэтому все равно попала в гостиницу. Но это не приключение.

Я недавно читала, что года три назад в Якутию приезжали молодые альпинисты. Пересекли всю Якутию, потом через горы пошли каким-то крутым маршрутом. Это приключение. Я в восторге от них, а то, что делаю я — это хаос. Но в этом хаосе я встречаю людей, и эти встречи связывают мое путешествие во что-то целое в конце. Это как игра. Законы этой игры будут ясны потом, не сейчас.

— В этом хаосе Вы все равно программируете себя?

— Да, это программа, которая не написана и не названа. Иногда, когда я не знаю в каком направлении идти, то пользуюсь древнекитайской книгой “И-Цзин” (Книга перемен, вроде китайского гороскопа). С помощью монет и этой книги, в которой содержатся знаки, можно увидеть ответы и принять решение.

Бывает так, что путешествие не оправдывает ожиданий? Возвращаетесь разочарованной?

— Да, это всегда риск. Надо согласиться на такой риск. Но бывает так, что встреча с другим человеком что-то меняет в моей жизни. Влияет на мои взгляды, идеи. А человек, который бывает в тех местах, где он не должен быть, тоже влияет на людей. Это мягкое влияние. Только, если они сами этого хотят. Обмен интересами.

— Больше живете в Париже или Москве?

— В этом году почти год провела в Париже по семейным причинам. А так живем с мужем в Москве почти 20 лет. Он работает представителем французской компании.

— Откуда Вы родом?

— Я родом из Парижа. Выросла там. Типичная француженка. Знала только Париж, училась в религиозной школе. Потом училась экономике по желанию родителей. Я работала в банке, но для меня так ужасно быть весь день в закрытом помещении. Я хотела умереть. Но решила не умирать, а поменять работу. Через три месяца ушла и пробовала разные работы. Например, считала машины, которые проезжают под мостом. Статистику вела, стоя на улице.

- Париж прекрасный город. Как можно его оставить…

— Да, Франция прекрасная страна. Но ее губят финансовые организации. Сейчас во Франции нет производства, все находится в Китае. Огромная проблема безработицы. Молодежи негде работать. Многие дети моих знакомых хотят эмигрировать. Всю эту проблему сваливают на молодых арабов, которые не хотят работать, и хотят сразу все получить. Но вина не в них, и безработица не из-за них. Все дело в крупных финансовых организациях. Такой социальной политики, как во Франции, нет ни в Америке, ни в России. Но скоро не будет и во Франции.

— Как проходит Ваша повседневная жизнь в Москве?

— Раньше детьми занималась, сейчас они взрослые. Поэтому муж и галерея. Делаю шарфики со своими рисунками при помощи компьютерных технологий. Продаю через галерею. Пишу, занимаюсь домом. Нормальная жизнь, как у всех.

— Все Ваши увлечения это реализация детских мечтаний?

— Я думаю, это не только мои мечты, это мечты моих предков. Потому что я никогда не мечтала иметь галерею, стать фотографом — не знаю. Писать — да, путешествовать — да. Открытие галереи — это реализация мечтаний предков.

— Кем Вы себя считаете профессиональным фотографом, хозяйкой картинной галереи, журналистом?

— Вы знаете, я не люблю этикетки. У меня ведь еще есть кинематографическое образование. Но я никогда не считала себя экономистом или кинематографистом. Хочешь о чем-то рассказать, то найдешь самый лучший способ сделать это. Или с помощью фото, или кино…

— Самое первое впечатление о Якутии?

— Когда мы сюда прилетели, было так холодно, и первый якут, которого мы увидели, был таксистом. Он был в футболке. Нам так холодно, а он выскочил без шапки, в футболке на улицу. В России тяжело жить. Холодно. Надо быть очень сильным человеком, чтобы жить здесь.

Елена ЯКОВЛЕВА.