Главная » Статьи

«Мы живем в сложном ландшафте культуры»

26 августа 2013 Просмотров 599

P1010009Народ, который пришел на встречу с известным киноведом Кириллом РАЗЛОГОВЫМ, историком и культурологом Алексеем ВАСИЛЬЕВЫМ и искусствоведом и культурологом Ниной КОЧЕЛЯЕВОЙ, ожидал разговора о кино. Наши гости приехали на первый Якутский международный кинофестиваль, и эта тема вроде должна была всех объединить в общем диалоге и дискуссии. Кирилл Эмильевич в начале встречи отпустил реплику насчет дискуссии и даже допустил, что если полемика зайдет так далеко, то будут «возмущения»  со стороны аудитории.

Но никто не дискутировал и не возмущался. Все слушали гостей и временами в зале заседаний СВФУ повисало напряжение от взаимной попытки понять друг друга. Московские культурологи пытались понять, кому же они адресуют свои речи, а аудитория, в основном из новоиспеченных первокурсников, пыталась понять выступавших. Ведь ожидалось, что будут говорить о самом массовом и доступном искусстве. Но все повернулось в научные глубокомыслия и здесь бы впору, если уж не возмутиться вслух, то покинуть зал, если скучно и непонятно.

Но все сидели и слушали, пытаясь связать выступления гостей с заявленной темой «Экологический потенциал экранной культуры». Были и экологи из общественной организации «Эйгэ», были кинодеятели и искусствоведы. Безусловно, что последние открыли для себя много интересного, а первокурсники, после встречи покидавшие зал, переговаривались: «тугу да ейдеебетюм» («ничего не понял»). Пожалуй, это и было подтверждением мыслей гостей, говоривших о разнообразии культур, о  чрезмерной централизации культуры в России, о культурной и генетической памяти. Возможно, первокурсники через час забыли об экологическом потенциале экранной культуры, но терпеливость, с которой они внимали выступавшим, дает право говорить о их потенциале культуры. Предлагаем вашему вниманию фрагменты выступлений наших гостей.

Кирилл РАЗЛОГОВ (киновед, автор и ведущий программы «Культ кино» на канале «Культура», профессор ВГИК). Тема выступления «Экранная культура в контексте федерального и регионального культурного потенциала»:

— Экология — на этой части территории это очень актуальный вопрос. Есть экология культур, сообществ и эта часть экологии имеет отношение к нашей науке — культурологии, которая занимается различиями культур. Есть культуры, которые возникают в такие исторические моменты, и тогда господствует просветительская модель, согласно которой были люди просвещенные – ученые, священники, которые просвещали непросвещенных. Это представление вчерашнего дня. В современных условиях ситуация часто бывает противоположной. Я знаю, что мои внуки лучше меня разбираются в гаджетах. Медиа образование у них лучше, чем у меня.

Между экологией культуры и экологией природы есть много общего.

Будем ли мы говорить, что всех надо стричь под одну гребенку или будем говорить о  разнообразии культур…Оказавшись в интернете, ты оказываешься во множественности культуры. Легко и естественно из пожилого профессора превращаешься в юную нимфоманку и существуешь так. Эта свобода. Она и развращает, и освобождает.

Культурная политика – это политика государства, а с другой стороны, какую позицию занять – это зависит лично от каждого.

Мы занимаемся сегодня становящимися культурами, потому что культуры сообществ новых поколений становятся важными для общества.

Алексей ВАСИЛЬЕВ (кандидат исторических наук, Российский институт культурологии). Тема выступления «Медиация памяти, как механизм формирования экологического пространства культуры».

— Экология культуры…С этим термином все сразу связывают природу. Хотя с греческого это — дом, домашнее хозяйство. Природа относится к этому слову, но не меньше культуры. Категории «природа» и «культура» в Европе родились синхронно и в XVII веке там сформировалась натурфилософия. Это представление о человеческом мире, который формируется человеком и зависит от человека. Человек живет в мире естественном и искусственном.

Если говорить о медиации памяти, то наши традиции и представления о прошлом – это то, что создается здесь и сейчас. Это не то, что кем-то нам передано. Мы сами решаем, что выбирать, что извлекать из этого архива. Это и есть культурная память. А память делится на архивную и культурную.

Что считать ценным в памяти? Есть государство, СМИ и субъекты. Здесь возникает вопрос культурной политики. И культура — это не всегда только положительное, как мы привыкли считать. Культура – это власть, конфликт, подавление. Это не всегда хорошо.  Мы живем в сложном ландшафте культуры, где разные силы борются между собой и создают тот ландшафт, который не всегда бывает приятным.

Memory studies – исследования культурной памяти, коллективной памяти. Говоря об этом, хочется подчеркнуть необходимость сознательного, рефлективного, аналитического отношения к тому наследию, которое нас окружает.

Память всегда существует в медиатизированной форме. Если мы не говорим о памяти генетической, физиологической, а остановимся на рациональной почве, то они должны быть медиатизированы. Образы прошлого должны циркулировать с помощью средств, которые общество придумало для этого – от наскальных рисунков до информационных технологий.

Мы никогда не имеем дело с образами прошлого, как таковыми. Мы имеем дело с предыдущей формой медиации. Есть книга, есть кино, и эти упаковки накладываются друг на друга. Если мы говорим о подлинном, то надо помнить, что медиативная форма накладывает отпечаток на следующую упаковку.

Нина КОЧЕЛЯЕВА (кандидат исторических наук, доцент кафедры ЮНЕСКО по компаративным исследованиям духовных традиций, специфики их культур и межрелигиозного диалога, Российский институт культурологии). Выступила на тему «Природа, этнос и экология» и показала фрагменты фильма Алексея ФЕДОРЧЕНКО «Небесные жены луговых мари» (2013г.):

— Этот фильм снят в Мари Эл, где 50% населения составляют аборигены, которые до сего дня сохранили этнические традиции. Фильм очень удачно объединяет режиссерский талант, операторскую работу и вплетает в себя документальную и художественную новеллы. Появление таких фильмов, когда в фактуру художественного вплетается документальная часть, исследующая традиционную этническую культуру, — очень симптоматично. Якутский фильм «Лыах» относится к таким фильмам. У нас в России очень централизованная культура. Тексты, фильмы, отражающие самобытную этническую культуру, появляются крайне редко. На мой взгляд, появление таких фильмов делает мир более свободным и становится легче понимать друг друга.

В конце встречи разговор все-таки зашел о массовом кино, и Кирилл Разлогов ответил на вопросы аудитории.

Вопрос: Отношение россиян к отечественному кино сегодня негативное. Но не только американские блокбастеры вытесняют российское кино, но и серьезные зарубежные фильмы. В чем причина? И второй вопрос: ваши любимые фильмы?

Кирилл РАЗЛОГОВ:

— Я каждый раз называю разные фильмы, но сейчас это «Военно-полевой роман», «Дети мещан», «Гражданин Кэйн» Орсона Уэллса и «Империя чувств» Нагисы Осимы.

Что касается первого вопроса, то тут играет роль несколько факторов. Вы пришли в тот период, когда кинотеатры стали точками торговли, общепита... Был даже период, когда неприлично было ходить в кино. Но все это было во всем мире.

Возрождение нашего проката было связано с «Титаником». Премьера состоялась в Калининграде, и Кэмерон сам приехал в знак благодарности к тем, кто помогал ему в подводных съемках. После этого пошло возрождение. Появились кинотеатры, технически оснащенные, переоборудованные. Поход в кино стал приличен. Билеты стали дорогие, а все что дорого, у нас ценится. Это было возрождение под знаком голливудского кино. Если до этого голливудским кино пренебрегали, потому что были пиратские фильмы, то теперь это качественное кино. Молодые люди стали ценить техническое качество фильмов и наши фильмы уступали.

И устойчивое мнение, что нам не дотянуть – это не только относится к российскому кино. Но ситуация не такая пессимистическая. Российские сериалы не уступают зарубежным. Сегодня мы вообще не знаем, кто и что предпочитает смотреть, потому что смотрят в интернете. Но 15% россиян сморят отечественное кино в кинотеатрах – это нормально. Во многих странах такая же ситуация. Я никакой трагедии не вижу.

Если говорить о регионах, которые могли бы быть интересны для вас с точки зрения кинопроизводства. То в Узбекистане снимают много фильмов — в 10 раз больше, чем в России. В Казахстане делают мало, но для фестивалей. И эти фильмы мало, кто смотрит у себя. Зато узбекские фильмы смотрят дома. Зрители хотят смотреть простые фильмы, комедии, которые наши режиссеры считают унизительным снимать. Это ответ на вопрос, что зрительских фильмов мало. Не дай бог делать, как Гайдай. Такая фраза была у советских режиссеров.

Елена ЯКОВЛЕВА.