Главная » Статьи

«Не индустриализация, не какие-то вызовы, а качество жизни...»

21 февраля 2013 Просмотров 952

Эти слова губернатора Красноярского края Льва Кузнецова можно назвать ключевыми на КРАСНОЯРСКОМ ЭКОНОМИЧЕСКОМ ФОРУМЕ. Всевозможные “круглые столы” были посвящены традиционному набору тем – инвестиционная привлекательность, человеческий капитал, стратегическое планирование, создание современной инфраструктуры, дорожная карта…Формулировки некоторых “круглых столов” звучали отвлеченно и научно, особенно на фоне реалий Сибири и Дальнего Востока. Когда из Якутска в соседний Красноярск приходится лететь через Новосибирск или даже Москву, тогда особенно остро чувствуешь необходимость скорейшего воплощения в жизнь всех этих заумных слов о “снятии инфраструктурных ограничений” или “территориальной проекции национальной инновационной системы”.

Валя и стендыСами красноярцы довольно скептично относятся к форуму, который в этом году был юбилейным, десятым по счету. На местном телевидении форум называют показухой, пустой тратой денег. На взгляд приезжего город выглядит серым и монотонным, почти на 70% застроенным “хрущобами”. Возможно, у местных неплохие доходы, все-таки “Норникель” и частично “Российский алюминий” формируют благосостояние населения. Но как верно заметил один из московских экспертов, “повышение зарплаты в провинциальных городах лишь увеличивает миграцию населения”. Родители имеют возможность отправлять своих детей жить и учиться в большие города, а иногда уезжают сами. Люди хотят жить в такой городской среде, где есть все условия для самореализации – от интересной работы до культурного досуга. Никому не хочется откладывать на завтра свои желания, но накопившиеся за многие десятилетия социально-экономические проблемы не позволяют даже самым продвинутым экспертам и экономистам решить эти проблемы за короткие сроки.

Поэтому форум оставил сложное чувство. С одной стороны, большое количество умнейших людей России, которые приезжают из столичных фондов, институтов развития и экспертных советов и говорят о таких вещах, которые с трудом понимают провинциальные люди. Думаю, не все руководители городов, да и регионов, могут говорить с ними на одном языке о «драйверах развития экономики», «территориальной проекции национальной инновационной системы» или « законодательных ограничениях агломерационного развития».Чтобы пройти этот терминологический ликбез нужно время, чтобы применить эти термины и понятия к своей ситуации, нужно еще больше времени, выражаясь их языком, нужна перезагрузка. Потому что в нашей ситуации нет экспертов и ученых-экономистов, которые работали бы в одной связке с хозяйственниками, в нашем управлении нет интеграции практики и теории. Как верно подметил японский эксперт Ивао Охаси, в России нет интеграции между разными системами и ресурсами.

За моим окном уже четыре года торчит недостроенный торговый павильон. Вокруг строительный мусор, дальше простираются гаражи. Это место для выгула собак, стихийного распития пива. Теперь я понимаю, что «драйверами развития экономики российских городов являются торговля и строительство». Наглядно вижу это по ситуации в родном городе, где повсюду последствия этих драйверов. Модное иностранное слово не спасает пейзаж – он воплощение кризиса управления. Вокруг этого пейзажа любой эксперт мог бы заработать неплохие деньги, применив к нему свои знания об эффективной системе функционирования городов или о комплексной инфраструктуре... Но изменит ли это ситуацию? Сомнительно. Потому что кризис, прежде всего, в головах. Как сказал на заключительном пленарном заседании Управляющий партнер московского офиса McKinsey в России Ермолай Солженицын, в России нет горизонтальных связей, есть только вертикаль, и подчиненный не привык говорить начальнику «нет». Пока такое будет продолжаться, ничего не изменится. Об этой проблеме говорит  Ивао Охаси, когда его спрашивают – в чем разница между управлением в России и Японии? В России решения принимаются очень быстро и реализовываются очень долго. В Японии решения принимаются очень долго, но реализовываются быстро. В России решение принимает единолично начальник, и подчиненные не всегда понимают свои  задачи. В Японии коллективно обсуждается вопрос, и только после согласования на всех уровнях принимается решение.

После присутствия на нескольких “круглых столах” и заседанияхoligarhi-83780, начинаешь думать, почему в России такая неравномерная, несбалансированная ситуация? Особенно, в плане человеческого капитала, который распределяется неравномерно, и чаще не в пользу провинции. Через два дня все эти люди улетят на нескольких самолетах в Москву, и в Красноярске вряд ли, кто будет заниматься исследованиями по урбанистике, агломерациям... Так же, как в Якутске или Чите. Улетят в Москву Потанин, Дерипаска и прочие топ-менеджеры, чьи компании процветают на сибирских землях. На форуме они мелькали среди остальной публики, подчеркивая высокий статус и престиж мероприятия. Они проходили мимо павильонов, где регионы и города представляли свои проекты, желая привлечь инвесторов.

Напротив нашего павильона с инновационным проектом «Земля Олонхо»  Иркутская область выставила несколько стендов, обозначенных традиционной фразой «Инвестиционный потенциал Иркутской области». Видимо, что-то было сделано неудачно или подано некреативно, потому что мимо павильона народ проходил, не останавливаясь. Нашими соседями оказались хозяева, представляющие проект инновационного свинокомплекса. Дальше можно было увидеть павильоны с макетами полигона для переработки промышленных отходов, онкологического центра. Здесь было более оживленно, поскольку макеты смотрятся выигрышнее, чем тексты на стендах. Разве, что крупные корпорации и компании могли позволить себе простую и лаконичную подачу, вроде оскандалившегося «Русгидро», «Полюса золото» или инвестиционного проекта “Ангаро-Енисейский кластер”…

хакасияПроекты историко-туристического характера делали упор на визуальных образах, желая показать самобытность и экзотичность. Городок Енисейск из Красноярского края представил в макете свой исторический район, который, по словам проектировщиков, должен стать туристическим центром. Экзотично выглядела Республика Тыва, зазывающая туристов. Горы, степи, ступы, юрты контрастировали на фоне мультимедийных презентаций соседних павильонов. Девушки в эффектных национальных костюмах возвышались над макетом ручной работы, демонстрируя натуральность и аутентичность.

Среди огромного количества информации, мелькавшей в павильонах, легко было затеряться. Но благодаря инсталляции из старинных чоронов и светодиодных лент наш   павильон был, пожалуй, самым оригинальным. Взгляды посетителей переходили от инсталляции к ролику на плазменном экране, потом вглядывались в тексты на стендах о “Земле Олонхо” и опять с любопытством возвращались к чоронам, в которые лилась “космическая благодать” в виде светодиодных лент. Идея этой инсталляции родилась у автора проекта Андрея Борисова после посещения лаборатории широких атмосферных ливней Института космофизики и аэрономии. Благодаря этому художественному образу якутский павильон выбивался из общего ряда, так же, как из общего ряда выбивался сам проект. Идея создания инновационного кластера на основе традиционной культуры смелая даже в условиях нашей республики. В Красноярске она выглядела еще более необычной и смелой, потому как культура на этом форуме вообще не рассматривалась в качестве отрасли экономики. (Если не брать в расчет презентацию нашего проекта на «круглом столе», где обсуждались проблемы государственно-частного партнерства. Но об этом в следующей статье).

При этом очень много говорилось о проблеме миграции населения из Сибири и Дальнего Востока в Москву и Санкт-Петербург. Один из экспертов сетовал на катастрофическую ситуацию в Москве,  о том, что скоро в столице будут проживать 30 млн человек, а это означает, что часть из 12 городов-миллионников перестанет ими быть. Ученые люди дают очень верный анализ ситуации, предвидят ее развитие и последствия, соотносят нашу ситуацию с мировым опытом, но как говорится, нет интеграции. Эксперты уедут в столицы, а провинция будет развиваться стихийно. Говоря о мировом опыте, приводили в пример США, где все успешные стратегии городов строятся на привлечении креативного класса. Когда в Питсбурге был создан крупный университет, он стал центром притяжения для молодежи. Вокруг крупных университетов создается современная инфраструктура с бизнесом, культурой, досугом, и в этом плане наш проект оказался не причудой и фантазией мечтателей. Рядом СВФУ и ЯГСХА, где имеется достаточный человеческий ресурс для того, чтобы удовлетворить его потребности в самореализации и самовыражении.

На первый взгляд, мы выглядели чужеродными на этом форуме, где важные и серьезные люди даже не стали бы слушать об эпосе олонхо и его культурном значении, потому что энергетическая лихорадка владеет лучшими умами, обеспокоенными тем, как увеличить мощности для добычи и переработки. Все это давило и все это довлеет над страной, особенно, над Сибирью и Дальним Востоком, которые оказались в порочном кругу из-за своих природных ресурсов. Казалось бы, богатый город Сургут. Вряд ли нефтяники и газовики испытывают нехватку в современных лечебных учреждениях, детских садах или школах. Но как говорят эксперты, люди там склонны к депрессиям. И когда в городе начали работать над проектом огромного роллердрома известного архитектора Нормана Фостера, все поняли, что это необходимо. Такие места отвечают потребности горожан в прорыве из серой повседневности. Поэтому подобные проекты нельзя объяснить только экономическими мотивами.

Сам премьер отметил на пленарном заседании, что с ростом благосостояния людей появляется запрос на иное качество жизни. Он сделал акцент на образовании и здравоохранении и конечно, на привлечении инвестиций в социальные проекты, упуская из виду вещи, о которых говорят сегодня специалисты по урбанистике. “Проблему производительности физического труда человечество решило. Теперь пора решить проблему умственного труда», — сказал один из экспертов, обозначив основную тему. Город обеспечивает не труд, а занятость, а типичный горожанин – это человек, занятый умственным трудом, который имеет более высокие культурные запросы. И если городская среда не удовлетворяет его, он уезжает.

В последний день форума я поймала себя на том, что вместо мыслей в моей голове образовалась свалка слов, которые могли бы зазвучать в стиле революционных ораторов, вроде Маяковского:

Инфраструктурой ударим по кооперации инновационных проектов,

Инновационные лифты сформируем на уровне кластеров,

Энергоресурсы запустим как драйверы роста,

Ответим на вызовы агломерационным развитием.

Почему-то над всем этим дымят трубы, а вездесущее слово “инфраструктура” лязгает и гремит металлическим звуком, как железное тело паровоза, за которым тащится длинный состав. Не знаю, отчего вдруг такие революционные ассоциации…Может, из-за дымного пейзажа Красноярска, где даже Енисей дымит и парит, питая энергией заводы и фабрики. Может, из-за слов Дмитрия Медведева, который с революционным напором сказал, что создание инфраструктуры – это критически важная вещь в Сибири.

Елена ЯКОВЛЕВА.

На снимке Афанасия ЕГОРОВА: павильон Республики Саха (Якутия) “Земля Олонхо”.

Источники фото: dela.ru/ adi19.ru/