Главная » Статьи

«Ни в коем случае не петь...»

23 января 2013 Просмотров 2 817

Ойунского читают, ставят на сцене, но кажется, впервые его произведения звучали в музыкальных композициях под сопровождение оркестра. Необычный концерт состоялся 18 декабря 2012 года на сцене Саха Театра в исполнении поэта, рок музыканта, директора Театра Олонхо Виталия Власова и Оркестра национальных инструментов под руководством Николая Петрова.    

“Ни в коем случае не петь”, — поставил перед собой задачу Виталий ВЛАСОВ, и на протяжении почти двух часов со сцены лилась проза Ойунского о Красном Шамане, Кудангсе Великом, Кэрэкээне, Соломоне Мудром, Александре Македонском, Николае Дорогунове. Под гитарные переборы и звуки оркестра возникали картины прошлого. Это было настолько органично, что казалось, гитара в наших краях была всегда. И под ее звуки покидал Кэрэкээн долину Туймаады, направляясь в стороны Таатты, а Красный Шаман (Добун) рвал ее струны во время камлания... Музыка обладает волшебным свойством соединить времена, людей, события, служит своеобразным тоннелем в мир недосягаемый и притягательный.

Концерт “Ого куйуурдуу турара” был посвящен 100- летию Тааттинского улуса, который прошел в 2012 году и 120-летию Платона Ойунского, чей юбилей республика отметит  в этом году. Своими мыслями о прошедшем концерте делится с читателями нашего сайта автор идеи и главный исполнитель Виталий Власов.

— Виталий Гаврильевич, получился очень необычный концерт. Как Вы для себя определяете его жанр? И почему концерт так называется?

— Это рок-рассказ. Дело в том, что этот концерт в корне отличается от всех моих предыдущих концертов, поэтому для меня он был очень сложен. Моя давняя мечта — написать музыку к произведениям великого классика якутской литературы Платона Ойунского. Я подобрал семь прозаических произведений и две поэмы к музыкальным композициям, исходя из главной идеи концерта. Поэтому то, что получилось можно назвать музыкой — рассказом. А название концерта связано с тем, что произведение “Ого куйуурдуу турара” — это автобиографическое произведение. Я добавлю, что на озере Халамнаайы, где рыбачил мальчик — прототип Платона Ойунского, соорудили памятник с таким же названием. Точную копию памятника вы видите в Саха Театре.

— Честно скажу, что для меня это звучало, как одно длинное повествование. Возможно, потому  что была общая повествовательная интонация. Вы не боялись, что зрителю трудно будет воспринимать подобное?

— Сегодняшний зритель привык к эстраде. Привык к тому, что песня зучит 3-5 минут. А здесь по 9-12 минут длились композиции, поэтому было, наверное, тяжело воспринимать. Для меня самого жанр оказался трудным. Сделать из прозаического произведения поэтическое — работа сложная. Здесь требуется очень большая работа над интонацией, правильной передачей основной мысли произведения. Я не случайно выбрал именно эти произведения Ойунского. Три постулата — Правда, Свобода и Красота — это то, что я хотел передать молодежи. В  “Александре Македонском” звучит тема правды. О свободе поэт пишет в произведении “Харачаас” и в “Песне о Соколе” Горького, которую Ойунский  перевел на якутский язык. Ойунский был разносторонней личностью. Кроме переводов русской классики, сам писал о мировых личностях, таких, как Македонский или Соломон Мудрый. Личность этого исторического персонажа вдохновила его написать рассказ. Он очень мудрый, этот Соломон, но не умел любить. Рассказ начинается с описания любви куликов (былдьырытов), затем плавно переходит к Соломону, не знавшего любовь. Это произведение о красоте.

— Что теряет и что приобретает произведение классика, когда оно звучит в музыкальном сопровождении?

— Мы дали один концерт, и после этого пришли к мысли — сложность в тональности. Если исполнять, как читаешь, то тональность перекрывается музыкой, а если высоко брать, то получается песня. А мне хотелось, чтобы это был рассказ, чтобы музыка тихо звучала. Некоторые зрители говорили мне, что такие места хорошие были, что мог, как рок-музыкант экспрессивно петь. Они ожидали этого. В молодости я так и пел. Но сейчас моей задачей было просто рассказывать. Ни в коем случае не петь. Передать произведения в неизменном виде, не утерять интонацию автора. Такое великое философское произведение, как “Красный шаман” или рассказ о Кэрэкээне — родоначальнике Таттинского улуса, они не должны звучать, как обычная песня. Невозможно просто спеть “Ого куйуурдуу турара” (“Мальчик, крутящий сак”) или “Кудангсу Великого” и “Николая Дорогунова”...

 — У Вас это не первая работа с Оркестром национальных инструментов. Расскажите, как происходит совместное творчество?

— У меня своя группа  “- 72' С”, которой  в 2012 году будет 25 лет. Мы иногда играем вместе, не так часто, как хотелось бы. А с Национальным оркестром  работаем три года, и для меня это совместное творчество много значит. Уже дали шесть разных концертов “Баат”, “Омурган”, “Субурга”, “Тиит”, “Удьургай” и этот “Ого куйуурдууу турара”. Я признаю их мастерство и неоценимый вклад в развитии национальной культуры. Если говорить о творчестве, то аранжировка была моя. У меня есть синтезатор Энсоник Т$12, на котором сочиняю и подбираю музыку к бас-гитаре, барабанам и к другим инструментам, и к готовой аранжировке они делают инструментовку. Существуют обряды в якутской музыкальной культуре. Например, хомус звучит только в радостные моменты, во время Ысыаха, праздника. А в дюнгюр бьют в тяжелые, трагические часы.

— Звучание музыки чисто якутское или же подобное можно услышать и у других народов?

— Да это действительно так. В моей роковой музыке обязательно существует соприкосновение с национальным колоритом, связь с природным звучанием. Это и есть синтез. Существует мотив. Свою музыку я вижу в соединении якутского фольклора и зарубежной рок-музыки. Как бы это странно звучало, но в этом особенность.

Я часто играю музыку зарубежных исполнителей: Би — Би Кинга, Блэкмора, Гарри Мура, Сатриани. Но часто они звучат как бы с якутским колоритом. На этом концерте я исполнил музыку Стив Вая. Это знаменитый американский гитарист-виртуоз, известный композитор, вокалист, продюсер. Его знаменитая “Ответы известны всем” очень популярная, ритмичная композиция. Стив Вая считают магом, волшебником, гением шестиструнного инструмента. Но в моих собственных композициях звучат интонации якутского фольклора, звуки природы. Мой стиль — фольклорный рок.

Кстати, видеозаписи всех моих концертов с Оркестром можно найти на сайте “Ырыа кырдала”.

Пользуясь случаем, хочу выразить свою признательность ансамблю хомусистов под руководством Николая Орлова, а также Анне, Афанасию Томским и Николаю Петрову за инструментовку.

— Не было мистических страхов? Ведь в “Красном Шамане” речь идет об исторической личности, так же,  как в “Кэрэкээне”, который тоже был шаманом?

— Я родился там, где родился сам Ойунский. Мои далекие предки тоже были шаманами. Перед концертом провели сиэр-туом (обряд). Артисты под руководством Симы Толстяковой прошлись по сцене, как это бывает в Театре Но. Они провели обряд, в котором просили разрешение у Высших сил (Урун Аар Тойона) исполнять великие произведения Ойунского. А в конце провели обряд закрытия. Поэтому чувствовал себя защищенным.

— Была ли цель побудить людей читать Ойунского? 

— Безусловно. В этом и крылась главная цель концерта. Чтоб молодежь читала и интересовалась этими произведениями. Я сам с детства знаком его произведениями. Помню, в классе шестом стал лауреатом среди чтецов в улусе. Я декламировал стихотворение Ойунского “Завещание Орла” (“Оруол кэриэьэ”). Но “Красного Шамана”, считаю лучшим произведением, шедевром, потому как оно насквозь пронизано философией. Хотя воспринимаю это произведение как чисто историческое, не разделяя взгляды самого автора.

— Ойунский был большевиком. Но, к сожалению, репрессивная машина не пощадила и его. Вам не тяжело дается это тема?

— У меня к этому двоякое отношение. С одной стороны, несогласие с той эпохой, с тем режимом, а с другой — его произведения рассматриваю, как просто великие произведения, с литературной точки зрения. В тридцатые годы мой дед попал в тюрьму. В свое время отец был беспартийным, 50 лет проработал в одной школе и учителем и директором школы. А я даже комсомольцем не был. В то время это был нонсенс.

— Но в ВЛКСМ то все вступали...

— Как все я должен был вступить, но, видимо, судьбе было так угодно, что всегда находились какие-то причины... Командиром отряда был в армии, должен был вступить, но в тот день угодил на гауптвахту. Вот так то. Хотя в школе был всегда лидером, обстоятельства почему то мешали стать комсомольцем.

— Если вернуться к Ойунскому, то не кажется ли Вам, что его произведения недостаточно переведены на русский? К примеру, книги Кулаковского на русском попадаются чаще.

— Да, вы правы. Творчество и биография Кулаковского процентов на 90 примерно изучены, исследованы благодаря родственникам, и в частности внукам Кулаковского. Дочь Ойунского Сардана Платоновна ушла из жизни несколько лет назад. После нее некому исследовать его творчество, тем более биографию. Я полагаю,что большая часть его наследия не изучена никем. Мое субъективное мнение: никто не может писать лучше его.

— Вы удовлетворены концертом? Все ли цели достигнуты и каковы планы?

— Единственное — для себя я сделал вывод. Повторюсь, что произведения Ойунского выше всех похвал, и каждый, кто не равнодушен в развитии якутской литературы, старался знакомить молодежь с произведениями великих мастеров.

Если говорить о планах на будущее... Бывают моменты, когда я хочу забросить музыку, заняться писательской деятельностью. Часто меня посещают грустные мысли о бессмысленности моих работ. Но опять же я беру свою ручку и строчу, беру гитару... Музыка или поэзия? Я в поисках.

— И последний вопрос. Какой интерес представляет гитара, которую Вы рекламировали на концерте?

— Это гитара называется тансыр-гитара. На Днях Якутии в Москве Николай Петров познакомил меня с мастером музыкальных инструментов Владимиром Алексеевым. Это тоже уникальный человек, мастер своего дела. Я увидел у него эксклюзивную (авторскую) гитару -круглую, похожую на мандолину, даже на шаманский дюнюр. Это акустическая гитара, интересная по своему звучанию. Я буквально заболел ею и решил заказать. Кто знает, как повернется жизнь: вдруг мне захочется перейти на такую акустическую гитару с сольным концертом (смеется).

Беседовала Елена ЯКОВЛЕВА.