Главная » Статьи

О домах-городах и океане свежего воздуха

27 апреля 2014 Просмотров 666

nepomСергей НЕПОМНЯЩИЙ — один из участников архитектурного конкурса на проект «Земли Олонхо». Вместе с консорциумом «Северный оазис» архитектор будет воплощать свою концепцию гелиотектуры. С 1990-х годов Сергей Непомнящий начал на практике реализовывать модель городов будущего. Эти города не должны наступать на природу, они компактны за счет домов-мегаскульптур, в которых можно жить, работать и отдыхать. Один из таких экспериментальных домов «Бабочка» со светоинсоляционными полостями признан лучшим жилым домом повышенной комфортности в конкурсе Ассоциации инвесторов Москвы в 2007 году.   

— Сергей Витальевич, Ваши ожидания от семинара оправдались?

— Я настолько был мало знаком с культурой Якутии. Я первый раз у вас, поэтому для меня любая деталь очень важна. Все, что говорилось, все я почувствовал. Самое важное для меня было увидеть природу Якутии. Я был потрясен.

— Почему именно природу?

— Потому что Москва — это самый северный мегаполис. Я знаю, что москвичи северяне. А то, что есть земли севернее Москвы — это уже, видимо, что-то инопланетное. Я знаю, что есть якутские алмазы, есть город Якутск и горожане. Но когда я увидел лошадей, которые копытами разрывают землю и счастливые что-то жуют и такое яркое небо, яркое звезды… Это прекрасная земля, здесь не просто можно жить, а жить очень счастливо и красиво. Это новое впечатление. Я честно говоря, не ожидал, что это так смачно.

— Знакомство с особенностями места – это обязательное условие для работы над архитектурным проектом?  

— Я знаю литературу, знаю, что такое вечномерзлые грунты, знаю, что такое сваи, «керосинки»... Дело в том, что в 1986 году я победил в архитектурном конкурс «Северный дом» для Норильска.

— Проект воплотился?

— В это время начала распадаться экономика, и я счел, что не правильно было бы делать плохо. Все-таки это высокотехнологичный проект, и при том развитии экономики это было бы просто невозможно.

— Уже тогда Вы хотели реализовать идеи гелиотектуры?

— Тогда были заложены основы гелиотектуры, создания климатизированных пространств. Сейчас я стал смелее. То, что мне казалось тогда нуждающимся в эксперименте, сейчас я уже проектирую. В Москве сейчас существует несколько экспериментальных зданий. Работа предстоит огромная.

В проекте «Земля Олонхо» Вы тоже собираетесь создавать такое пространство, где будет огромное здание-город. Как думаете, понравится это якутянам? Нам иногда хочется по морозу пробежаться, свежим воздухом подышать.

— Вот именно об этом я сейчас и сказал. В этом пространстве будут и замечательный воздух, и природа. Но не минус пятьдесят. Когда минус пятнадцать, минус десять — это хорошо. Если минус пятьдесят, то тут уже приятных ощущений мало. Человеку важна погода, и я должен иметь возможность выбирать то, что мне нравится. Если мне тяжело выйти на улицу в минус пятьдесят, то я останусь в зимнем саду слушать пение птичек, смотреть, как рыбки плещутся в фонтанах. А если на улице минус пять, то я уже выйду на улицу погулять.  Должен быть выбор. С моей точки зрения это главная задача.

— Но все-таки не одно здание, а хотя бы два-три?

— Я считаю, что это именно одно здание с многими функциональными зонами. Вот сейчас мы находимся в пространстве, где вокруг нас что-то достаточно ограниченное. Но тем не менее, мы сейчас пойдем в другой зал, оттуда в следующий. Это все залы одного и того же здания, физически все одно целое. Но зрительно это могут быть самые разнообразные пространства – большие, маленькие, открытые, закрытые.

Вот две задачи. Одна задача архитектурно сделать так, чтобы было удобно пользоваться всеми пространствами, и чтобы было главное пространство. Конечно же, Театр Олонхо должен задавать тон. Но он может находиться как на открытом воздухе, так и в помещении. Понятно, что эти помещения должны быть эстетически привлекательными, они должны быть резонансны небу, звукам истории. Для этого архитектор должен чувствовать эту землю. Это задача архитектурная.

Вторая задача чисто техническая – очень серьезная задача. Нужно сделать внутреннее пространство более комфортным, чем пространство открытое. Входя в это помещение, у нас должно быть ощущение свежести, свободы. Ощущение, что мы дышим полной грудью, что мы в очень приятной среде. Это чисто технические задачи. В Москве мы пытаемся решить эти задачи, и я считаю здесь мы должны сделать что-то похожее. Но вот здешнее впечатление свежести – это непередаваемое. Здесь действительно другой воздух. Я понимаю, что я посреди океана свежего воздуха. В Москве испорченная атмосфера, отравленная. Поэтому внутри помещений сделать свежий воздух проще, чем здесь. Но задача все та же – сделать в помещении лучше, чем снаружи.

— Как участники вашего консорциума нашли друг друга? На «Зодчестве-2014» в Москве?

— Это долгая история. Я знаком достаточно давно с Сергеем Журавлевым, который участвовал в организации этого конкурса. Знаю, что они занимались домами-городами, а я им говорил, что для крайнего севера такие дома-города очень эффективны. Потом мы познакомились с Леной Валерьевной. Так что в теме я довольно давно и показывал им работы. Мои работы есть в книге Лены Валерьевны, и она меня звала принять участие в конкурсе. Окончательное решение — принимать участие или нет, появилось не так давно, потому что это выбор серьезный. Одно дело заниматься жильем, хотя это основа всего. Другое дело заниматься чисто архитектурой.

То есть я — гелиотектор до мозга костей. Я разрабатываю принципы эффективного использования природных ресурсов на основе эффективного использования естественного света, эффективного использования природных видовых панорам. А для жилья это чрезвычайно важно. Гелиотектура — это такая матрица, подкладка под архитектуру. Это основа, пользуясь которой, мы можем получить высокоэффективный результат. Архитектурный конкурс — это все- таки несколько иное. Архитектурный конкурс во главу угла ставит конкретное планировочное решение, яркую эстетику.

В данном случае, когда от меня требуется художественное решение, я понимаю, что у меня есть очень сильные конкуренты. Компания «Фуксас» — молодцы ребята. Я с большим уважением отношусь ко всем, кто участвует в конкурсе. Очень люблю их работы, мне все это нравится. Когда мы поставлены в условия решения чисто художественных задач, я равен вместе со всеми. У меня есть некоторые конкурентные преимущества в том, что я могу сделать более комфортное жилье, более комфортное помещение, тесно связанное с естественной средой. Но возможно, в данном случае это отходит на второй план, потому что главное – это архитектура, это образ и образ театра.

— Андрей Саввич Вас зарядил?

— Андрей Саввич замечательно стимулирует. Я в восторге от вашего министра. Это редчайший случай, когда министр абсолютно творческий человек. Очень хочется сделать хорошо. Потому что я знаю, что ничего из того, что имеет позитивное зерно в этом конкурсе, не пропадет.

Елена ЯКОВЛЕВА.

Фото green-agency.ru/