Главная » Статьи

О радостях и разочарованиях большого конкурса

29 сентября 2014 Просмотров 909

Ставить точку в архитектурном конкурсе еще рано. 27 сентября в Саха театре были названы команды-финалисты. Вместо ожидаемых трех, их оказалось четыре, поскольку два консорциума набрали одинаковое количество баллов. В течение октября—ноября из финалистов будет выбран победитель, и этот выбор сделают те, кому предстоит финансировать проект. Будет ли это правительство республики, федеральные министерства или частные инвесторы покажет время. Опыт первого столь крупного международного архитектурного конкурса стал своего рода экзаменом для его организаторов и якутских архитекторов, которые имели возможность работать с российскими и зарубежными мастерами, увидеть новое прочтение якутской традиции.

Почти все архитектурные команды прибыли в Якутск и даже успели побывать на торжественной инаугурации Ил-Дархана Егора Борисова в «Триумфе». Специально для него и многочисленных гостей в фойе спортивного комплекса была устроена выставка архитектурных проектов. 27 сентября выдался днем насыщенным на праздничные события, и наши архитекторы сразу после торжественных речей и церемоний попали в Саха театр. Здесь состоялось награждение победителей с вручением дипломов и трех великолепных комплектов с бриллиантами от якутских ювелиров. Золотые знаки, выполненные в стиле якутского этно и скифского золота, дополняет золотой герб республики, украшенный крупными бриллиантами.

Любой творческий конкурс – это всегда столкновение разных мнений и поиск компромисса. Тем более архитектурный конкурс на такой амбициозный проект, в котором сойдутся интересы самых разных групп. Уже сегодня мы видим, как расходятся мнения потенциальных участников проекта на эту территорию – одни видят здесь сакральную землю, другие – досуг, бизнес и коммерцию. Когда проекты обсуждали носители традиционной культуры и культурологи, некоторые вопрошали: «и где же тут место для нас, если тут одни кафе, магазины, бизнес-центры, парки развлечений?» Их более прагматичные собратья говорили: «Сейчас не время спорить. Надо всем объединиться, чтобы реализовать этот проект».

Прагматичный подход в конечном итоге становится решающим. Видимо, чтобы мечта сбылась, она должна себя укротить. Это понимают в первую очередь организаторы конкурса, члены жюри, эксперты, которые говорят свое решающее слово. В их сообществе тоже разгорались горячие и эмоциональные споры, что лишний раз подтверждает, насколько архитектура мощная вещь по своему воздействию на людей. Сколько бы ни было профессиональных критериев и требований, которые учитываются в проектах, все-таки во главе угла стоит визуальное, эмоциональное восприятие – насколько форма, цвет, композиция отвечают представлениям о красоте и эстетике. А в нашем случае – еще и насколько узнаваема якутская традиция в современных архитектурных формах.

Эта задача стояла перед участниками конкурса и некоторые из них справились. Другое дело, что у нас самих еще не сформировалось представлений о том, как якутская традиция может жить в современной архитектуре. Поэтому столь сложным был выбор. Конечно, кроме архитектурных форм стояла задача грамотного планирования территории, ее ландшафтного решения. Надо было совместить представления о якутском сакральном ландшафте с общепринятыми критериями о комплексной застройке, с понятиями о проходимости, зонировании и пр. Оценки выставлялись по семнадцати критериям, и не будем лукавить, что профессиональный взгляд на эти критерии — прерогатива самих архитекторов. Но в нашем обществе их роль еще очень невелика, и решающее слово пока остается за властью и теми, кто платит. Поэтому обычная практика, когда в составе жюри кроме архитекторов большинство голосов принадлежит представителям власти.

В маленьком якутском сообществе на власти завязано многое, если не все. У нас многие институции, если не отсутствуют, то не работают. Поэтому, когда мастер с мировым именем Массимилиано ФУКСАС говорит в интервью российскому сайту, что «власть – это всегда часть архитектуры» и добавляет, что он негативно относится к использованию архитектуры для политики, то понимаешь, что проблема взаимоотношений власти и архитектуры есть везде. Правда в западном мире архитектура достигла таких высот, что ее мощную роль понимают власти и используют для политических целей. У нас пока этого нет.

fuksas mas.

Жаль, что Массимилиано Фуксас не заехал в Якутск во время своего визита в Россию, где он прочитал лекцию в институте «Стрелка» для московских архитекторов. Несколько слов он сказал им о своем участии в конкурсе на проект «Земли Олонхо». Работа итальянской компании Fuksas, выполненная совместно с якутским институтом «Сахапроект» (934873), вышла в число финалистов. Но даже мировые мастера не всегда способны удивлять и радовать. Как сказала председатель Союза архитекторов РС(Я), член жюри Ирина АЛЕКСЕЕВА, «меня очень расстроило, что Фуксас не предложил нам новую идею. Было очень много ожиданий от этой компании».

Идея с металлическими крыловидными кровлями уже применялась итальянцами в проекте, реализованном в Тбилиси.  Итало-якутский консорциум разделил третье место с консорциумом «Северный оазис» (141408), объединивший московскую архитектурную студию Сергея НЕПОМНЯЩЕГО, британскую компанию «Gale International», московскую компанию «Мод холдинг» и якутское ООО «ЛСТК-проект» Николая АЛЕКСЕЕВА. Этот проект был воспринят неоднозначно в силу фантастического замысла разместить весь комплекс под одной крышей. Автор Сергей Непомнящий продвигает идею гелиотектуры и на мой вопрос: а как же небо, воздух? – Сергей Витальевич отвечает, что ландшафт, воздух и свет можно создать с помощью новейших инженерных технологий. Горячими сторонниками этого проекта были член жюри Андрей БОРИСОВ и эксперт конкурса, президент Международной ассоциации архитекторов, известный казахский архитектор Серик РУСТАМБЕКОВ.

На первое место вышел проект еще одного итало-якутского консорциума, в который вошли компания «Vittorio Grassi» и «Якутагропромпроект» (141402). Эта работа тоже вызвала споры. И если Андрей БОРИСОВ отметил, что здания в виде белых айсбергов больше подходят для Арктики, нежели для долины Туймада, то британский эксперт и член жюри Джон ХОКИНС высказал лучшие оценки, назвав проект самым грамотным и профессиональным. На второе место по количеству баллов вышел проект международной компании «Ove Arup & partners» (141403), у которого тоже были свои сторонники и противники. Директор проектной компании «Земля Олонхо» Лена ФЕДОРОВА считает, что эта компания лучше остальных поняла задачи конкурса и работала строго по положению. «Стояла задача создать проект только одного здания Международного Центра Олонхо, а все остальное — это разработка плана территории. То, что тут стоят безликие здания не должно пугать, это условные объекты, на которые будут проводиться другие конкурсы. Это даст простор для других архитекторов».

Довольно резко высказался насчет этой работы Серик Рустамбеков, сказав, что «народ не простит, если вы выберете этот проект». Единодушие с ним проявила Ирина Алексеева, чьим фаворитом оказался проект консорциума московской студии Антона НАДТОЧИЯ и Веры БУТКО «амАтриум», нидерландского бюро «Lap Landscap & Urban Design» и якутского архитектора Геннадия ПОПОВА (141406). «Результаты конкурса — вещь всегда неожиданная, сложная, спорная. Я очень расстроена, что этот прекрасный проект не попал в число финалистов. Это проект международного уровня и единственный, который показывает поиск новых форм в якутской архитектуре», — сказала Ирина Алексеева и добавила, что другим ее фаворитом был проект консорциума «Северное сияние», объединивший «Якутпроект», московскую студию архитектора Михаила ХАЗАНОВА и хабаровскую студию «Акант» (141409). Консорциум предложил два варианта, и первый из них, созданный якутскими архитекторами, Ирина Алексеева выделила за удачное планировочное решение: «Они пытались саму идею олонхо передать через решение территории, но к сожалению, мало внимания уделили главному объекту Международному Центру Олонхо».

В общем скучно не было. Да и не могло быть. Эмоциональные речи и обсуждения продолжились после награждения во время фуршета. Много было сказано комплиментов, слов восхищения и поддержки в адрес руководителей проекта Андрея Борисова и Лены Федоровой. «Дайте нам своего Андрея Борисова, нам казахам не хватает такого министра культуры!» — поднимал тост Серик Рустамбеков. Вместе с коллегой и участником консорциума «Санар» и «Адгезия» Сагындыком ДЖАМБУЛАТОВЫМ они оказали огромную поддержку, делясь опытом проведений международных архитектурных конкурсов.

Любое большое дело начинается с простых человеческих контактов, умения выстроить не только деловые, но и человеческие отношения. Женская интуиция Лены Федоровой привлекла в проект столь разных и столь ценных консультантов, каждый из которых привнес свое видение. Если казахи предостерегали нас от своих ошибок, совершенных в Астане, склоняясь сегодня к более традиционному и национальному. То британец Джон Хокинс предостерегал от впадения в излишнюю этнографичность. В общем, между двух огней приходилось балансировать Лене Федоровой, искать компромиссный путь. Но как сказал Серик Исаевич: «Благодаря воле и характеру этой сильной женщины конкурс состоялся и этот проект продвигается!»

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Якутский архитектор Иван ШИШИГИН из института «Якутпроект» благодарил за бесценный опыт, который дала работа с московскими и хабаровскими коллегами.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

А известный московский архитектор Антон Надточий говорил об опыте погружения в якутскую культуру.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Проникновенное пение Степаниды БОРИСОВОЙ когда-нибудь будет раздаваться под куполом храма Театра Олонхо...

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Конечно, мы не могли не спросить о впечатлениях у победителей и у архитекторов, которым сегодня не очень повезло.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Гаврил БЛАХИРОВ, заместитель гендиректора института «ЯкутАгропромпроект»:

— Конечно, мы счастливы, что попали в финал такого конкурса. Итальянцы из «Витторио Грацци» приезжали в Якутск, потом мы встречались с ними в Москве, вместе работали над концепцией. Я думаю, что у нас более приземленный, реальный проект, поэтому он попал в финал.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Прокопий РОМАНОВ, гендиректор института «Сахапроект»:

— Надеемся, что пройдем и завершающий этап. Основная идея принадлежит Массимилиано Фуксасу. Это идея энергоэффективного конструирования, которая применяется в кровле и стенах».

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Сергей НЕПОМНЯЩИЙ, руководитель архитектурного бюро «Сергей Непомнящий и партнеры»:

— Мы сделали работу, которая возможно слишком инновационна и революционна. Мы заложили оптические световоды-коллекторы, заложили освещение через кровли, у нас фундамент состоит из бетонной плиты, на которую мы кладем кусок морозильной камеры холодильника. Теплоту холодильника даем в помещение, а холод идет для сохранения мерзлого грунта…

— Участие в подобных конкурсах выбивает из привычного ритма?

— Каждый проект – это очень серьезные физические и моральные нагрузки. Потому что каждый раз ставишь перед собой цель и пытаешься ее реализовать, при этом постоянно преследует вопрос: правильно ли ты эту цель поставил, достижимо ли это? Вспоминаются все неудачи. Это нормально, как и у спортсмена, когда он нацеливается на взятие какого-то барьера. Он думает, что может его и не взять.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Джон Марк КЛАНСИ, гендиректор и управляющий партнер компании «Clancy engineering». Представляет консорциум, куда вошли испанская компания «Rubio Alvares sala» и московская студия Николая Лызлова (141404).

— Вы расстроены, что не вышли в финал?

— Нет, я не расстроен. Я очень счастлив, что работал в этом проекте. Для нас было удовольствием посетить Якутию, быть принятыми так дружественно. В любом конкурсе должны быть победители. Мы принимаем участие во многих конкурсах, где то выигрываем, где то проигрываем. Это часть нашего бизнеса. Очень хорошо, что Якутия провела такой конкурс, и мы получили такой результат. Это настоящее искусство.

Признаюсь, я была расстроена, что проект этой команды не попал в финал. Здесь великолепный Сад-Олонхо, а идея музыкального органа волн и света на берегу протоки Теплого озера задает высокую планку нашему комплексу. Еще два проекта, за которые я болела, также не попали в финал. Идея зданий, прообразами которых служат якутские сосуды чорон и кытыйа, впечатлила не только визуально, но и философским осмыслением, изложенным в концепции. Руководители студии «амАтриум» Вера Бутко и Антон Надточий не скрывали своего легкого разочарования.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

— У нас была задача придумать не просто город, а именно землю олонхо с ее природой. Гена (Геннадий ПОПОВ) дал нам идею про якутский ландшафт, он придумал Аал Лук Мас. Своими маленькими замечаниями он нас правильно направлял. Нас консультировал Аймар Венцель, эстонский этнограф, один из главных западных якутоведов. Мы много читали по якутской теме, конспектировали. Несмотря на то, что мы не попали в финал, мы для себя можем оценить эту работу, как опыт погружения в абсолютно новую тему.

Идея, которая поразила меня с первого взгляда – это «Золотое Солнце» в проекте казахстанского архитектора Бека ИБРАЕВА (студия «Eldana», 141405). Некоторые профессионалы назвали это китчем, но для моего простого взгляда, уставшего от серости и долгих зимних пейзажей, это как глоток свежего воздуха, как анархическая акция, протестующая против общепринятого, правильного и рационального. Доля иррационального имеет свое право на существование в архитектуре, тем более в сакральной, если мы говорим о «Земле Олонхо». На мой вопрос о впечатлениях от конкурса Бек Ануарбекович лишь развел руками, сказав, что случилось то, что ожидалось. Весной Бек Ибраев дал интервью, в котором высказал свои опасения, что мы «раскланяемся перед западными архитекторами и создадим здесь вторичную архитектуру». Иметь свое мнение, идти против общепринятого и даже пытаться влиять на время с помощью архитектуры – удел редких людей, заслуживающих уважения.

В таком разнообразии архитектурных стилей и предпочтений членам жюри пришлось искать свою точку опоры, которая помогла бы сделать правильный выбор.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

О сложностях выбора рассказал председатель жюри Акмурза РУСТЕМБЕКОВ, президент Союза архитекторов Казахстана, автор главной достопримечательности Астаны Байтерека:

— Самое сложное — это разговоры о том, как создать в наше время национальное в изобразительном искусстве и архитектуре. Это сложнейший вопрос. Если творец сделает это, он будет гением. Мир меняется, и в ситуации глобализации каждый народ хочет найти свой символ в архитектуре. Символ, узнаваемый для всего мира, а не только для своего места. Как Эйфелева башня, которая не отражает историю Парижа, или Кремль в Москве и оперный театр в Сиднее. Это узнаваемые символы народа, страны. Такой символ должен быть у народа республики Саха, и он был увиден мною в проекте крытого города с хрустальным деревом Аал Лук Мас (141408). Это было сложное голосование, где проекты оценивались по 17 параметрам. Но я рассматривал не само здание. Для меня был важен образ этого дерева, который может стать символом не только Якутска, но и республики (полностью интервью читайте в следующих публикациях).

Еще немного времени, и мы узнаем, какому проекту суждено будет воплотить мечту о «Земле Олонхо». Возможно когда-нибудь коммерчески выгодно будет реализовывать талант и уникальность. Хотелось бы верить, что такое произойдет и в выборе нашего проекта.

Елена ЯКОВЛЕВА.

Использовано фото Михаила ГОЛДЕНКОВА, archi.ru/