Главная » Статьи

Olonkholand – как северный центр культ неба (тенгрианства)

19 июля 2010 Просмотров 1 116

Л.И. Егорова
Доцент кафедры всемирной истории и этнологии
ИФ СВФУ им. М.К. Аммосова

Тексты олонхо, по мнению специалистов, разделяются на удаганские,

героические (о богатырях) циклы, а также классический тип. Для нас актуален классический тип олонхо, который, очевидно, можно воспринимать как священный текст культа Неба. Данный термин употребляется в целях дифференциации рассматриваемой духовной практики от средневекового тенгрианства, которое, существенно отличается от исходного содержания культа Неба в силу общественной организации тюркских и монгольских племен, обусловленной военной демократией.

Как отмечает А. Дугин: «В картине общей сакральной географии особая роль выпадает землям Сибири». По его мнению, именно Сибирь является пространством логической смычки двух сакральных регионов – Севера и Востока, где сокрыты тайные знания будущего. Кроме того, мистикам, как Запада, так и Востока известны сакральные понятия «люди солнца» и «народы Тангара», которые воспринимаются ими как потомки древних ариев, носителей мировых сакральных знаний. В этом свете, реконструкция классического текста олонхо и его унификация как священного нарратива, стали бы существенными явлениями не только в духовной культуре якутов, но и всего человечества в целом. Данный аспект, очевидно, станет существенной научной проблемой проекта Olonkholand .

Одной из значительных вопросов в выяснении формы и содержания культа Неба является его периодизация. Как было указано выше, средневековое тенгрианство существенно отличается от древнего содержания духовной практики. Судя по материалам астроархеологии, культ Неба возник в палеолите, как почитание двух существенных небесных светил – солнца и луны. Притом, палеолитический охотник, следовавший за мигрировавшей добычей, ориентировался в пространстве по ночному небу, где звезды и фазы луны упорядочивали и окультуривали его бытие. Отсюда и первенство лунного календаря от солнечного. В неолите человечество, в отличие от палеолита, технологически приручило огненную стихию, позволившую ему ковать железо – создавать орудия земледелия и доместикации крупных животных. Актуальным становится культ солнца. Очевидно, культ Неба полностью оформился в начале неолита. В древний период, когда начали возникать первые цивилизации в Китае, Индии, Египте, Месопотамии, культ Неба был уже распространен по всей ойкумене человечества.

В этом свете, теория северной колыбели человечества Ю.А. Мочанова сыграла бы существенную роль в создании научной базы, поскольку археологические материалы дюктайской культуры явственно указывают на почитание уранического божества   древними жителями современной территории Якутии. Таким образом, Olonkholand должен представлять все периоды развития и распространения тенгрианства по всему миру.

Как отмечает А. Дугин: «…по свидетельству современных археологов, Сибирь в палеолите была обитаема не в меньшей степени, чем южная и восточная Европа, и останки какой-то древнейшей цивилизации встречаются сегодня все чаще и чаще во всех ее уголках. Таким образом, Сибирь, по сути дела, является не девственной территорией, этакой tabula rasa, но просто провиденциально сокрытой, хранящей древнейшие секреты от недостойных взоров». Эти строки из «Мистерии Евразии» А. Дугиным были написаны в начале 90-х годов. Сейчас, в начале XXI века ради спасения, космического упорядочивания нашего бытия, необходима актуализация сокрытых знаний, которые как драгоценные бриллианты оправлены в образную систему, сюжетную линию текстов классического олонхо.

Другим аспектом  реализации проекта Olonkholand может стать то, что современная Якутия претендует на роль инициатического центра духовных знаний тенгрианства. Потому Священные места республики могут восприниматься как сакральный ландшафт для причащения к космической мудрости для туристических маршрутов. Как утверждал упомянутый выше автор, фактически, в сибирском тюркском шаманизме сжато и просто представлены основополагающие инициатические доктрины, которые в других более “окультуренных” традициях скрыты, под покровом усложненных комбинаций и социально дифференцированных ритуалов.

Таким образом, Olonkholand необходимо воспринимать как культурный, образовательный, духовный центр не только Северо-Востока Сибири, но и России и всего мира. Исходя из этого, актуальными становятся разработки  междисциплинарного характера, а также консолидация всего научного, духовного, культурного потенциала республики вокруг этого проекта.