Главная » Статьи

Почему, то, что можно сделать на острове Русский, нельзя сделать на Земле Олонхо?

17 октября 2014 Просмотров 717

20 октября в Министерстве по развитию Дальнего Востока РФ состоится презентация-защита проектов финалистов архитектурного конкурса, и будет выбран победитель. Это событие стало поводом для разговора с директором Фонда проектной компании «ЗО» Леной ФЕДОРОВОЙ о прошедшем конкурсе, о возможности статуса ТОСЭР для «Земли Олонхо», о дальнейшей реализации проекта, о миссии Андрея Борисова и о его преемнике на посту министра Владимире Тихонове.

Федорова Лена— Лена Валерьевна, конкурс завершен. Удовлетворены ли Вы результатом? И самое главное — проектами?

— Я очень рада тому, что конкурс состоялся. Были моменты, которые ставили под сомнение проведение конкурса. Но он не просто состоялся, а привлек архитекторов мирового уровня, и наши архитекторы получили отличный опыт. Теперь им нужно держать планку при последующих конкурсах. Другое дело, как наши горожане восприняли эти проекты. Генплан, мастер-план – это вещи для обычного человека малопонятные. Многие люди, наверно, ожидали увидеть архитектурное решение каждого здания и комплекса в целом. Но такие задачи этот конкурс не ставил.  Это придет на другом этапе.

— На этом этапе стояла задача решить эскиз-идею ключевого объекта — Международного Центра Олонхо.

— Да. Когда мы готовились к конкурсу, то конечно, искали через интернет проекты, идеи, похожие на наши, и осуществленные в близких нам географически, климатически регионах. Нашли Астану — символ независимого Казахстана. Астана, хоть и не близко, но все же находится в Сибири, рядом с Омском. С республиканским союзом архитекторов мы вышли на руководство Союза архитекторов Астаны, на Серика Исаевича Рустамбекова, и он пригласил нас. Казахские архитекторы искренне хотели нам помочь, были очень открыты. Им очень понравилась идея проекта, они рассказали о том, как у них организовывался конкурс на генплан Астаны. Кстати, Серик Исаевич его и организовывал.

Мы были вооружены их опытом, знаниями и очень благодарны Серику Исаевичу.  Также вооружились опытом Института «Стрелка», который организовал международный конкурс на ландшафтно-архитектурную концепцию парка «Зарядье» в Москве.

Отрадно, что в составе многих консорциумов были якутские архитекторы и ведущие проектные институты нашей республики. В положении конкурса мы рекомендовали включить в состав консорциумов якутские проектные институты и архитектурные мастерские. Потому что проектирование и строительство в наших экстремальных условиях очень специфично, и мы ориентировались на практическую реализацию проекта с участием наших проектных институтов.

— Лично Вам какие проекты больше понравились?

— Мне понравился проект «Аруп и партнеры», которых я поставила на первое место. На втором — консорциум «Виттторио Грации» и «Якутагропромпроекта». На третьем – консорциум «Фуксас» и «Сахапроект», затем «Рубио Алварес сала» и «ам Атриум».

— Проект «Арупа» многие архитекторы раскритиковали. …

— Дело в том, что те, кто критикует, хотят видеть подробную картинку комплекса со всеми разработанными концептуально проектами зданий. Но такой задачи мы не ставили перед участниками — чтобы они дали концепцию каждого объекта. Мы, как заказчики, просили нарисовать концепцию генплана, его разбивку на зоны и подробную эскиз-идею только одного объекта — Международного Центра Олонхо. Когда Серик Исаевич организовывал конкурс на генплан Астаны, он не просил дать идею торгового центра Хан-Шатыр и других объектов, которые мы видим сейчас в столице Казахстана. Тоже самое и здесь.

— Они критикуют проект МЦО за его безликость, разработка которого входит в положение конкурса.

— Где в самом Якутске видите знаковый, грандиозный объект по форме, копирующий образ якутской парадной юрты Могол Ураса, воспеваемой в каждом олонхо? Что такое якутская архитектура? Это надо понимать, и для этого мы дали архитекторам материалы якутского этнографа Николая Носова. Потому что все мы — горожане, якутяне, народ саха, желаем видеть свои традиционные архитектурные формы, которые описаны в олонхо. А там есть только несколько видов строений — летняя Могол ураса или Далла ураса, зимний балаган, модификации шести-восьмигранных зимних ураса и целый комплекс ритуальных сэргэ. Только в двух проектах — «Арупа» и «Фуксаса», мы наглядно видим образы Могол Урасы. В проекте «Северного сияния» Могол ураса скорее напоминает забинтованное яйцо. В проекте «Фуксаса» она находится под зонтиками. «Витторио Грацци» спрятали Могол урасу в одном из ледяных торосов. Если почитать текст олонхо, который мы специально дали участникам, то Могол Ураса открывается взору издалека, она красуется в алаасе, в чистой долине. Это символ Земли Олонхо.

— Я не против Могол Урасы, но хотелось бы видеть в ней интересное дизайнерское, архитектурное решение, новизну, чтобы отвечало потребностям современного человека. У «Арупа» этого нет.

— Что имеете ввиду, когда говорите о дизайнерском решении Могол Урасы? Тогда как ее классическая форма уже и есть воплощение дизайнерской мысли наших предков -мастеров? Конечно, не из бересты же будем делать ее покрытие, а несущие конструкции из жердей и тальника.  «Аруп» и «Фуксас» взяли на вооружение ее классическую, каноническую форму и в этом прелесть их проектов.

«Аруп» не указывает, из какого материала предлагается исполнить покрытие этого объекта. Для них и для нас это вопрос второго порядка.  Он концептуально дает, но дает его в прозрачном кубе, что тоже обсуждаемо. Но в целом эта команда очень грамотно выполнила основные условия, согласно правилам и нормам такой науки, как архитектура, урбанистика. Это очень сложно, надо просчитать, рассмотреть все приемлемые варианты, перспективу развития района, города, региона. Из этих расчетов выполнить зонирование, распределить площади общественного пространства, рекреационной зоны и т.д.

И то, что они дали образ узнаваемой классической Могол Урасы, а не падающей, наклоненной или «забинтованной», это наоборот, сыграло положительную роль. Какая потребность у современного якутянина, горожанина? Мы хотим видеть узнаваемый классический образ нашей парадной юрты — Могол Урасы, в современном исполнении. «Хан Шатыр» Нормана Фостера — вот образец архитектурной и инновационной инженерной мысли в суровых условиях Сибири. Взять те же образы пагод или мечетей, используемых в современной восточной архитектуре – они  выдерживают канонизированные, классические формы, хотя и сделаны из современных материалов, по современным технологиям и создают стиль национальной архитектуры. То же самое здесь. Это не берестяная ураса, а ураса из инновационных материалов.

Другое дело, что архитектурные формы того же «ам Атриума», дающие образ якутского стола — сандалы, якутского ландшафта — рек, озер, ручьев, аласа, предлагаемых малых форм с использованием форм традиционной утвари, формы жилищ, можно воплотить в других объектах комплекса. Это только приветствуется.

В чем изначальная идея, цель нашего проекта? Чтобы творческие люди — художники, музыканты, артисты, режиссеры, поэты, народные мастера, ювелиры, инженеры, ученые, в том числе архитекторы и дизайнеры могли здесь реализовать свои идеи, проекты, свое видение мира. Это должен быть открытый, бесконечный процесс. Не надо за них все делать, рисовать. Не надо убивать идею проекта с самого начала. Мы должны оставить пространство для творчества будущих дизайнеров, архитекторов, стимулировать синергию творческой энергии разных людей, разных специалистов в этом комплексе.

— Почему в финал вышли не три проекта, а четыре?

— Потому что консорциум «Северный оазис» и консорциум «Фуксас» и «Сахапроект» набрали одинаковое количество баллов. Отдельно хочу сказать о проекте «Северного оазиса». Это как раз тот случай, когда проект закрывает, не оставляет пространства для творчества других архитекторов, дизайнеров последующих поколений. Почему мне этот проект не нравится? Не только технологически и финансово он трудно реализуем, но самое главное — его идея. Все мое якутское нутро противится такому решению. Страна олонхо -  это солнечный улус, высокогорный зеленый оазис и ее территория купается в солнечных лучах полностью, а не только через окна. И я не хочу, чтобы «Земля Олонхо» находилась полностью под землею, под дерном, как балаган. Под дерном у кочевников Великой Степи возводились курганы — могильники, некрополи. А тут целый квартал загнали под дерн, под землю.  Получается будем творить в Нижнем мире, мире мертвых, а не в Среднем, солнечном мире Земли Олонхо.

Конечно, эта кровля-дерн идеально подходит в качестве сцены, площадки для шоу. Но это проект, создающий креативный городской квартал, а не только площадку для театрального зрелища. И что еще меня настраивает против. Наша задача — создать городской парк-сад, зону для рекреации горожан, куда любой человек, независимо от того, работает, живет он в этом комплексе или нет, мог прийти туда и отдыхать, гулять, слышать пение птиц, шелест листвы, шорох ветра, ощущать снег, видеть облака и звезды над головой. Без этого человек не может, тем более якут, он настолько в гармонии находится со своей природой, что ему претит быть замурованным под любой крышей. Во мне восстает моя якутская природа, а не только моя инженерная мысль. Мне реально плохо от вида этого крытого пространства и «атомного» дерева. Пусть меня мой друг Сергей (автор проекта Сергей Непомнящий) простит, конечно, но я не приемлю проект в таком виде.

Другое дело, что для инновационного экспериментального поселения подобный проект интересен. Но для эксперимента хватило бы не 47 га, а 3-4 га, где можно было бы создать крытый комплекс. Тот же зимний Сад Олонхо, прекрасно сделанный «Рубио Алварес сала». Вот такие пространства мы хотели видеть в проекте, которые дают возможность зимой окунуться в лето, но оставляют варианты для тех, кто хочет дышать морозным воздухом и купаться в солнечных лучах.

Что касается проекта «Витторио Грацци», то они концептуально похожи с «Арупом». «Витторио Грацци» правильно расположили объекты, исходя из описания Страны олонхо. На самом деле в олонхо описывается южный, но высокогорный оазис-долина, окруженный снежными пиками высокогорья. В таких долинах стоят Алматы, Бишкек. И в этих описаниях с северной стороны находятся гребни вечных ледников центральноазиатского высокогорного плато — Муус кудулу байхал, т. е. «море с ледяными торосами». Поэтому они правильно расположили эти торосы и зеленую зону «алаас». Они очень хорошо нашли этот образ, молодцы. Другое дело, что Могол Урасу они неправильно разместили внутри «тороса». Могол Ураса не в горах находится, а в равнине, в средоточии самой долины, ее видно издалека, это образ Мировой Горы, Пупа Земли -"сир киэнэ киинэ сир буолан сириэдийбит эбит".

— В дальнейшем интересные идеи, не попавшие в финал, могут быть использованы? Как это будет происходить?

— 20 октября в Москве в Министерстве по развитию Дальнего Востока РФ состоится презентация-защита проектов финалистов и будут разработаны рекомендации по предварительному выбору победителя и дальнейшей реализации проекта. Это может быть альянс из двух или трех команд финалистов, если они согласятся свои разработки использовать в одной концепции. Почему бы и нет, Положение конкурса это допускает.

— Каковы будут основные критерии при выборе победителя? 

— Выиграет тот, кто найдет консенсус с заказчиками, тот, у кого есть инвестор, у кого приемлемые коммерческие предложения, то есть на какую сумму они готовы сделать проекты в рабочей стадии.

— Сейчас можно говорить о том, что за кем-то стоят реальные инвесторы?

— Конечно, у них у всех есть реальные инвесторы.  Естественно, больше в коммерческой части — торговых, деловых зон и жилья. Все они задают вопрос – за счет кого будет выполняться инженерный блок проекта? Все ждут решения этого вопроса, и как только будет готов ответ по инфраструктуре комплекса, то легко могут прийти с инвестициями. Но в бюджете нашей республики нет средств и на инженерный блок, который потянет на более, чем 1 миллиард рублей.

В ближайшие 2-3 года также нет средств в бюджете и на строительство ключевого объекта — Международный Центр Олонхо. Сегодня они и не требуются. Необходимо изыскать средства на разработку его проектно-сметной документации.  В комплексе МЦО есть коммерческие площади – рестораны, магазины, гостиница, выставочные площади, которые могут привлечь инвестора и на определенных условиях взять часть финансирования бюджетных площадей на себя. Все площади должны активно работать и действовать все 12 месяцев.

 Я думаю, когда у нас будет разработана проектно-сметная документация МЦО, то мы сможем выйти на федеральные министерства культуры, образования и т. д. и добиваться включения в федеральные целевые программы для поэтапного выделения средств, возмещения части средств…

— Кто будет участвовать на презентации-защите в Москве?

— Руководители департаментов и специалисты министерства. Члены жюри из Москвы — это президент Союза архитекторов РФ Андрей Боков, вице-президент Международной Ассоциации Союза архитекторов Игорь Воскресенский, президент Ассоциации ландшафтных архитекторов РФ Таисия Вольфтруб и другие эксперты конкурса. Планировали пригласить нашего британского консультанта Джона Хокинса, но он сейчас находится в другой стране. Конечно, пригласили всех участников конкурса. Мы надеемся, что в дальнейшем они будут принимать участие в проекте и им будет интересно поучаствовать в этом мероприятии. Хотелось бы, чтобы финалисты пригласили своих инвесторов.

— Можно сказать, что уже 20 октября мы будем знать, как будет выглядеть «Земля Олонхо». Во всяком случае ее главный объект МЦО…

— Нет, победитель будет только рекомендован, а оглашен он будет, после того, как основные участники проекта ознакомятся с рекомендациями, предложениями авторов и инвесторов. И конечно, будет решать руководство республики, Якутска, СВФУ, прежде всего – Глава республики Егор Афанасьевич Борисов. Думаю, решится это в ноябре.

Мы хотим подготовить для Егора Афанасьевича отчетный документ, из которого у него сложилось бы представление обо всех объектах, инвесторах каждого объекта, размерах инвестирования, о заинтересованности федеральных структур, которые возможно смогут финансировать инженерную инфраструктуру. В таком случае республика сможет заложить в бюджете какие-то средства на проектно-сметную документацию инженерного проекта и МЦО.

— Основная цель защиты в Министерстве по развитию Дальнего Востока – поднять вопрос о возможности подачи заявки на получение статуса Территории опережающего социально-экономического развития для «Земли Олонхо»? 

— Да. Сейчас руководству «АЛРОСА» и правительству республики дано задание найти площади для алмазо-гранильного ТОСЭР. Город предлагает разместить эту территорию в районе Мархи. Конечно, у города есть и свои интересы – строительство дорог, инженерных сетей в сторону объектов аграрной агломерации.  Но вряд ли правильно, решать эти вопросы за счет проекта, преследующего совершенно другую цель — создание Алмазной биржи. Создание алмазогранильной деревни мы уже проходили, и те полупустующие сегодня цеха наших гранильных предприятий достались их хозяевам огромной ценой их собственной крови и пота. Они никогда не продадут их, не выйдут из них и не переселятся в Марху или еще куда, это утопия.

Надо к этому вопросу рационально подходить. В нашем проекте есть объект «Кудай-Бахсы», где предполагается размещение торговых офисов ювелирных, гранильных предприятий, их магазинов и, возможно, образцово-показательной производственной части для привлечения внимания туристов, как в Китае. Самое главное — добиться открытия специализированного таможенного поста для декларирования экспортного товара -алмазов, бриллиантов, золотых изделий. Для того, чтобы его вывезти в страны АТР, не надо строить железнодорожную станцию, морской порт, достаточно международного аэропорта, который у нас есть, и из которого выполняются прямые рейсы в КНР, Японию, Корею и т. д.

По сути, это тот же Алмазный центр, Алмазная биржа, вопрос создания которой поднимается еще с 2004 года. Есть все протокольные документы, подтверждающие это. Когда Вячеслав Анатольевич Штыров был Президентом республики и Председателем Алмазного совета, он сам лично указал на это место. Надо исполнять волю предыдущего руководства, сохранять преемственность постановки и выполнения стратегических целей и задач, иначе что мы за государство... Для этого и принимаются долгосрочные программы, планы по развитию республики, региона, государства.

 Этот вопрос со временем только актуализируется. Сегодня созданием Алмазной биржи озадачилось федеральное руководство, и лично полпред по ДВФО, вице-премьер Юрий Петрович Трутнев. То, что мы изначально, концептуально заложили такой объект в проекте «Земля Олонхо», дает нам надежду, что территория комплекса может получить статус ТОСЭР. Тогда по проекту федерального закона по ТОСЭР, инжерно-инфраструктурная часть проекта может финансироваться из бюджетов разных уровней. Плюс налоговые льготы.

Я думаю, что ничего зазорного в том, что Алмазный Центр, как обитель кудесников «Земли Олонхо» — огранщиков, ювелиров, будет в проекте, нет. Наоборот, это приведет инвесторов. Нужна только воля руководства республики, чтобы сделать соответствующую заявку. В результате последней поездки Владимира Владимировича Путина по Дальнему Востоку появился документ, в котором он дает поручение разработать предложения по ТОСЭР на острове Русский, на территории ДВФУ. Это будет комплекс с научной, образовательной, культурной, туристической, выставочной функциями.

— То же самое, что и у нас.

— Идентичный проект. Но у нас еще есть алмазо-гранильное, ювелирное производство. Плюс национально-этническая часть, потому что мы строим не только якутский, но и мультикультурный комплекс. Объект «Эпосы Евразии» даст возможность нашим национальным общинам воплотить давнюю мечту — иметь свой собственный центр и этнодеревню, где бы они могли развивать, сохранять свою культуру и интегрироваться с местными традициями и культурой, и наоборот.

Плюс в нашем проекте значительную территориальную долю сможет занимать СВФУ. Речь не только о культурных, образовательных объектах, но и весь парк-сад может стать экспериментальным ботаническим садом университета. Наши ботаники, биологи столько лет занимались разведением, выращиванием опытных образцов, и на территории комплекса они могли бы адаптировать эти растения в северных условиях. Под руководством ученых, студентов-биологов горожане бы с удовольствием и высаживали этот сад.

Почему то, что можно сделать при ДВФУ, нельзя сделать при СВФУ? Аналогичные проекты. Поэтому нельзя бояться и думать, что в ТОСЭР нужно создавать только промышленные производства.  При этом ТОСЭР создаются на определенный срок, не навечно же. Идея создания ТОСЭРов изначально была озвучена в послании Владимира Владимировича Путина и в впоследствии повторялась Дмитрием Анатольевичем Медведевым. Они, в первую очередь, создаются с целью закрепить население, уменьшить его отток с Дальнего Востока. Потом уже и привлечь, сначала хотя бы закрепить. Создать рабочие места можно, загнав вахтовиков. Но это не закрепит население, особенно молодежь, которая не только репродуктивная часть народонаселения, но и будущий потребитель, будущий избиратель.

Каждое правительство заинтересовано в том, чтобы талантливая, креативная молодежь не покидала свои города и регионы. Для этого нужно создавать условия, территории опережающего развития, а не догоняющего. Наш проект именно из таких, он создает условия для опережающего развития, нацелен на молодежь и будущее.

— Сейчас начинается самый сложный этап реализации проекта. Какие задачи стоят на конец этого года и на следующий год?

— Мы выполнили все четыре пункта Указа Президента. По Концепции следующий год будет посвящен разработке проектно-сметной документации первых объектов. Это изыскательские работы, разработка ПСД IT-парка, инженерного блока, МЦО. Кроме этого будем дорабатывать земельные вопросы и инвестплан проекта, работать над определением источников, разработкой структуры по управлению этим архисложным проектом.

До конца этого года мы должны провести общее собрание Фонда «Проектная компания комплекса „Земля Олонхо“», отчитаться за проделанную работу, утвердить план следующего года и обратиться к руководству республики с постановками вопросов следующего этапа проекта. Наша проектная компания создана для работы на начальном этапе для выполнения предпроектных работ. Возможно, новая структура будет создана на ее базе, это было бы логично.

— Уход Андрея Саввича Борисова с поста министра культуры как-то повлияет на продвижение проекта?

— Вообще, Андрей Саввич Борисов — это уникальнейший человек. Такого человека у нас не было и не будет. Надо четко понимать его роль в этом проекте. Кроме него на начальном этапе никто не мог стоять во главе этого проекта. Изначально идея проекта существовала в ментальном плане. Об этом говорили, писали многие. Основатель нашей республики, якутской литературы П. А. Ойунский эту мечту описал в своем эссе. Эта идея завораживала, затягивала и затягивает в свой круг все больше и больше разных людей. Но кто-то должен был ее визуализировать. Андрей Саввич это сделал, и поднялась такая общественная волна. Есть известная пословица у якутов — «лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать». Мы увидели, представили, как может выглядеть комплекс.

Это дало мощный толчок, и мы поняли – вот такая среда нужна всем. Чтобы был красивый природный ландшафт, парк, чтобы наша современная Могол Ураса стояла и блистала, и все это находилось в комфортной, современной среде. Но не только Якутску это нужно. Любые волны распространяются из центра. Вот мы сделаем здесь, а эти волны пойдут по улусам, по нашим провинциальным городам. Это такой проект, который дает общественное развитие совершенно на другом уровне. А то, что у истоков стоял Андрей Саввич Борисов — это будет золотыми буквами вписано в нашей истории.

Но любая миссия человека на каком-то этапе выполняется и на следующем уровне подхватывается продолжателями. Следующий этап — это уже технические, финансовые дела и придут новые руководители, которые это воплотят. Этого не надо бояться. Андрей Саввич должен построить Международный Центр Олонхо с Театром Олонхо. Это его мечта, дело всей жизни. Но когда его мечта будет воплощена, он будет там творить. IT-парк или Алмазный центр или кинотеатр СВФУ — это идеи и мечты других авторов, они сами будут строить их. У каждого своя задача.  Надо грамотно управлять всем проектом. И руководить всем этим должен человек, который 24 часа в сутки только этим и будет заниматься.

 Я думаю, Владимир Иванович Тихонов не случайно занял эту должность. То, что он имеет опыт строительства культурных и социальных объектов в улусе, искать для них источники финансирования не только из бюджета, но и привлекать внебюджетные средства, — я думаю, это пойдет на пользу проекту. Наверно, он неосознанно готовился к такому большому делу. Глава нашей республики, может быть, поэтому поставил на такую должность именно его. Будем надеяться, что все что ни делается — все к лучшему.

Елена ЯКОВЛЕВА.