Главная » Статьи

«В конкурсе участвуют архитекторы, нацеленные на реализацию»

2 октября 2014 Просмотров 477

IrinaAСвоими впечатлениями о результатах международного архитектурного конкурса на проект «Земля Олонхо» делится председатель Союза архитекторов РС(Я), член жюри конкурса Ирина АЛЕКСЕЕВА. Наш разговор состоялся сразу после объявления финалистов, в число которых вошли консорциум «Vittorio Grassi» и «Якутагропромпроект», консорциум «Fuksas» и «Сахапроект», компания «Arup & Partners» и консорциум студии «Сергей Непомнящий и партнеры», компании «Gale International», ООО «Мод холдинг», ООО «ЯПНИИИС», «ЛСТК-проект».

Эмоции переполняли Ирину Дмитриевну. Ведь выбор победителя, который состоится в ближайшее время, решит не только облик «Земли Олонхо», но и архитектурную ситуацию в Якутске.

— Названы имена четырех финалистов, конкурс позади. Ваши впечатления?

— Сам конкурс — это огромное количество положительных впечатлений. Но результаты конкурса — это вещь всегда неожиданная, сложная, спорная, это ядро события. Как член жюри при обсуждении я выделила для себя четыре проекта. На первое место поставила московскую компанию «амАтриум». Почему не «Фуксас»? Хотя проект очень яркий. Потому что очень много было ожиданий от этой компании. Меня очень расстроило, что «Фуксас» не показал новые идеи.

Эту идею можно увидеть в уже известном проекте Центра услуг в Тбилиси. Замечательный реализованный проект, но мы же все-таки народ, республика и ждали воплощения идеи олонхо. А когда нам предлагают то, что уже где-то использовано…

— Они обыграли идею крыловидных кровель, расположив по оси восхода солнца.

— Это планировочное решение, которое можно всегда обыграть. В условиях конкурса, как говорила Лена Валерьевна (Л.В.Федорова), самым важным объектом был Международный Центр Олонхо. Почему и вышел в финал проект компании «Аруп». Буду резка, но Серик Исаевич Рустамбеков (эксперт конкурса) сказал, что «народ не простит, если вы выберете в финал этот проект». Я для себя сразу отмела проект «Аруп».  На самом деле у этой компании нет имен в архитектуре. Это строительная компания, которая работает с привлеченными архитекторами. Хотя, они строили центр Помпиду, работали с Норманом Фостером. Возможно, они могут сделать инвестпредложения.

На втором месте у меня была компания «Витторио Грацци». Хотя концепция с айсбергами – это что-то общее, не якутское, но все-таки они бережно подошли к проекту.

Для меня это первое участие в качестве члена жюри такого крупного международного конкурса. Я очень много смотрела в интернете, изучала эти компании. «Витторио Грацци» не выделяется крупными реализованными проектами, в отличие от «Фуксас». У них локальные проекты, но они очень много участвуют в конкурсах.

Когда мы смотрим, насколько это реально или не реально, то с этой точки зрения я сразу отмела проект Сергея Непомнящего. Это совершенно нереальный, футуристический проект.

На третье место поставила нашу компанию «Якутпроект» из консорциума «Северное сияние». Они выделились очень смело. Они сразу сказали – мы не будем привлекать зарубежных архитекторов, постараемся на своем уровне показать наши возможности. Они действительно показали свои возможности. Понятно, что с «Фуксасом» сравнивать сложно... К сожалению, московский архитектор Михаил Хазанов из их консорциума отказался от участия. У них появились свои проблемы. Архитектурная студия Мамешиных «Акант» из Хабаровска с удовольствием поучаствовала, поэтому у них вышло два варианта. Лично мне понравился якутский вариант (А). Они пытались передать идею олонхо в планировочном решении. Но к сожалению, мало внимания придали самому объекту Международного Центра Олонхо, из-за чего он получился слабоват. Джон Хокинс сказал, что это достаточно реальный и неплохой проект, но очень много оставили пространства. Он увидел в этом минус.

Я напротив считаю, что у нас город очень застроенный, поэтому застраивать эту территорию полностью не хотелось бы. Поэтому я отмела «Аруп» и даже «Рубио Алварес сала». У них замечательная часть, где находится Международный Центр Олонхо. Но они очень много территории отдали под застройку, и средняя часть с поселением меня смутила. Вообще, идея жилого поселения мне очень не нравится. Я за то, чтобы это был ландшафтный парк. Мы не раз об этом выступали, но организаторы все-таки видят в проекте коммерческую выгоду. Они хотят реализовывать экспериментальное жилье, чтобы можно было внедрять новые разработки. Я считаю, что можно на прилегающих территориях жилье строить. А этот парк желательно не трогать, оставив его природную структуру.

Поэтому я не выделила проект «Рубио Алварес сала». Хотя им принадлежит такой суперпроект «Мадрид Рио» на набережной в Мадриде. Когда я выставляла оценки, то не знала, что это их проект. Старалась быть объективной. Я знала работу «Якутпроекта», сразу узнала «Фуксас» и угадала казахские проекты. А остальные для меня оставались неизвестными. «Золотое солнце» компании «Елдана» — это уже знакомый казахский проект, который был разработан в 1998 году. Я для себя такие вещи сразу отметаю. Фуксаса узнав и понимая, что за ним многое, я вывела их в финалисты по оценкам. Планировочная идея интересна. Самое главное, что конструктивно у них все подтверждается, и они очень реальные вещи делают.

Меня больше всего шокировал проект Сергея Непомнящего, и даже не тем, что он футуристичен. Слишком грубый символизм, прямо не в бровь, а в глаз — когда «Аал Луук Мас» – это мас (дерево) настоящий. А на этом «масе» еще и деревья. Почему-то Андрей Саввич (А.С.Борисов) был очень за этот проект.

— Там интересное решение Театра Олонхо и Саха театра. В Театре Олонхо сцена поднимается на кровлю, а в Саха театре задник сцены открывается и можно лицезреть озеро Сайсары. Но сама идея крытого города, на мой взгляд, не для комплекса «Земля Олонхо». Здесь должен быть живой, естественный ландшафт.

— Да, загонять туда дух олонхо, загонять людей в Нижний мир… Мне тоже совсем не нравится, что все находится в одном крытом пространстве. Я очень жалею, что не стали финалистами «амАтриум», потому что у них был действительно международного уровня проект. Если мы говорим о Международном Центре Олонхо, то это поиск новой формы в архитектуре Якутска. Единственный проект, который показал совершенно новое для нас, непривычное нашему глазу. Я очень расстроена.

— Согласна.

— Проект «Аруп» абсолютно не понравился. Если брать их и «Северное сияние», то «Северное сияние» были ближе к идее. Ничего нового «Аруп» не показал – та же ураса в Международном Центре Олонхо.

У казахов очень яркая, самобытная архитектура, их сразу узнаешь. Это совершенно что-то другое. Поэтому я сразу отмела проекты «Санар», «Елданы», как и проект Сергея Непомнящего, потом уже «Аруп» и вперед вывела «Витторио Грацци». У них очень много наработано внутри.

— Если говорить об интерьерном решении МЦО, то мне понравилось, как это сделали «Рубио Алварес сала».

— Это международные компании, поэтому чувствуется уровень. Можно предложить грандиозные идеи, но сделать это без проработанности, детализации. Поэтому очень понравился «амАтриум». У них настолько было все проработано, и по ландшафту они очень подробно работали. Привлекали нидерландских ландшафтников. Они участвовали в конкурсе на парк «Зарядье» и вышли в финал.

— Кто из архитекторов было в составе жюри?

— Председателем жюри был Акмурза Рустембеков – президент Союза архитекторов Казахстана. Андрей Владимирович Боков – президент Союза архитекторов России, Таисия Вольфтруб – президент Ассоциации ландшафтных архитекторов, Виктор Воскресенский — вице-президент МАСА, Асам Степанов – главный архитектор Якутска и я. Джон Хокинс — дизайнер по образованию, но близкий к архитектуре человек. Он очень хорошо охарактеризовал все проекты во время обсуждения. Говорит, что есть проекты международного уровня, а есть никудышные, слабые, трудно сказать, что это участники международного конкурса. Так и сказал.

— В концепциях указывается стоимость проектов. Это как-то влияет на выбор?

— Стоимость в конкурсных проектах всегда ориентировочная. Я не думаю, что стоимость должна влиять на выбор, и мы должны ориентироваться на дешевый проект. Зачем тогда международный конкурс объявлять. Во всяком случае я рада, что в финал вышли «Фуксас» и «Витторио Грацци».

Самое главное, мы пытались оказать свою помощь организаторам конкурса. Для этого выезжали в Москву на «круглый стол» в рамках конкурса «Зодчество». Консультировались с союзом архитекторов России, и они нам сказали, что самое главное в международном конкурсе это реализация. Если вы не видите реализацию, если у республики нет средств, то можно провести конкурс идей. Тогда уже будет другой контингент участвующих. Это были бы архитекторы, нацеленные на совершенно другие задачи. А в международном конкурсе участвуют люди, нацеленные на реализацию.

— Мы понимаем, что это будет долголетний процесс, проект не за два-три года реализуется. На каждый объект будет свой конкурс. Нет риска, что пойдет вразнобой, и получится что-то совершенно другое?

— Конечно есть и очень большой риск. Обычно контролирует проект заказчик, а его пока нет. Андрей Саввич курирует, и он, конечно, видит Международный Центр Олонхо, Театр олонхо. Поэтому руководство проекта пытается привлечь наше правительство, чтобы они больше внимания этому уделяли. Понятно, что у правительства на первом месте стоят  социальные задачи, и трудно выделить сегодня средства на такие грандиозные проекты. Но хочется надеяться, что наше правительство посодействует в этом проекте, потому что без его поддержки это точно превратится в частные объекты, когда каждый будет строить так, как ему заблагорассудится.

-  Поэтому хотелось бы, чтобы главный объект Международный Центр Олонхо был уникальным и подтягивал за собой остальное объекты.

— Да, был бы такой знаковый объект, как Театр оперы в Сиднее. Тогда можно было бы сказать, что цель достигнута. Будем надеяться, что тот, кто будет выбирать победителя, сделает достойный выбор.

Елена ЯКОВЛЕВА.