Главная » Статьи

«В Якутии такого нет»

27 февраля 2013 Просмотров 829

Но хочется надеяться, что если уж не автомобилестроительный, то креативный кластер в республике появится. Пока же понятие креативного кластера или кластера культурных индустрий в России не распространено, хотя подобный опыт есть в некоторых западных странах. Поэтому в коротком разговоре с исполнительным директором Ассоциации инновационных регионов России и создателем Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере Иваном БОРТНИКОМ речь шла о приоритетных направлениях в кластерной политике. Выхватить несколько минут у человека, который является одним из главных идеологов инновационной и кластерной политики в стране, представлялось сложным. На площадках Красноярского экономического форума он был в окружении жаждущих пообщаться с ним, но все-таки Иван Михайлович уделил нам несколько минут.

— В России с 2012 года действует Программа по поддержке территориальных инновационных кластеров? Какую поддержку оказывает государство?

— Есть такая программа, она запускается. Скоро будет принято постановление правительства, слава богу, оно согласовано. Есть определенные деньги, есть механизмы выделения этих денег, но они не всегда такие простые. Из 100 кластеров, которые были заявлены, выбрали 25. Но даже из этих 25 кластеров финансирование пообещали только 14.

Это территориальные кластеры, то есть на одной территории должны находиться определенные производства…

— Да, это территориальные кластеры, где, прежде всего, должны находиться производственные предприятия, университеты, малые и большие компании. Я считаю, что, лучший пример сегодня в России, это существующий IT- кластер в Новосибирске в районе Академгородка. Он, слава богу, развивался без поддержки государства. Он развивался в течение 20 лет, и там уже много игроков, много компаний, университет там завязан…

Для возникновения кластера должна быть уже сложившаяся традиция или можно начать на пустом месте?

— Все попытки заявиться с чистого листа… Этого точно не должно быть. Как говорится “green field”, когда там вообще и предприятий нет. Заявляются как? Есть предприятия, есть все игроки, но они никогда не кластеризировались. И когда существующие игроки пришли к выводу, что если они объединят усилия, то конкурентоспособность их продукта повысится, то появляется идея кластера. Хоть на 5%, но повысится, потому что они в общих интересах договорились между собой и запустили какую-то программу или по обучению, или по сертификации продукции, или по разработке какого-то продукта. Они все в это вкладываются, и вот здесь появляется иногда от них, а иногда от государства желание: а, подсобить кто-то может? Это тот случай, когда уже есть готовые игроки. Идеальный случай, как в Новосибирске, в Питере, в Калуге, когда эти игроки уже сами сгоношились, они не в первый раз решили, а уже так живут, и хотят дальше развиваться.

Обязательно ли должна быть поддержка местной власти?

— Я сейчас не хочу называть конкретные регионы, но иногда говорят, что “мы вроде как развивались, но вмешалась местная власть, и теперь у нас одни проблемы”. Появляется желание поуправлять, а когда еще появляются денежные потоки, появляется желание ими тоже поуправлять и поделить. Эти ребята говорят, что “у власти свои интересы, у нас свои интересы. Деньги им, а спрос вроде отсюда, и между нами деньги не перетекают. Нам в таком виде деньги не нужны. Мы кроме забот и хлопот от этого ничего не имеем”. Бывают такие случаи. Но в принципе, когда кластер есть и у него есть проекты, туда и входит государство с точки зрения содействия. Есть такое и в Германии, и во Франции. Но лучше всего, когда предприятия осознают что-то сами.

Несколько лет назад Вы были в Якутии. С какой целью приезжали?

— Я тогда приезжал как, исполнительный директор фонда (Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере). Интересовался компаниями, которые надо поддержать. Знакомился с этими компаниями, старался им рассказать, чем мы занимаемся, какие у нас есть инструменты.

Какие компании увидели?

— Мы что-то делали, но сейчас я разве помню.

— Вы ориентируетесь на малые компании?

— Не я ориентируюсь, а если вы поедете в любой зарубежный кластер, они вам дадут свой буклет, и там меньше ста компаний не бывает. Среди них может быть “Сименс”, иногда “Фольксваген”, хотя чаще всего региональный заводик или институтик какой-то, но есть еще 99 малых и средних компаний, где работают от одного до ста человек. Это 90% состава кластера. Вот в Якутии такого нет, но не только в Якутии. Есть большое подозрение, что даже в ряде кластеров, которые уже вошли в программу, есть только пчеломатки, а пчелок нет. Если пчелки есть и процесс идет, то ему посодействуют, но если этот процесс не идет, но надо этой пчеломатке под девизом “кластера” дать побольше денег, то это вызывает явное отторжение. А вообще, кластер – это кулак.

Елена ЯКОВЛЕВА.

Источник фото luchnik.ru/