Главная » Статьи

«В Якутске не хватает амбиций»

12 апреля 2013 Просмотров 1 044

Наше интервью с Джоном ХОКИНСОМ состоялось на шестой день его пребывания в Якутске. Мировая знаменитость, автор теории креативной экономики консультирует проект “Земля Олонхо” и это уже его вторая встреча с руководителями проекта. Первая была в Москве во время презентации “Земли Олонхо” в Гостином дворе. Тогда у нас тоже было интервью, но оно очень отличалось от нынешнего. Понятное дело, господин Хокинс не видел Якутска, не знал всей ситуации, поэтому разговор был отвлеченным. Сегодня все иначе. Наш британский консультант почувствовал колорит Якутска и понял – городу нужны перемены. Имея большой опыт работы с городами, попавшими в кризисные ситуации, он сразу отметил главную беду Якутска. И своим масштабным взглядом раздвинул границы проекта “Земля Олонхо” гораздо шире, чем видим мы сами.

hokins2— Господин Хокинс, Вы довольны той информацией, которую получили за эти дни?

— Я встретился со многими людьми, узнал многое о проекте, узнал об уровнях поддержки, поэтому у меня очень оптимистический настрой.

- На Ваш взгляд, сильные и слабые стороны проекта?

— Самая сильная сторона —  уровень поддержки проекта. Кроме этого, большой масштаб проекта и его необходимость. Якутску, действительно, нужно что-то подобное для развития. В городе много энергии, которую надо куда-то прилагать. Вы с этим согласны?

— Согласна. Но у части населения есть сомнения в необходимости проекта. Люди считают, что сначала надо покончить с помойками, построить детские сады, снести ветхое жилье…

— А разве нельзя заниматься этими вещами одновременно? В городе не хватает амбиций. Не хватает желания что-то менять, не хватает инфраструктуры.

В городе много мусора. Когда много мусора, когда дома дурно пахнут, то люди все время будут думать о мусоре. Если не будет воды — люди все время будут думать о воде. И поэтому Якутск опускается все ниже и ниже.

Вы очень изолированы. Многие молодые люди уезжают отсюда в поисках лучшей доли. Но ваше население стабильно, потому что люди переезжают в Якутск из деревень. Вам нужно сделать что-то, чтобы придать людям уверенность. Конечно, вы говорите, что надо убрать мусор. Это хорошо, но это только начало. Если власть города не может убрать мусор, то поменяйте ее. Сделайте здесь революцию. Делайте революцию каждые десять лет.

— Оранжевую, бархатную?

— Революция должна заключаться в том, чтобы очистить город от мусора, грязи. В этом отеле (”Тыгын Дархан”) я три дня пытаюсь заказать кофе в номер, но мне его никак не приносят. Что мы будем делать? Мы сделаем новый город, в котором все будет работать. Там будет освещение улиц, не будет мусора, будут очень хорошие детские сады, автобусы будут останавливается вовремя, дома будут находиться близко и это защитит вас от снега и холода.

— Якутск, который Вы увидели, внушает пессимизм?

— Это в русской традиции быть пессимистом.

- Я думаю, мы оптимистичны, раз занимаемся этим проектом.

— В целом русская литература говорит о том, что русские пессимисты. Я думаю, это часто бывает правдой. Но если люди осуществят проект, то они будут гордиться своим городом.

— Есть в Якутске потенциал, который можно раскрыть, реализовать?

— Атмосфера в вашем городе фантастическая. Я этого не могу доказать, но я это чувствую на уровне эмоций. Люди заняты, у них много идей, они получают поддержку от президента. Место возле университета свободное, и это эффективно для проекта. Я чувствую себя здесь очень комфортно. В университете я встретил умных людей, которые задавали очень умные вопросы.

— Проект сложен тем, что он соединяет в себе традиционную культуру и новые технологии. Приходилось Вам заниматься подобным?

— Все это должно развиваться параллельно.

— Но мы хотим, чтобы традиционная культура жила и развивалась в новых формах. Чтобы она развивалась в кино, дизайне, архитектуре…

— Да. Если вы занимаетесь дизайном, письмом, то всегда есть общие точки соприкосновения с креативной экономикой. Есть баланс между культурой и технологиями. Дайте мне один день. Завтра я буду сидеть один в номере, соберу мысли и все проанализирую.

— В Европе есть кварталы креативных индустрий. Есть такое и в Лондоне. Расскажите об этом.

— Они существуют уже сотню лет. Они все время меняются, приспосабливаются к новым условиям. Сейчас мы их называем не креативными кварталами, а технокварталами, потому что они имеют тенденцию к технологиям. У нас есть такой креативный квартал на северо-востоке Лондона. Они появляются органически, не по указу правительства, а по желанию людей.

Нам повезло, что в течение сотен лет у нас была свобода выражения, художники делали то, что хотели. Это и есть начало креативных кварталов, о которых вы говорите. Есть научные кварталы, которые традиционно связаны с университетами. Их очень много. Я могу привести сотни и сотни примеров, о том, как эти кварталы и кластеры объединяют людей и приносят пользу.

— Проект нашего кластера поддерживается правительством, президентом. В этом существенная разница с вашими креативными кварталами…

— Правительство может начать процесс. Но ключевую роль будут играть люди, которые будут жить и работать на этой территории. Люди могут вносить идеи. Но самое худшее, что может произойти, если они скажут — нам эта идея не нравится, мы от нее отказываемся, и давайте жить отдельно, как мы жили до этого. Но я надеюсь, что этого не случится, поскольку люди будут вовлечены в общую идею, в общую атмосферу творчества.

— Если вернуться к традиционной культуре и новым технологиям, которые воплотятся в проекте…

— Когда я читаю олонхо, то вижу описания страданий людей, и борьбу людей со своими страданиями и их надежду победить. В этом заключается суть проекта. Это и есть парабола. В том, что мы стараемся преодолеть трудности. Проблема в том, что якутский народ живет сейчас во всем этом разнообразии культур. Такого разнообразия народ никогда не видел, это что-то новое для вас. И теперь якутскому народу надо думать, как из всего этого разнообразия выходить... Народу нужен новый способ осознания всего этого. С этой точки зрения можно начать с олонхо, чтобы определиться, как выходить из этой ситуации. Большого греха нет в том, чтобы использовать олонхо, как начальную точку выхода из этой ситуации.

Когда люди живут в трудностях, когда много проблем, я понимаю, что они говорят – о, есть проблема мусора! Но кто-нибудь обязательно скажет – забудь про мусор, давай, пойдем вперед. Эта и есть моя задача в этом проекте, чтобы видеть и определять этот путь.

- Что Вы думает о глобализации и исчезновении традиционных культур?

— Национальные культуры выживают только тогда, когда выживают носители культуры. Культура выживет тогда, когда люди будут сильные и когда у них будет сильная экономика. Но культура это все, что вы хотите? Что касается меня, то я ценю свободу, красоту, способность встречаться с людьми, я ценю удовольствия, ценю семьи, ценю, что у детей хорошая жизнь, что у людей есть возможность работать. Все эти вещи так же важны, как культура. И если вы все время говорите, что культура самое важное, то вы становитесь в защитную позицию. Что культура дает лично вам?

— Моя журналистская деятельность связана с культурой. А вообще, понятие культуры у нас очень широко…

— Я думаю, есть много аспектов жизни, которые являются частью культуры. В проекте заложено много технологий, которые ничего общего не имеют с традиционной культурой. Культура и технологии — это очень большие ярлыки. Конечно, культура и технологии очень связаны, есть много точек взаимодействия. В Японии и Китае мы не рассовываем по разным ящикам эти понятия. В Якутии, конечно, было трудное время. Якутия сейчас хочет поддержать свою традиционную культуру.

Сохраняя эпос, вы хотите защитить свою традиционную культуру. Но этого недостаточно. Мы хотим сделать нечто больше. В этом заключается суть проекта, чтобы сделать больше, чем сохранить эпос.

— Ваша задача разработать инвестиционный план проекта. Сейчас уже можно говорить об этом?

— Я верю, что в инвестплане будет задействовано много людей. Невозможно сказать пока, сколько времени план будет вызревать. Может быть год-два. Какая-то работа уже началась по этому поводу.

- В последние годы Вы живете в Шанхае. Как часто бываете в Лондоне?

— Почти половину жизни я прожил в Лондоне. Живу рядом с площадью Пикадилли.

— Как человек креативный, что бы Вы хотели изменить в родном городе?

— В Лондоне ничего менять не надо, и так все хорошо работает. В Лондоне есть демократия. Это и есть самое главное – когда ты делаешь, что хочешь, говоришь, что хочешь.

— Меня, например, шокировало, что смерть Тэтчер вызвала бурю восторга. В Англии празднуют, — говорит переводчик Руслан Скрыбыкин.

А Вы как относитесь к ее смерти?

— Она была очень сильным политиком. Конечно, плохо праздновать смерть. Но когда Путин умрет, для кого-то это тоже будет праздником.

Беседовала Елена ЯКОВЛЕВА.

Фото Виктории НЕУСТРОЕВОЙ.

Для справки:

Джон Хокинс бакалавр искусств в области международных отношений и обладатель архитектурного диплома в области городского дизайна Архитектурной ассоциации, автор мирового бестселлера «Креативная экономика. Как делать деньги из идей». Хокинс является приглашенным профессором университета Линкольна (Великобритания), заместителем декана и приглашенным профессором Шанхайской школы креативности, где он возглавляет центр креативной экономики, приглашенным профессором Шанхайской театральной академии (Китай). Джон Хокинс является заместителем председателя Британского Совета экранных искусств (BSAC), членом Консультационного Совета по креативной экономике Организации объединенных наций.

BOP Consultants (Creativity Culture Innovation) – консультанты BOP, креативность, культура, инновации, это независимое исследовательское и стратегическое консалтинговое агентство. Агентство работает со стратегами, политиками и бизнесами для понимания процессов и увеличения потенциала культуры, медиа и креативности. Агентство стремится развивать научную и практическую деятельность в условиях глобальной экономики, когда экономическое развитие, возрождение, занятость, управления и технологии связаны с культурой и креативностью.

Основной сферой научных интересов Джона Хокинса является использование законодательства в области интеллектуальной собственности для креативной экономики. Джон Хокинс инициатор создания и директор «Адельфийской хартии креативности, инноваций и интеллектуальной собственности».

Джон Хокинс является директором компании Hand Made plc и принимает участие в руководстве компании HotBed Media Ltd.

Hand Made plc – компания, работающая в США и Великобритании, которая занимается приобритением, лицензированием и продвижением интеллектуальной собственности в области кино, телевидения и театра.

HotBed Media Ltd – телевизионная компания, расположенная в историческом квартале Бирмингема, бывшем Ювелирном квартале. Компания была создана в 200 году и является сегодня самой крупной независимой компании по производству сетевого телевидения за пределами Лондона.

С 1982 по 1996 год Джон Хокинс работал с такими медиа-гигантами как HBO и Time Warner1 , занимаясь телевидением для Европы в рамках этих крупнейших корпораций. Джон Хокинс занимал должность председателя Лондонской школы кино и являлся директором Международного института коммуникаций (IIC).