Главная » Статьи

Япония. Семь дней на островке разума. Часть 4

5 июня 2015 Просмотров 659

Называя Японию очень дорогой страной, люди нередко забывают о том, что для туриста это страна очень широкого выбора. Он может устроиться в одноместном номере со всеми удобствами в Токио за 1 780 рублей в сутки и в самых люксовых апартаментах. Уверена, что эконом отель будет сверкать чистотой, а обслуживающий персонал будет вежлив, как в 5-звездочном отеле. Есть у японцев правила, которые мало зависят от денег. К ним относятся вежливость и чистоплотность. Где бы мы ни оказались – на окраине, в дешевой закусочной, везде люди вежливы и везде чистота.

Эти национальные черты делают пребывание в Японии особенным. Можно догадаться, каким трудом это достигается, а праздный гость не замечает и сотой доли трудов японцев. За все семь дней я ни разу не сталкивалась в коридорах отелей с уборщицей, а в своем номере — с горничной. Но возвращаясь в отель понимала, что эти невидимые люди выполнили свою работу.

В целом, ни в Токио, ни Йокогаме мне не приходилось наблюдать за работой дворников и уборщиц. При этом везде и все сверкает. Может, сами японцы не нуждаются в том, чтобы за ними убирали. Никто не ест и не пьет на улицах, а если и появился какой-то мусор, то несут его домой, потому что урны есть только в местах для курения. Только на туристических улочках Эносимы праздные толпы людей ели и пили, но куда они бросали обертки и пустые банки, я так и не поняла. Наверное, тоже уносили домой, как я принесла в гостиницу пустую банку из-под сока.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Островок Эносима находится на восточном побережье Тихого океана в 300 метрах от берега и соединяется с древней столицей Камакурой двумя мостами – пешеходным и автомобильным. Это место запало мне в душу не меньше, чем Токио. И это понятно – присутствие океана не сравнимо ни с чем.  Кажется, неправдоподобным, когда едешь по автостраде, а между машиной и океаном пешеходная мостовая и по ней идут люди, бегут или гуляют с собакой. Ты говоришь себе – надо запомнить этот момент, но тебя отвлекает что-то другое, и уже дома вспоминаешь ту картинку, в которой есть что-то киношное, не настоящее. Все, что находится рядом с океаном берет от этой субстанции свою долю красоты. Деревья, храмы, дома, машины, асфальт овеяны и пропитаны океаническим воздухом, не говоря уже о людях. Они-то явно приезжают сюда надышаться этим воздухом, набраться энергии. Я начинаю понимать, откуда у японцев столько созидательной энергии, такая страсть к творчеству и… к чистоте. Воздух этой стихии очищает. Когда я увидела на Эносиме эту картинку, меня поразила ее яркость и чистота. Это какое-то воплощение образцового сосуществования природы и человека.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

На Эносиме мои попутчики ушли в дельфинарий. Я не любитель зоопарков и прочих заведений искусственного содержания животных. Моему настроению соответствовала расслабляющая атмосфера этого островка, когда-то возникшего из вулканической лавы. К счастью, здесь не соорудили Колесо обозрения, аттракционы или Статую Свободы. Чувство прекрасного и вкус не изменяют японцам. И надеюсь этот остров не испортят в угоду прибыли и маскультуре. Всему свое место.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

На этом курортном островке, окружность которого составляет всего 4 километра, можно увидеть буддийский храм Рюкодзи с головами драконов, самую большую в Японии гавань для яхт и даже могилы посланцев Хубилая. В XIII веке по приказу императора на острове казнили посланцев монгольского хана, который потребовал покорности от властителей Японии. Могилы я не видела, но эта история напомнила о том, как близко большая земля и с какой настойчивостью японцы берегут свою изоляцию и идентичность. Даже будучи открытыми миру, они не слишком расположены впускать чужеродное.  Мультикультурализм по-японски проявляется лишь в явлениях культуры, которые они переделывают на свой лад. Людей не японской наружности я видела очень редко, и одним из них был наш гид. Он живет здесь с 1991 года, но видимо, до сих пор не может привыкнуть к некоторым свойствам японской натуры. Я замечала, как его раздражает нерасторопность японцев на дорогах. Здешние водители очень неспешно трогаются с места на разрешающий свет. Выждут секунду-другую, видимо, чтобы не слишком приближаться к впереди идущей машине. Поэтому на их дорогах нет сплошных потоков – все сохраняют дистанцию. Впрочем, как и люди в очередях или при входе в вагон электрички.

Но на Эносиме мало машин. Зато немало жилых домов, которые принадлежат здесь состоятельным людям.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Как и везде в Японии здесь много еды, она повсюду и, наверное, это единственное, что не слишком мне пришлось по вкусу. Хотя меня впечатлили слова гида о том, что Япония на 100% обеспечивает себя продуктами питания. Это несмотря на то, что около 80% населения живут в городах и чуть более 6% в сельской местности. Но оказавшись на неделю в другой стране, ты понимаешь, что сложнее всего менять пищевые привычки. Поэтому питалась итальянской кухней, благо ее в Японии много. Просто, вкусно, недорого и главное, знаешь что ешь.OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Во второй половине дня люди идут сюда беспрестанно. Многие приезжают на поезде из других городов, есть, наверное, и жители Камакуры, которая простирается по побережью бухты Сагами. С острова видны ряды многоэтажных домов, за которыми прячется древняя столица Японии. Мы были в Камакуре в первой половине дня, и этот однодневный вояж, вместивший сразу столько мест, позволил ощутить размеры этой страны. Не слишком ранним утром выехали из Токио, прибыли в Камакуру, гуляли по ней, заехали на несколько часов на Эносиму, продолжили путь в Йокогаму и добрались туда за полчаса. На всем пути ни одного необжитого, необустроенного человеком пространства.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Конечно, есть в Японии оазисы природы, и они открывались красивейшими горными массивами под крылом самолета. Это был словно преднамеренный маршрут полета, который демонстрировал японские пейзажи, и все виденное в кино, прочитанное в книгах оживало и превосходило по красоте твои представления и ожидания. Именно в такие горы с пышными криптомериями уходила старуха в «Легенде о Нарайаме». В долине таких гор, где-то заснеженных, а где-то сочно-зеленых обитал загадочный Человек-Овца.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Завидев на улочках Камакуры старух, я как папарацци устремлялась за ними, но от вида фотоаппарата старухи в кимоно прятались в своих лавках. Не хватало наглости гнаться за ними или заходя в лавку наводить на них вездесущий объектив. Японцы даже не любят долгого взгляда. Но в этом я себе не отказала, когда в одной лавке увидела прямо-таки кадр из старого кино – в полутьме две пожилые женщины плели корзины, и все было в таких темных, мрачных тонах – кимоно, корзины, старый стол, их загорелые лица и руки, что казалось странным такое соседство с другими лавками, где витрины и вещи сияют чистотой цвета и свежестью.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Эта пожилая женщина зазывает в свою лавку и не бежит от объектива. Она с заученной певучестью что-то повторяет, и выглядит очень артистической натурой со своей лохматой таксой. В лавке всякая дребедень – бусы, браслеты, вазочки, шкатулочки, все старое, при этом явно неантикварное.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Но все это продолжение былой истории Камакуры, которая с 1192 по 1333 год была столицей Японии. Это старый самурайский город, бывшая военно-чиновничья столица страны, о чем напоминает аллея молодого Принца, заложенная еще в те времена. Она тянется от самого побережья к красивейшему холму, поросшему сакурой и криптомериями. Мы шли по этой аллее, еще не зная об ее прошлом, но видя перед собой холм и вписанный в него храм. Было трудно проникнуться историей среди людских потоков и уличной торговли.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Ничто не напоминало о самурайских подвигах и дзен-буддийских отшельниках. Первых давно уже нет, если с исчезновением сословия исчезает дух. Вторые живут в монастыре этого храма, и, наверное, синтоистские духи обитают в каждом дереве и камне этого места.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Непросто выговорить, а тем более запомнить – Цуругоака Хатимангу. Но когда узнаешь, что это Журавлиный Холм, то понимаешь, что эта птица всюду притягивает к себе философов, поэтов и ценителей прекрасного.

Жаль, что туристу в такие моменты все органы чувств заменяет фотоаппарат, и он щелкает-щелкает, а потом начинает сомневаться – может, не стоило тратить драгоценные минуты на это щелканье? Разглядывая сейчас этот пруд и детский сад рядом с ним, думаю, что стоило. Потому что так много интересного прошло мимо объектива, а стало быть сотрется из памяти.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

В Йокогаму мы ехали с особенным настроением, которым делился гид. Он жил в этом городе и называл его любимым в Японии. Здесь у него был свой участок с огородом, где он выращивал овощи для борща. Еще был «крузак», и благодаря ему он был йокогамской знаменитостью. Почему? – спросили мы. «Потому что японцы не ездят на крузаках по городу, на них ездят только идиоты. Я был единственный», — засмеялся гид.

С таким настроением мы въехали в Йокогаму, куда, конечно же, надо подплывать на белоснежном лайнере. Когда мы увидели огромный пассажирский лайнер у причала почти в самом центре города, то восторгам не было предела. Международный портовый терминал Осамбаси находится не где-нибудь на окраине, а в точке схода двух центральных улиц. Это намеренный архитектурный эксперимент – соединить гавань с главным городским променадом и смешать в нем морских пассажиров и местных жителей. Правда, на следующее утро, когда я направилась туда для променада публики почти не было. Воскресенье, 10 утра. Морские пассажиры еще спали после круиза, а местные только-только выбирались на улицы.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Но все равно я оценила этот фирменный стиль Йокогомы, который разрушает традиционное представление о вокзалах и портах, как обособленной территории. Особенно понравилось здание терминала, верхняя часть которого напоминает огромный лайнер. Вчерашнего лайнера уже не было, зато подальше стояли мелкие суда, в которых я разбираюсь, как в китайской грамоте. Одно кстати китайское.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Йокогама контрастирует со всем увиденным ранее. Это не Токио и тем более, не Камакура. Ощущение, что находишься в западном городе. Архитектурная эклектика и свободные пространства между зданиями – лишь видимый глазу след, оставленный американцами. В 1859 году Япония после двух столетий изоляции открылась миру и произошло это здесь – в бывшей рыбацкой деревушке. Из множества исторических фактов меня зацепило то, что одновременно с отменой изоляции в Японии была отменена смертная казнь за общение с иностранцами. Американцы получили самое большое преимущество в торговых отношениях с Японией, чем и объясняется появление жилых кварталов не японского вида.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Все это уцелело, несмотря на разрушительные бомбардировки американцев в 1945 году, в которых погибло более 14 тысяч человек и разрушено около 80 тысяч зданий. В этих местах я наткнулась на лошадь и мамонта.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Тогда еще я не знала, что в этом выставочном центре в июле 2013 года состоялась крупнейшая выставка «Мамонтенок Юка». В экспозиции, которую организовывали и наши ученые были представлены туша шерстистого носорога, останки древней лошади и много других палеонтологических находок. Но мамонтенок Юка был главным персонажем, а успех выставки превзошел все ожидания. Рассчитывали на 300 тысяч, посетителей было более 330 тысяч.

В тот момент я не знала всех этих фактов, но догадывалась о мамонтовой выставке и удивлялась любви японцев к этим ископаемым. На ЭКСПО-2005 в Японии наш мамонт тоже был вне конкуренции. Однако не мамонта ради я приехала в Йокогаму, поэтому двигаюсь к Минато Мирай. «Порт Будущего» так переводится название этого района, и во всех туристических анонсах он преподносится, как главная достопримечательность Йокогамы. Это действительно так. Особенно если смотреть издалека – картинка впечатляет.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Если окажешься в этом районе, тоже не разочаруешься. Небоскребы кружат голову, и голова уже полностью во власти ног, которые несут тебя от одного небоскреба к другому. Ведь в каждом из них не только роскошные отели, но и торговые центры. Токио оказался слишком хорош, чтобы растрачивать его на магазины. Поэтому черная дыра с яркими витринами и бесконечным выбором затянула меня, забрав время и силы. Забыты Чайна-таун, Ямасита парк и другие районы города, которые так и остались белым пятном.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Сидя к концу дня под небоскребами и жалея о потраченном времени, я смотрела на вершину глыбы Land Mark Tower и думала о тех, кто живет в роскошных апартаментах Royl Park отеля. С 300-метровой высоты вся эта суета, в которой пытаешься и тряпки купить, и к дзен-буддизму прикоснуться, и психологию понять, и архитектуру с дизайном объять – наверное, выглядят бестолковой тратой времени. Если я не могу себе позволить роскоши жить на этой вершине и не одну неделю, а две, то позволю себе роскошь тратить время осмысленно и делать то, что действительно хочется. А хотелось одного – уехать из Йокогамы в Токио.

Но надо отдать должное Йокогаме. Хотя она оставила меня равнодушной, все же это очень красивый и комфортный для жизни город. Сюда в самый раз приехать нашим архитекторам, дизайнерам, ландшафтникам и посмотреть, как используется дерево в городской среде. Здесь я увидела здание, напомнившее слова казахского архитектора Бека Ибраева (участник конкурса на проект «Земля Олонхо») о том, что японцы строят дома из бетона с имитацией дерева.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Не только деревянные элементы, но и это пространство досуга очень ново для нас. Прямо на улице стоят столы, за которыми люди читают, пишут, общаются. Ощущают себя частицей социума, чтобы не пополнить ряды хикикомори. За стеклянной стеной сидят любители Starbucks coffee, которым кафе предлагает еще и духовную пищу. Здесь все образцово. Здесь Япония демонстрирует свое процветание и благополучие, которое ощущается в размеренности воскресного дня и в безмятежной семейной паре, катящей коляску с собачкой. Другая, видимо, подросла.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Но на следующий день я уеду в Токио. Тем более, что на электричке JR-line от центра Йокогамы до центра Токио всего 40 минут. Я буду гулять по Синдзюку и эти лепящиеся друг к другу дома с потоком людей будут напоминать о стихии и энергии токийской жизни, которая есть главная достопримечательность Японии. Вечером буду возвращаться в переполненной электричке среди служащих, расползающихся из центра Токио по всем ее агломерациям, засыпающих на ногах, уткнувшихся в гаджеты, не глядящих друг на друга. Одна я буду разглядывать эту толчею, гадая, насколько высокопоставленны эти ухоженные мужчины в дорогих костюмах, которые сидят на них как одежда casual – никакой скованности или важности. Одна лишь элегантность, которая подчеркивается часами, портфелями, галстуками, а у некоторых — невероятными стрижками. Женщин в этой толчее совсем мало, и они хороши, но не затмевают своих мужчин. В этом набитом вагоне я наконец пойму, в чьих руках Япония и почему она процветает.

Елена ЯКОВЛЕВА. Фото автора.