Главная » Статьи

«Земля Олонхо» — между Востоком и Западом

14 апреля 2014 Просмотров 763

Насколько реален проект «Земля Олонхо»? Для части якутян и особенно жителей столицы этот проект сегодня выглядит фантастическим в силу своей масштабности и затратности. Представляя картину грандиозного комплекса, многие оперируют художественными образами, которые с трудом вяжутся с картиной нынешнего Якутска. Поэтому эмоции тут же отметают эти фантазии и образы, какими бы привлекательными они ни были, как бы ни хотелось в реальности ступить на территорию, где как описывал Ойунский, хрустальные дворцы засверкают, прозрачные улицы заблещут, разные деревья и травы вырастут…

Я не случайно начала так пафосно, говоря о семинаре, который прошел в конце прошлой недели для финалистов международного архитектурного конкурса на проект «Земли Олонхо». Семинар вдохновил. Вдохновили участники, среди которых были архитекторы, дизайнеры, специалисты, разрабатывающие инновационные продукты, и эксперты. Последние умеют соединять образы с реальностью, желаемое с возможным, но самое главное, дать возможность посмотреть на себя на стороны. Варясь внутри своего небольшого сообщества, трудно оценить все действия, которые предпринимаются порой хаотически, непоследовательно и без каких-либо идейных содержаний. Как сказал наш гость известный казахстанский архитектор Бек Ибраев, только озаренный может понять смысл и суть комплекса. Он сказал это на мою реплику, что не все у нас понимают идею «Земли Олонхо». Бек Ануарбекович привел в пример суфийскую притчу о слоне, которого темной ночью привели в деревню. Один любопытный хобот потрогал, другой — ногу, третий — живот, четвертый отщепнул кусок кожи. Когда у этих смельчаков спросили, что такое слон? Один сказал, что это змея без костей. Другой, что — это столб, третий начал говорить о кожаном мешке, наполненном жидкостью. Вмешался четвертый утверждая, что слон – это хвост от осла. «Все четверо говорят правду, но можно иметь сто правд и не увидеть слона. Только тот, кто свечку зажжет, кто озарен, тот увидит слона» , — говорит Бек Ибраев.

IMG_0963

На мой прямой вопрос, кто же этот озаренный применительно к «Земле Олонхо», мой собеседник улыбнулся и ушел от ответа. Но в контексте нашего проекта, и приезда этого человека, который проектирует и возводит сакральные сооружения и комплексы не только в Казахстане, но и в других азиатских странах, можно понять, что «Земля Олонхо» привлекла его глубоким содержанием и потенциалом, который еще предстоит нам осознать.

Нисколько не лоббируя чьи-то интересы, привожу слова казахского архитектора, чтобы показать разброс мнений участников семинара на якутский проект. Евразийское сообщество архитекторов иногда ставило в тупик, когда трудно было ответить на вопрос – есть ли интернациональная архитектура, которая устроила бы якута, русского, испанца, казаха, итальянца и голландца? Или в поисках универсального и рационального мы смирились с хрущевскими коробками? В лучшем случае мечтаем о коробках из стекла и бетона, хорошо бы качественного.

Эти два дня встряхнули не только якутских архитекторов, но и людей иных профессий, побывавших на семинаре. Главная мысль, которая охватывала на каждой минуте выступления гостей и хозяев, — что-то должно сдвинуться в пространстве нашего города. Это несмотря на то, что Якутск не упрекнешь в сонности и инертности. Как заметил известный российский архитектор Сергей Непомнящий, «Якутск очень динамичен, идет активная регенерация ткани города…» Действительно там и тут строят, копают, попутно ломают, что-то рушится само по себе и наконец все тает, образуя какую-то дикую стихию. Особенно ярко это бросается в глаза, когда рядом гости из столиц и зарубежья. Какая-то хаотичность ощущается в нашем пространстве. Многое делается без ясного осмысления, без далеко идущих планов, из одной лишь сиюминутной потребности. Как будто не живем, а выживаем, довольствуясь вторичным – пусть будет торговый центр, ночной клуб и таун-хаус, понимая, что все равно это будет хуже, чем в Москве и Риме. Лучше будет только то, что придумано самими, что выросло из собственного сознания и связано с корнями. Как сказал, соратник нашего проекта, московский эксперт Сергей Журавлев, «россияне — нация, которая не умеет копировать и подражать. Прямое копирование плохо получается. Мы нация, которая изобретает свое».

IMG_0981Но в Якутске мы пока еще ничего не изобрели и не придумали своего. Есть здания, которые получали дипломы на российских архитектурных конкурсах, за которые не стыдно перед гостями Якутска. Но они сделаны по универсальным лекалам. Просто не было возможности проектировать свое, в котором соединились бы наша уникальность и мировые достижения архитектуры. Когда представитель архитектурной мастерской Михаила Хазанова Матвей Богданов говорил о созданном ими проекте музейного комплекса нефти в Баку, то модное слово «креатив» сразу обрело смысл. Это тот самый креатив, когда местное, абсолютно привычное, рутинное, никак не связанное с творчеством — какое творчество может быть в нефтяных скважинах — осмысляется креативно. По распоряжению Ильдара Алиева на месте нефтяных разработок в черте Баку появится уникальный бренд. В этом комплексе будут научно-исследовательский центр нефти, конгресс-залы, зоны для экспонатов нефтяной промышленности под открытым небом, кинозал-мультиплекс, детский музей, интеллектуальный клуб, библиотека, гостиница, ресторан, кафе, сувенирный магазин и торговый центр. И конечно, зеленая зона, которая компенсирует урон, нанесенный природе.

Очень напоминает наш комплекс, с той лишь разницей, что у нас не нефть, а олонхо. Нефть и алмазы мы пока еще не рассматриваем в качестве полноценного бренда, заслуживающего музейного комплекса. Возможно, когда-нибудь в Мирном появится вокруг трубки «Мир» комплекс с креативным наполнением, и это даст новый импульс для города и позволит рассматривать Мирный не только, как добывающий, но и как культурный центр. Если уж честно говорить, то подобный памятник нефти или алмазу может появиться, когда деньги от этих ресурсов поднимут благосостояние республики, когда не только территория «Земли Олонхо» будет зоной процветания, но вся столица алмазного края будет соответствовать громкому имени.

А в Баку сразу захотелось поехать. Потому что это удивительно и необычно — сводить в единое нефтяные вышки и интеллектуальный клуб. И если обычный посетитель с удовольствием посидит в кафе и получит представление об источнике благосостояния Азербайджана, то для архитектора подобные проекты – всегда вызов. Почти все архитекторы- участники семинара говорили, что их привлекла необычность якутской идеи. Владимир Коновалов из нидерландской компании Mecanoo признавался в разговоре, что увидев на одном из архитектурных сайтов информацию о конкурсе, был очень удивлен. Его зацепила идея, в которой эпос, мифология могут стать отправной точкой для целого комплекса. «Это не отдельный музей и не отдельный финансовый центр, а здесь все должно соединиться». Почти тоже самое говорили Илья Ерышев, представляющий московский офис компании «Arup&Partners», и Вера Бутко, руководитель московского архитектурного бюро «амАтриум».

IMG_0905

«В современном мире информации эмоции имеют значение, не меньшее, чем бизнес-планы. И если вы не удивите, не убедите мир своим олонхо, то никаких инвесторов не привлечете», — эти слова эксперт Сергей Журавлев адресовал профессору Виктору Михайлову, когда он спросил у него, как привлечь инвестиции и можно ли заинтересовать инвесторов красивыми рассказами об олонхо, художественными образами о комплексе…

Это как раз к тому, что первый шаг сделан. Необычность идеи, уникальность проекта привлекли достаточное количество архитекторов. 15 консорциумов из разных стран сделали заявки и теперь 10 участников создадут эскиз-проекты, которые могут сыграть большую роль для привлечения инвестиций.

Эти два дня прошли очень насыщенно. В четверг консорциумы-финалисты презентовали в Саха театре свои компании, побывали на территории будущего комплекса, съездили в Хангаласский улус, где в селе Чапаево Андрей Борисов познакомил их с Домом Олонхо. Андрей Саввич прямо-таки заражал и заряжал гостей своей идеей, вдохновляя их пробираться за ним по мокрому снегу и слякоти антенного поля. Здесь они вместе с директором проектной компании Леной Федоровой описывали будущие объекты, знакомили с организацией пространства у древних саха. В Чапаево гости восторгались лошадьми, испивали из чоронов напитки, угощались оладьями в Доме Олонхо. Большинство из них были впервые в Якутии, и как полагается говорили о чистом воздухе и синем небе. На вопросы об облике Якутска тактично уклонялись, иногда отмечали активное строительство или компактность. Судя по всему, деревня им понравилась больше. Гостеприимные октемцы одели свои национальные костюмы, украсили клуб саламой, радовались и танцевали вместе с артистами Театра Олонхо. В промежутках между алгысом и олонхо в исполнении Николая Баишева Андрей Саввич говорил о своем детище, которое с этого дня отдано в руки архитекторов. Его голос буквально летел под высокий купол и призван был убедить в главной мысли – придя в торговый центр, посмотрев кино, зайдя в кафе, посетитель «Земли Олонхо» не должен забыть о Дворце Олонхо. Комплекс должен быть спроектирован так, чтобы все дороги вели туда.

IMG_0951

Фигура парящего орла, трогательно водруженная на купол Дома Олонхо, провожала нас из Чапаево. В этом орле, отлитом видимо из бронзы, воплотилось все противоречие, раздирающее сегодняшнюю якутскую традицию. Когда хочется сказать, что это китч и трэш, но не можется, потому что это сакральная фигура, символизирующая тотем хангаласских якутов. И так почти во всем. От национальных костюмов, сшитых из кислотной китайской органзы до разноцветных фарфоровых чоронов. Как все это будет выглядеть через 20-30 лет? Сформируется ли новый якутский модерн? Именно это словосочетание произнес Сергей Журавлев во время своего выступления перед деятелями якутской культуры и архитекторами.

Два дня Сергей Евгеньевич говорил о проекте, и, пожалуй, это была самая интересная часть семинара. Известный эксперт с 2010 года сотрудничает с нашим проектом, а в конце марта руководитель проекта «Российский дом будущего» Рейтингового агентства «Эксперт» побывал со своими коллегами в Якутске, чтобы провести интервью с интересантами «Земли Олонхо». Так именуют людей, потенциально заинтересованных в комплексе. Среди них министры, мэр города, ученые, владельцы гостиниц, ресторанов, кафе, резиденты Технопарка. Всего 30 человек, которые ответили на 27 вопросов. Для наших реалий это совершенно новый подход, когда экспертная оценка проводится профессионалами, работающими с такими проектами, как Сколково, как план расширения Москвы или новая модель закрытого «ядерного» города Заречный.

IMG_0987

Специальные методики, опыт, собранный материал, эмоциональное восприятие — все это вкупе дало интересную картину о Якутске и его жителях. Как говорит сам Сергей Евгеньевич, они сделали ряд гипотез о проекте, который основан на мнении его жителей и статистике. Что больше всего заинтересовало меня — это вывод о том, что платежеспособность жителей Якутска выше, чем совокупная стоимость товаров и услуг на местном рынке. Город не может удовлетворить наши потребности в развлечениях, товарах и прочих услугах. Говоря об этом, Сергей Журавлев делает акцент на слове «качественный». Действительно, разве люди не копят деньги, чтобы потом уехать в отпуск и тратить накопленное в Таиланде, Москве, Италии? Таких людей будет все больше, и возможно в будущем некоторые навсегда покинут Якутск. Потому как здесь мало не только качественных товаров и услуг, но и качественной среды. «Запрос на качество среды очень высок», — с этим трудно не согласиться. Так же, как не согласиться с тем, что многим не нравится качество жилья.

Продолжая говорить о доходах, эксперт пришел к мнению, что горожане тратят деньги в первую очередь на насущное – продукты питания, одежду, коммунальные расходы… и только последние строчки занимают образование, рестораны, кафе. Доходы вроде позволяют, но нет привычки или качество не устраивает. Это несмотря на то, что людям, а их Сергей Евгеньевич тоже называет экспертами, не хватает впечатлений.

— Очень важен посыл на эмоции. Речь не идет о развлечениях. Город небольшой и не хватает впечатлений. Хотя есть свое кино, театр, но есть запрос на новый якутский дизайн и новый стиль жизни. Расцвела традиция в самых разных видах. Реставрация культуры состоялась, а вот ее современного прочтения пока еще нет. Мы видим якутские спектакли, кино, мультфильмы. Преподносится интересно. Но есть запрос, если хотите, на якутский модерн, — сказал эксперт, озадачив деятелей культуры якутским модерном.

На главный вопрос о том, что такое «Земля Олонхо», наши интересанты чаще всего произносили фразы – огромный, грандиозный, многофункциональный, комплексный, культура, театр, этнография, креативный, инновации, пространство, где можно проводить время... Многократность произносимых слов позволяет аналитикам сделать вывод, что есть очевидная необходимость в таких вещах. Очень часто звучала приставка «евро», за которой скрывалась потребность в высоком качестве.

Интересной оказалась раскладка по объектам и функциям комплекса. Здесь якутские эксперты на первое место ставят «туризм и этнику», затем следует «торговля», третью позицию занимает Дворец Олонхо, затем идут «медиацентр», «здоровье и спорт», «детский центр», «гостиница», «финансовый центр» и на последнем месте «жилье». Как говорит Сергей Журавлев, люди очень гордятся своей культурой, но эта гордость не вполне удовлетворена. Поскольку туристский потенциал у республики очень низкий. Все оценки показали, что спрос в основном внутренний и продать туристский продукт, чтобы он окупился, невозможно.

При этом люди считают, что продвижение образа Якутии должно идти через олонхо. «Все, что мы имеем нужно показать миру, и олонхо заслуживает чего-то масштабного, чтобы привлечь внимание», — примерно так высказывались местные эксперты. Из чего московский эксперт делает вывод, что содержание «Земли Олонхо» должно быть максимально полезным и прикладным.

Говоря об объектах комплекса, Сергей Журавлев дал оценку по заполняемости. Максимальная посещаемость достигнет 20 тыс. человек в день и это будет в зимнее время. Количество персонала от 3 до 6 тыс. человек, не считая работников офисов. Подсчитана и средняя стоимость чека на человека – 2 тыс.рублей.

Рисуя картину будущего комплекса мы видим несколько основных объектов – Дворец Олонхо, это так называемый Многофункциональный социо-культурный центр; Технопарк; кампусы СВФУ; Срединное пространство – единое крытое пространство на 300 тыс.кв. метров. «Это то окупаемое пространство, где разместится сервисный комплекс», — говорит Сергей Журавлев, подчеркивая бурный рост города. По оценкам москвичей через 20 лет население Якутска достигнет 500 тыс. человек. Конечно, было интересно услышать, во сколько все обойдется. «Все, что потребуется горожанам, может окупиться на сумму в 21 млрд рублей. Такова общая себестоимость строительства комплекса», — сказал эксперт. Это при цене 62 тыс.рублей за кв.метр. Цена продажи коммерческих объектов не ниже 75 тыс.рублей за кв.метр. Общая площадь застройки 83-330 тыс.кв метров.

Сергей Журавлев предостерег будущих участников проекта от искушения застроить все жильем. Можно пойти таким путем и все продать. «Надо искать золотую середину и очень осторожно подходить с жилыми объектами», — сказал он, добавляя к этому и другие факторы искушения. Если «Земля Олонхо» начнет строиться, то его коммерческая стоимость еще возрастет. Главное, не превратить все на продажу. Чтобы сохранить управляемость комплексом, вполне подойдет и аренда. Неуправляемый процесс может свести на нет культурное содержание территории.

Москвичи спросили у наших экспертов о потенциальных инвесторах. Вопреки ожиданиям услышать о сырьевом секторе, в первую очередь услышали о строительном бизнесе. Затем говорили о среднем и малом бизнесе, в третью очередь был назван сырьевой и финансовый сектор. Потом уже вспомнили о федеральном и региональном финансировании. «Люди не верят в государственный бюджет. Нет инвестиционного ожидания и от крупных игроков», — приходится согласиться с мнением Сергея Евгеньевича. Несмотря на это, одна треть опрошенных готова сами инвестировать в проект, вкладывая 10-15 тысяч рублей в пакет акций.

Чем может обернуться строительство «Земли Олонхо»? Кроме инвестиционной и туристической привлекательности другим аргументом может стать увеличение населения Якутска.

— Развиваются только те города, в которых растет население. Поэтому ваш неубиваемый аргумент – это потенциал роста населения. Этот аргумент является ключевым и для инвестиционной привлекательности. Ваши эксперты говорят, что оттока из Якутска нет. Но это не значит, что нет оттока квалифицированных кадров. Молодежь уезжает, и есть угроза квалификационного истощения. Строить комплекс необходимо. Это даст гораздо больше, чем строительство по городу распыленно, традиционным методом. У Якутска появится диверсификация экономики за счет технопарка и креативного сектора. Это постиндустриальная экономика, в которой ключевую роль играют культура и качество образования.

После выступления Сергея Журавлева архитекторы интересовались у него, кто может строить комплекс – местные или приезжие, какова логистика доставки стройматериалов. Деятели культуры настаивали на вопросе, как будут сосуществовать торговля-бизнес и культура-духовность? Свои сомнения на этот счет высказывал директор Русского театра Александр Лобанов. «Найдется ли место Верхнему миру в этом комплексе, где нетрудно сделать Средний и Нижний миры, а вот как будет выглядеть Верхний?» — интересовался директор художественного училища Кирилл Гаврильев. Директор Музея хомуса Николай Шишигин рассказывал о фигуре Иисуса над облаками Рио-де-Жанейро, словно отвечая на вопрос Гаврильева. Но вместо Иисуса он видел хомус, звуки которого раздавались в космосе. О чем директор музея поведал Сергею Журавлеву.

IMG_0977

После всего этого хочется согласиться с тем, что мы живем в геопоэтическом пространстве, которое вопреки пространству геополитическому утверждает разнообразие и сложность мира. Если б не было геопоэтики, то не было бы многих ярких культур, цветущих в самых разных частях и окраинах мира. Парящий над облаками Иисус не появился в Италии или Германии. Он появился в Бразилии, как причудливый гибрид пограничного сознания, существующего между христианством и идолопоклонством. Сегодня это бренд, но вряд ли такой прагматичный подход заставил бразильцев возводить колосс. Так же как Калевала — сегодня уникальный бренд Финляндии, сыгравший значительную роль в становлении самосознания нации. Культурное самоопределение – основа геопоэтики, согласно которой особенности места имеют решающую роль и могут дать стимул для успеха. Станет ли «Земля Олонхо» успешным проектом? Тут важно, найти золотую середину между идеализмом и прагматизмом. В противном случае есть опасность строить воздушные замки и жить мечтами или превратить эту землю в коммерчески выгодную территорию банальных построек.

И еще важно выдержать баланс между мнением архитектурного сообщества. Проще говоря, между архитекторами, представляющими западные и восточные традиции. Это очень сложно, поскольку нередко мы находимся в плену у стереотипов, и один из них о том, что Запад навязывает миру глобализацию, унификацию, бездушный технократизм, а Восток живет в гармонии с природой и своими уникальными ценностями. Но современность показывает, как созерцательные юго-восточные народы громоздят в своих городах каменные джунгли, а трендом европейских городов становится экология и натуральность. В этом разнообразном мире всегда есть место уникальному, и мы надеемся в конце сентября увидеть такие проекты и не ошибиться в выборе.

Елена ЯКОВЛЕВА.

Продолжение в следующих публикациях.